№8, 1985/Идеология. Эстетика. Культура

Посол культуры социализма

Эстетическое воздействие советской многонациональной литературы на зарубежных читателей представляет собой закономерное проявление извечной традиции обмена культурными ценностями между народами. Интерес к советской литературе обусловлен масштабностью и глубиной ее идейно-образного содержания, отражающего духовный облик гражданина Страны Советов. Герои и образы советской литературы завоевали сердца читателей всех континентов, помогая им осмыслить самые острые и трудные проблемы жизни современного мира.

Изучение восприятия советской литературы зарубежным читателем охватывает широкий круг вопросов, многие из которых еще не решены. Назрела необходимость выявить реальные формы и виды влияния идей и образов советской литературы на различные слои зарубежных читателей. Эта статья посвящена одному из важных аспектов проблемы: исследованию того, как воспринимается за рубежом положительный герой нашей литературы. Материалом для анализа послужили многочисленные отзывы о произведениях советской литературы, присланные студентами заочного отделения Института русского языка имени А. С. Пушкина в период с 1975 по 1980 год, а также читательские отклики из-за рубежа, полученные редакцией журнала «Советская литература на иностранных языках». Методологической основой статьи являются труды М. Храпченко, в которых он последовательно разрабатывает различные стороны историко-функционального метода изучения литературного произведения.

Советская многонациональная литература расширяет общественный и нравственный опыт зарубежного читателя. Знакомясь с произведениями советской литературы, включаясь в эту, пользуясь словами Д. Писарева, «серьезную и глубоко обдуманную беседу человека с человеком» 1, он приобщается к общественному и эстетическому идеалу, воплощенному в ее произведениях.

Как известно, общественный и эстетический идеал проявляет себя самыми разными путями. Он может раскрыться в образе положительного героя: Ниловна, Павел Власов, Кутузов у М. Горького, Штокман, Давыдов у М. Шолохова, Левинсон и молодогвардейцы у Л. Фадеева, Павел Корчагин у Н, Островского, Серпилин у К. Симонова, Княжко у Ю. Бондарева, Танабай и Едигей у Ч. Айтматова, Михаил Пряслин у Ф. Абрамова. Он может быть выражен писателем опосредованно: через авторскую позицию, как это мы видим в книгах А. Грина, М. Булгакова, М. Пришвина, К. Паустовского. Даже авторская лирическая интонация – и она может стать носителем идеала: именно это мы находим в стихах С. Есенина, А. Ахматовой, Б. Пастернака, Е. Евтушенко. Идеал автора, как известно, может звучать и «через отрицание», «как не надо», «какими быть не следует»: горьковский Самгин, леоновский Грацианский, бондаревский Рамзин.

Однако именно яркий характер положительного героя в первую очередь способен формировать и развивать мировоззрение читателя.

В капиталистическом мире, в атмосфере гонки вооружений, страха перед безработицей, девальвации традиционных буржуазных нравственных ценностей, читатели ищут в литературе героя, воплощающего в себе высокий нравственный идеал, но чаще всего не находят. Это констатирует западная критика. «Быть может, это не вина романистов, а вина времени, что их персонажи слабовольны, что они антигерои, отражающие взгляд на человека как на жертву. Быть может, сегодня романисты просто не в состоянии создать героя – хозяина судьбы» 2.

Потому-то так притягательна советская литература для читателя капиталистических стран, что они в ней открывают для себя то, чего не в состоянии дать им буржуазная культура: образ героя – хозяина своей судьбы, личность социально активную, оптимистическую, уверенно смотрящую в будущее.

Говоря об этой художественно-философской концепции человека, нельзя не вспомнить имя Горького, заложившего ее основы. Огромно и многоаспектно влияние Горького за рубежом. Оно выходит за рамки чисто художественной литературы, включает в себя воздействие всей его жизненной философии. «У Горького, – заметил А. Фадеев, – впервые положительный герой выступил носителем социалистических идеалов в их научном марксистско-ленинском понимании, героем, призванным осуществить социализм в жизни общества» 3.

Письма и высказывания читателей, обучающихся русскому языку в университетах Запада, помогают понять, чем актуальны для них героя Горького. Это тем более интересно, что этой категории читателей нередко приходится преодолевать давление своих преподавателей, пытающихся их убедить в «устарелости» и самого Горького, и его художественных средств, и его героев. Вот мнение читательницы, чье поначалу скептическое восприятие термина «положительный герой» было поколеблено талантом Горького: «Вообще я осторожно отношусь к понятию «положительный герой». Часто они только глянцевые картинки, имеющие мало общего с жизнью. А положительный герой Горького – живой. Мне очень нравится машинист Нил из его пьесы «Мещане» (Финляндия, Т. Х.

  1. Д. И. Писарев, Избранные педагогические сочинения, М, 1951, с. 282.[]
  2. B. W. Tachman, The Historians Opportunity. – «Saturday Review», February 25, 1967, p. 28.[]
  3. »Идейность и мастерство. Сборник статей советских писателей о драматургии (1945 – 1953)», М., 1953, с. 20. []

Цитировать

Федосеева, Л. Посол культуры социализма / Л. Федосеева // Вопросы литературы. - 1985 - №8. - C. 3-19
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке