№7, 1982/Обзоры и рецензии

Слово взыскательное и поощряющее

Йонас Ланкутис, Этюды о Юозасе Грушасе, Вильнюс, «Вага», 1981, 310 с. (на литовском языке).

В культурной жизни сегодняшней Литвы Юозас Грушас – одна из самых заметных фигур. В литературе он работает уже более полувека (дебютировал еще в 20-е годы), опубликовал около двух десятков драматических произведений, несколько книг прозы. Его драмы «Любовь, джаз и черт», «Тайна Адомаса Брунзы», «Цирк», роман «Карьеристы» известны за пределами Литвы, хотя, к сожалению, всесоюзный читатель не имеет возможности в полной мере представить масштаб таланта этого замечательного художника.

Самобытность творчества Грушаса, для которого характерны острая конфликтность, философская насыщенность, интеллектуальность, и его популярность у читателя в не меньшей мере обусловлены этическим максимализмом писателя, торжеством духовного начала, чутким проникновением в психологию человека, в его подчас исполненные трагизма переживания на сложных перепутьях сегодняшнего мира. В творчестве Ю. Грушаса гуманистические традиции литовской классической литературы органически сплавлены с проблемами и художественными исканиями современности.

О Ю. Грушасе в литовской критике написано немало. Однако «Этюды о Юозасе Грушасе» Йонаса Ланкутиса ожидались с особым интересом: никто так внимательно не следит за творчеством писателя, как автор рецензируемой книги. Начиная с 1955 года, с рецензии на постановку пьесы «Дым» в Паневежисском драматическом театре, авторитетное слово этого критика и литературоведа сопутствует едва ли не каждому новому произведению Ю. Грушаса. В качестве объекта анализа или свидетельства определенных идейных и художественных тенденций творчество Ю. Грушаса фигурирует и в проблемных статьях Й. Ланкутиса о современной литературе, театре. Широкой своей известностью книги Ю. Грушаса, постановки его пьес обязаны в некоторой степени и трудам этого критика.

Постоянное внимание к творчеству писателя, обилие публикаций (чуть ли не четыре десятка статей и рецензий), казалось бы, могли в значительной мере облегчить работу над книгой. Чего проще: нанизал весь имеющийся материал на какой-то подходящий каркас, залатал откровенно зияющие пробелы, добавил несколько связующих звеньев – и книга готова. Однако нетрудно убедиться, что многочисленные публикации являются и своеобразным барьером, который необходимо перешагнуть, – если, конечно, не идти по пути наименьшего сопротивления, если захотеть взглянуть на творчество писателя заново, учитывая перспективу времени, изменившийся общественный и литературный контекст, наконец, все более четко проступающие очертания целого.

Создавая свою монографию, Й. Ланкутис выбрал этот более трудный путь. Конечно, в «Этюдах о Юозасе Грушасе» можно уловить мысли, звучавшие ранее в статьях и рецензиях автора: нередко та же исходная точка анализа, тот же угол зрения. В конце концов, и вся картина творчества писателя, предстающая перед нами в этом исследовании, в сущности своей та же, привычная нам, к созданию которой более, чем кто-либо другой, причастен сам Й. Ланкутис. Однако даже в тех случаях, когда мнение критика не изменилось со временем, он ищет свежих оттенков мысли и дополнительных аргументов, старается говорить детальнее, обоснованнее, образнее.

Рассматривая творчество Ю. Грушаса, критик останавливается поочередно на крупнейших его произведениях, вызвавших наибольший общественный и литературный резонанс, – романе «Карьеристы», драмах «Геркус Мантас», «Тайна Адомаса Брунзы» и «Любовь, джаз и черт» (к ним, пожалуй, следовало бы присоединить также трагикомедию «Пиюс не был умным»); им посвящены отдельные этюды. Благодаря этому произведения Грушаса, особенно «Любовь, джаз и черт» и «Тайна Адомаса Брунзы», освещены в книге весьма детально. Остальные драмы анализируются в соответствии с проблематикой, жанром, художественным языком, но каждая из них рассматривается подробно и всесторонне.

И все же вписанному в название слову «этюды» не следует придавать чрезмерно большое значение. Книга Й. Ланкутиса – цельная, последовательная, монографически исчерпывающая. Отступления от хронологии здесь нечасты, а в отдельных случаях (например, рассмотрение драмы «Огонь» среди ранних пьес) и обоснованы исторически. Однако важнее всего то, что в книге прослеживается общее развитие творчества Ю. Грушаса от его истоков после первой мировой войны до драм, написанных в последние годы. Это относится не только к специальной главе, в которой последовательно рассматривается жизненный и творческий путь писателя, но и ко всему исследованию. Автор постоянно наблюдает, как Ю. Грушас формирует себя – человека, художника, мыслителя. В книге чутко фиксируется возникновение, созревание, углубление присущей Ю. Грушасу проблематики, изменение интонаций, обогащение арсенала художественных средств, формирование такого творческого мировоззрения, о котором можно сказать, что в нем «слились воедино история и современность, интересы родного края и глобальные проблемы, этическая ценность человека и общие социальные идеалы прогресса» (стр. 165).

