№10, 1977/В шутку и всерьез

Сквозь смех

2 X 2 = ?

ФИРМАН ГЕТМАНА, ИЛИ НОВЫЙ ДЮМА

Владимир МАЛИК

Часть I. Джура, который не ел сала.

Славный кошевой атаман Сирко проснулся среди ночи. Мучила жажда. Крикнул джуре принести квасу. Темнота ответила молчанием. Вышел из хаты, спросил часового: «Видел джуру?» – «Да, батько. Он оседлал твоего лучшего коня и куда-то поехал. Сказал, по твоему приказу».

Страшное подозрение, как лютая змея, ужалило кошевого в сердце. Вернулся в опочивальню, отбросил ковер, маскировавший сейф с секретными бумагами… Так и есть! Электросигнализация отключена, сейф открыт, письмо гетмана исчезло! Измена!

Взгляд кошевого остановился на приколотой кинжалом к стене записке. «Прощай, атаман! Куда смотрели твои бдительные глаза? Я не твой джура Здоровега, а верный защитник ислама, гроза гяуров, крайний реакционер-бусурман, любимый шпион великого визиря – янычар Здоров-ага. Спасибо тебе за подарок визирю – секретный фирман гетмана «Таблица умножения».

Из груди атамана вырвался глухой стон. Теперь он вспомнил; его джура никогда не ел сала!.. Почему же он, старый дурень, не задумался раньше над этим подозрительным фактом?!

Кошевой вышел на сечевой майдан и приказал довбушам ударить в тулумбасы. Из куреней выбежали казаки.

– Господа казаки, – склонил голову атаман. – Оказалось, что мой джура – стамбульский шпион. Кто в этом виноват?

– Ты, батько! – ответили хором казаки,

– Правильно! Что я заслужил за это?

– Кнута!

– Тоже правильно! Вот тебе, Паливода, кнут. Бей! Паливода не заставил себя ждать. «…Пять!…восемь!…десять! Хватит?» – «Мало! Душа еще просит…» – «…Девятнадцать!…двадцать!…Еще?» – «Довольно. Спасибо за науку! А теперь найдите мне казака, который умеет по-турецкому, как тот турок».

Из толпы вышел Дюмабатьченко. «Я умею». – «А ну скажи что-нибудь по-бусурманскому!»- «Селям алейкум. Инч алла. Байрам. Диван. Кальян. Гарем». – «Молодец! Слушай теперь приказ: догони моего джуру хоть в самом Стамбуле и добудь похищенную «Таблицу». В ней записан секрет, умножающий силы того, кто им владеет».

Часть II. Теперь я турок, не казак.

Не будем рассказывать, как Дюмабатьченко проник в Кафу под именем турецкого купца Дюмабатаги, как купил билет на стамбульскую галеру, как вместе с невольниками захватил корабль и сбросил в море надсмотрщиков и капудан-пашу. Тот, кто читает мои книги, легко представит себе все эти невероятные, но правдивые приключения, а может быть, и сам напишет о них роман не хуже, чем написал бы его Александр Дюма или автор этой увлекательной истории.

Стояла облачная с прояснениями, без существенных осадков погода, ветер восточный, 5 – 10 метров в секунду, температура воздуха 20 – 25 градусов, когда галера бросила якорь в стамбульской бухте Золотой Рог против резиденции великого визиря. Переодевшись в богатую янычарскую одежду, посланец Сирко вышел на берег. Во дворец визиря он вошел с таким надменным выражением лица, так подкрутил усы, так вельможно поднял голову, что никто из аскеров не осмелился остановить его. В парадном зале сидели на поролоновых миндерах1, по-турецкому скрестив ноги, гениш-ачерас, важные паши, беглер-беи, санджак-беи, казнадары, кизляр-аги, муллы и спахии2. Сзади толпились разные мелкие реакционеры – юзбаши, янычары, спагии и другие аги.

Мнимый турок внимательно оглядел змеиное гнездо эксплуататоров турецкого народа. И наконец увидел того, кого искал – презренного Здоров-агу. Тот стоял в толпе янычаров, ожидающих выхода визиря. Настало время действовать. Пан или пропал!

– Воля и слово великого султана, да славится борода его! – воскликнул вместо приветствия отчаянный казак. – Среди вас, эфенди, прячется под именем янычара Здоров-аги заморский агент Здоровега. Великий падишах приказал схватить его, обыскать и немедленно казнить!..

С этими словами он положил тяжелую руку на плечо ошеломленного янычара. Аскеры с диким ревом бросились на Здоров-агу, извергая страшные проклятия. Обыскали. Не прошло и минуты, как в руке Дюмабатьченко оказался пергаментный свиток. Это была похищенная «Таблица умножения».

Хитромудрый казак развернул свиток:

– Вот неопровержимое доказательство, что он – гяур! Документ написан по-урусскому!

В этот момент Здоров-ага оттолкнул аскеров и закричал:

– Он брешет, смердящий шакал! Поганая собака! Паршивая свинья! Немытый ишак! Вонючая гиена!

  1. Миндер (тур.) – мягкая мебель в турецких гарнитурах.[]
  2. Представители местной реакции.[]

Цитировать

Ивакин, Ю. Сквозь смех / Ю. Ивакин // Вопросы литературы. - 1977 - №10. - C. 304-311
Копировать