Не пропустите новый номер Подписаться
№6, 1985/Книжный разворот

Пути дружбы

Игорь Богомолов, Тропою дружбы. Литературные очерки, Тбилиси, «Мерани», 1984, 308 с.

Новая книга И. Богомолова «Тропою дружбы» посвящена многовековому русско-грузинскому общественно-литературному содружеству. Автор прослеживает, как на протяжении веков складывалось и крепло это содружество. Опираясь на глубокое изучение реалий общественного и литературного движения в России и в Грузии как прошлого столетия, так и нашей современности, а также на давний опыт библиографа и архивиста, И. Богомолов досконально освещает многие вопросы, имеющие немаловажное значение. Так, например, в очерке «Тропою дружбы» анализируются важнейшие результаты породнения Грузии с Россией, которые сказались на дальнейшем развитии грузинской и русской литератур, на их теснейших творческих связях. Автор убедительно доказывает, что процесс этот носил двусторонний характер, то есть сказался не только в грузинской, но и в русской литературе. Как справедливо отмечал Г. Ломидзе, «национальные художники слова не только учатся у великой русской литературы, но и вносят свою дань в ее развитие… Это в высшей степени примечательное явление – обратное воздействие нерусских национальных литератур на русскую, пока почти не рассмотрено нашими исследователями» 1. И. Богомолов, как говорилось, плодотворно занимается этой проблемой, что нашло отражение и в ряде других очерков, вошедших в рецензируемую книгу. В ней можно условно выделить две основные темы.

Первая – отношение русских писателей к Грузии, к грузинской культуре и литературе. Этой проблеме посвящаются очерки «Грузия в жизни и творчестве Матвея Гамазова», «Осип Константинов в Грузии», «Из истории общественно-литературного содружества русского и грузинского народов (В. Соллогуб, Е. Вердеревский, А. Афанасьев-Чужбинский)», «Александр Чавчавадзе и Яков Полонский», «Сергей Есенин в Грузии», «Грузия в прозаических произведениях Николая Тихонова».

Как видим, автор исследует наименее изученные или вовсе неизвестные аспекты проблемы. Изучив в Ленинграде архивные материалы, И. Богомолов показал, что творчество Гамазова «свидетельствует о том, что чувства дружбы и любви к грузинскому народу вдохновляли не только выдающихся писателей, но и многих малоизвестных и забытых литераторов, создавших ряд интересных произведений о Грузии.

Эту большую армию «рядовых» деятелей литературы, служивших делу сближения братских народов, нельзя игнорировать, т. к. их деятельность является показателем того, что благородными чувствами дружбы были охвачены самые широкие круги общественности» (стр. 36). Очерк включает немало неопубликованных стихотворений Гамазова, посвященных Грузии, а также его переводы.

То же самое можно сказать и о таких известных писателях и общественных деятелях, как первый редактор-издатель газеты «Кавказ» Осип Константинов, редактор той же газеты и издатель альманаха «Зурна» Евграф Вердеревский, писатели Владимир Соллогуб и Александр Афанасьев-Чужбинский.

И. Богомолов первым наиболее полно исследовал их грузинские связи, проанализировал художественные произведения и публицистику, посвященные Грузии, осветил их плодотворную деятельность в полюбившейся стране. Попутно он установил авторов целого ряда произведений, публиковавшихся анонимно. Анализируя этот обширный материал, И. Богомолов показывает, что художественные произведения, литературно-критические и публицистические статьи названных авторов затрагивали актуальнейшие проблемы и поэтому вызвали большой резонанс не только в Закавказье, но и в России. Особое внимание проявляли к ним Белинский, Чернышевский, Добролюбов; грузинские писатели печатали положительные рецензии на эти произведения, переводили их на грузинский язык. Все это весьма знаменательно, так как именно в первой половине XIX века, после породнения Грузии с Россией, складывались основы тех взаимосвязей русской и грузинской литератур, которые в дальнейшем стали традиционными. Большую роль здесь сыграли и русские писатели, жившие в Грузии, чье творчество убедительно свидетельствует о том, что в 40 – 50-х годах прошлого столетия в русской литературе начинается новый этап в освещении грузинской темы.