Последний момент – формирование творческого мировоззрения – в данном случае особенно важен. Ю. Грушас принадлежит к тем литовским писателям, которые, говоря его же словами, стояли на пороге двух миров. Содержание и драматизм его личности обусловлены не столько перипетиями личной судьбы (их в биографии Ю. Грушаса сравнительно немного), сколько интенсивно, глубоко переживаемым отношением к великим историческим событиям – смене общественных формаций в Литве в 1940 году, второй мировой войне, переоценке материальных и духовных ценностей. Эти события направляли и корректировали образ мыслей художника, его общественные и эстетические идеалы, давали и продолжают давать ему разнообразный жизненный материал, который писатель всегда стремится осмыслить и во всей сложности воссоздать в драмах и новеллах. Эти события влились в каждую клетку его произведений, обусловливая их содержание и внутренний драматизм.

Каких-то специальных прямых экскурсов в общественные проблемы эпохи в книге Й. Ланкутиса нет, хотя он сам, представляя читателю свою работу, указывает, что исследовать творчество Ю. Грушаса – значит углубляться в человека XX столетия, в драму его личности. Сравнительно немногочисленны – впрочем, точны и достаточно ярки – сопоставления общественных событий и закономерностей развития литовской литературы в целом. Еще меньше фигурирует театральный фон, хотя по этой части в книге есть интересные наблюдения и даже апелляции к театральным деятелям по поводу сценических возможностей и судьбы той или иной пьесы.

Несмотря на это связи Ю. Грушаса с проблемами современной эпохи предстают в книге Й. Ланкутиса как существенный аспект анализа, который ярко ощутим и при рассмотрении отдельных произведений, и в обзоре творческого пути писателя в целом, данном в начале книги. За каждым конкретным фактом или поворотом биографии (школа, университет, несколько лет педагогической и журналистской работы, начало профессиональной литературной деятельности, обстоятельства, в которых создавались произведения) критик старается увидеть путь духовного созревания художника, исследовать его взаимоотношения с меняющейся жизнью.

В этом смысле творческий путь Ю. Грушаса – от сформировавшегося в буржуазных условиях литератора до одного из виднейших литовских советских мастеров слова – предстает в «Этюдах» как логическое, естественное развитие писателя, которого осмысление социальных закономерностей эпохи неизбежно привело к прогрессивным идеалам, сблизило с передовыми общественными и литературными силами. «Путь Грушаса в литературе – это поиски смысла человеческого существования. Одновременно это неутолимое стремление таланта как можно глубже постичь свою эпоху, развивать ее нравственное самосознание», – так кончает Й. Ланкутис вступительный обзор жизни и творчества писателя.

Вместе с тем автор акцентирует те черты, которые делают творчество Ю. Грушаса самобытным и неповторимым. Такого рода наблюдения содержатся во всей книге, а последняя глава «Общие черты творчества», одна из лучших в книге, специально посвящена этому вопросу. Какова художественная миссия Юозаса Грушаса? И еще шире: каков моральный долг писателя по отношению к своему народу в условиях социализма, сегодняшнего мира? Отвечая на этот вопрос, автор говорит о чувстве общественной ответственности Ю. Грушаса, о его гражданственности, проявляющейся в исключительном внимании к личности, ее духовным потенциям, в озабоченности ее человеческой ценностью, этической стойкостью, внутренней культурой, судьбой при столкновении с конкретными «проявлениями социальной несправедливости, фашистского насилия, конформизма, потребительского эгоизма, политического лицемерия и т. п.» (стр. 278). Такая гражданская и нравственная целеустремленность обусловливает и художественные особенности творчества Ю. Грушаса. Из этой целеустремленности, по словам критика, проистекает и желание писателя объять разнородные проявления сознания человека XX века (в том числе трагическую и трагикомическую стороны явлений), его тяга к конфликтным ситуациям и к духовно активным, психологически сложным, противоречивым личностям. Отсюда же – и интеллектуальная и эмоциональная экспрессивность, внутренний накал произведений и вместе с тем их несуетность, сосредоточенность.

Отсвет этих особенностей нетрудно проследить во всей литовской драматургии; это – наиболее ценные ее черты. Поэтому вполне понятны уважение и заинтересованность, с которыми в книге говорится о творчестве Ю. Грушаса. Однако это ни в коей мере не мешает автору в процессе анализа высказать и критические оценки, попытаться выяснить, почему то или иное произведение удалось писателю меньше, почему иногда в них бросается в глаза риторика и рациональность конструкции. Эта объективность по отношению к творчеству признанного в Литве писателя, отметившего недавно свое 80-летие, повышает ценность исследования и вместе с тем является его органичной особенностью. Как пишет автор «Этюдов», Ю. Грушас – «не бронзовый, увенчанный ореолом идеальности святой. Он полон жизни, творческой неуспокоенности и художественной страсти» (стр. 9).

Кстати, справедливость этих слов критика Ю. Грушас подтвердил еще раз, уже после выхода книги. Пока книга Й. Ланкутиса находилась на пути к читателям, он закончил новую драму «Финская баня», полную актуальных реалий современности и философских обобщений. Ее появление на сцене и в книжных магазинах

ожидается с тем же нетерпением, с каким до сих пор неизменно ожидалось каждое новое произведение Ю. Грушаса. И никого не удивит, если после выхода драмы мы прочтем о ней такое же заинтересованное, взыскательное в одновременно поощряющее слово Й. Ланкутиса…

г. Вильнюс

Цитировать

Самулёнис, А. Слово взыскательное и поощряющее / А. Самулёнис // Вопросы литературы. - 1982 - №7. - C. 223-227
Копировать