На протяжении многих лет плодотворно изучает И. Богомолов грузинские связи Якова Полонского. В рецензируемую книгу он включил статью, посвященную взаимоотношениям Полонского с Александром Чавчавадзе – тестем Грибоедова. Следует отметить, что в освещении этого вопроса было много неясностей и даже ошибок. Так, например, Б. Эйхенбаум писал в свюе время, что «поэт Александр Гарсеванович Чавчавадзе умер незадолго до приезда Полонского в Тифлис» 2, отметая тем самым всякую возможность встречи Полонского с выдающимся грузинским поэтом и общественным деятелем. Скрупулезно изучив архивные материалы, И. Богомолов доказал, что Полонский прибыл в Тбилиси за несколько месяцев до кончины Чавчавадзе, что он сразу же познакомился и сблизился со всей просвещенной семьей грузинского поэта.

Большой интерес вызывает помещенный в книге очерк, посвященный пребыванию Сергея Есенина в Грузии, в котором обильно использованы воспоминания грузинских друзей Есенина, его соратников по перу.

Известно, какими неразрывными творческими узами был связан с грузинской действительностью Николай Тихонов. Его многочисленные стихотворения, посвященные Грузии, равно как и переводы с грузинского языка, уже рассматривались критиками и литературоведами. Верный своей манере, И. Богомолов обратил специальное внимание на его «грузинскую» прозу, которая была сравнительно мало изучена. Подробно рассмотрев такие произведения Тихонова, как «Клятва в тумане», «Симон-большевик», «Мамисон», «Я люблю горы», «Цхнетские вечера» и другие, И. Богомолов показал, что «грузинская» проза Тихонова не менее интересна, чем его «грузинская» лирика, и только в их совокупности можно «осмыслить его «грузинскую сюиту» в целом, ибо проза писателя неразрывными узами связана с его поэмами и лирическими циклами» (стр. 294).

Второй пласт рецензируемой книги связан с отношением грузинских писателей к России, к русской культуре и литературе. Как уже отмечалось, эта вторая сторона проблемы вообще относится к числу малоизученных, И. Богомолов рассматривает ее последовательно, следуя хронологии: вклад, который внесла Нина Чавчавадзе-Грибоедова в дело популяризации бессмертной комедии «Горе от ума» («Супруга верная поэта»), взаимоотношения с русской действительностью Григола Орбелиани («Властитель слова») и Акакия Церетели («Он с русской музою дружил»). Целый комплекс важных вопросов поставлен в обстоятельных обзорах «Николоз Бараташвили и русская культура» и «Георгий Эристави и русская литература». Здесь дан анализ их творческих взаимосвязей с русской литературой, их переводы с русского языка, отношение русской общественности к их творчеству и т. п.

В очерке «Язык ты русский изучи…» автор подчеркивает, что еще в XVII-XVIII веках русский язык становится для многих литературных деятелей тем могучим инструментом, который позволил грузинам обогащать свою национальную литературу, а также приобщать русских читателей к сокровищнице своей духовной культуры. Через русский язык в творчество Д. Гурамишвили, Н. Бараташвили и других поэтов широко вошла стихия русского фольклора. На русском языке писали стихи Арчил II и Теймураз I. Вторым родным языком считали его славные грузинские шестидесятники – «тергдалеули», создав на русском языке ряд художественных произведений и публицистических статей.

«На это были, разумеется, свои причины, – пишет И. Богомолов. – Когда, скажем, Акакий Церетели написал и опубликовал свои статьи, посвященные Некрасову и Шевченко на русском языке, он сделал это для того, чтобы его задушевное слово донеслось до Москвы и Киева, чтобы об отношении передовой грузинской общественности к опальным корифеям русской и украинской литератур узнало как можно больше людей. Точно так же поступал и сотрудничавший в герценовском «Колоколе» и некрасовских «Отечественных записках» Нико Николадзе, стремившийся поведать о социальных бедах Грузии широкой общероссийской общественности, в сочувствии которой он не сомневался. Так, русский язык все более и более реально становился языком межнационального общения. Сама действительность, общность социально-политических интересов, единство целей и устремлений способствовали этому.

Поэтому неудивительно, что выдающийся грузинский педагог, писатель и общественный деятель, один из руководителей национально-освободительного движения Якоб Гогебашвили считал обязательным изучение русского языка и литературы в грузинской школе» (стр. 226 – 227). И. Богомолов говорит и о том, как возросло значение русского языка в советскую эпоху, когда он добровольно был признан братскими народами языком межнационального общения.

Богатым фактическим материалом насыщен и очерк «Шота Руставели в русской литературе первой половины XIX века». Изучение этого вопроса имеет немаловажное значение, так как именно в первой половине прошлого столетия закладывались славные традиции освоения русской духовной культурой бессмертного памятника грузинской поэзии. Автор рецензируемой книги убедительно показывает, что статьи, переводы отрывков поэмы на русский язык, художественные произведения, посвященные Руставели, сыграли важную роль в изучении и популяризации его творчества. Появление этих материалов в русской периодической печати той эпохи означало, что проблемы, связанные с «Витязем в тигровой шкуре», становились достоянием весьма широкого круга читателей. С другой стороны, эти материалы были опубликованы в тот период, когда изучение комплекса вопросов, связанных с творчеством Руставели, еще не стояло на должном уровне. Поэтому каждый новый шаг в этом направлении был не только интересным, но и значительным событием. «И тут заслуги русской литературы, русского печатного слова трудно переоценить, – пишет И. Богомолов. – В отношении к «Витязю в тигровой шкуре» как в капле воды проявились единодушие, дружба и братство лучших представителей грузинского и русского народов, их стремление к взаимообогащению национальных культур» (стр. 189).

Этим очерком как бы открывается еще одна сфера исследования, связанная с периодической печатью прошлого столетия. Об этом идет речь и в таких очерках, как «Забытый литературный альманах», посвященный весьма интересному изданию под названием «Пешкеш», а также «Роль и значение русской периодики, издававшейся в Грузии, в развитии русско-грузинских литературных взаимоотношений (первая половина XIX века)». Особо интересен последний очерк, где впервые обстоятельно анализируется роль таких газет, как «Закавказский вестник» и «Кавказ», в дальнейшем развитии и углублении русско-грузинских литературных взаимосвязей, изучении и популяризации многовековой грузинской литературы. Автор рассматривает многочисленные статьи, посвященные как древней, так и новой грузинской литературе, а также переводы их образцов на русский язык и подчеркивает, что здесь был поставлен вопрос о мировом резонансе грузинской литературы, началось изучение жизни и творчества Руставели, Чахрухадзе, Тмогвели, Хонели, Сулхан-Саба Орбелиани, Теймураза I, Арчила II, Вахтанга VI Багратиони, Бесики, Саят-Новы, А. Чавчавадзе, Н. Бараташвили, Г. Эристави, З. Антонова, Р. Эристави и др. Были здесь предприняты попытки осветить и важные теоретические проблемы, связанные с многовековой грузинской литературой (единство содержания и формы, особенности стихосложения, связь писателя с эпохой, связь литературы с общественной жизнью, взаимоотношения романтизма и реализма, назначение литературы и литературной критики, традиция и новаторство, типичность и народность, взаимоотношения литературы и науки, сущность прекрасного и великого в искусстве, проблемы художественного перевода и др.). Вокруг русской периодики, говорит И. Богомолов, группируются талантливые русские и грузинские критики, она поднимает на своих страницах актуальные литературно-эстетические вопросы, решая их в творческом соотношении с передовой русской эстетической мыслью (особенно с эстетическими воззрениями Белинского), подготавливает почву для реалистической эстетики славных шестидесятников.Как известно, все познается в сравнении. И с этой точки зрения бледнее выглядит раздел, посвященный Г. Орбелиани. И. Богомолов включил в рецензируемую книгу газетную статью, которая заметно проигрывает рядом с другими капитальными исследованиями. А ведь перу И. Богомолова принадлежит заслужившая в свое время высокую оценку книга «Григол Орбелиани и русская культура», в которой этот материал изучен досконально. Думается, для рецензируемой книги следовало доработать и пополнить указанный раздел. Отметим, кстати, что в статье, посвященной Г. Орбелиани, почему-то отсутствуют сноски. На протяжении всей книги И. Богомолов ведет читателя сквозь столетия, заостряя внимание на важнейших вехах этого пути. Перед ее читателями развертывается волнующая картина этого поступательного движения от любовно прокла-дываемой тропы дружбы к великой магистрали братства.

г. Тбилиси

  1. Г. И. Ломидзе, Проблемы творческого взаимодействия литератур народов СССР, М., 1960, с. 27.[]
  2. См. вступительные статьи к сб.: Я. П. Полонский, Стихотворения, Л., 1954, с. 16; изд. 2-е, Л., 1957, с. 15 и др.[]

Цитировать

Арвеладзе, Б. Пути дружбы / Б. Арвеладзе // Вопросы литературы. - 1985 - №6. - C. 211-215
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке