№4, 1962/Мастерство писателя

Письма к молодым литераторам

В. Г. Короленко-редактор – богатая и еще мало исследованная тема.

С 1886 по 1921 год писатель вел огромную общественно-редакторскую работу, особенно интенсивной была его деятельность в период сотрудничества в журнале «Русское богатство».

В отделе рукописей Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина среди автографов Короленко хранятся его неопубликованные редакторские книги. Кроме алфавитной книги и книги без номера, их шесть. Тысяча сто шестьдесят пять пожелтевших от времени, мелко исписанных рукою Короленко страниц, четыре с половиной тысячи отзывов.

За месяц писатель просматривал до трехсот восьмидесяти рукописей, принятые к печати часто редактировал сам. Среди пишущих встречались: самоучка-солдат, работница, крестьяне, учителя, учащиеся, мелкий разночинный люд. Короленко отвечал авторам, говорил с ними о задачах и целях литературы, творчески растил, воспитывал молодежь.

В неопубликованной статье «О литературе, критике и обществе» он говорит, что искусство зависит от развития общественной жизни: «…не забывайте, что и мы питаемся от вас, как растения питаются от почвы. Мы перерабатываем в воображении то, что дает жизнь, а не творим из ничего» 1.

В письмах редактор учил авторов внимательно всматриваться в жизнь. Нельзя писать о том, что смутно себе представляешь, говорил он молодым писателям, советовал им не сторониться будней, «не фыркать на повседневную прозу».

В. Г. Короленко хорошо знал жизнь. Пешком, как М. Горький, всходил он всю Россию, встречался с ссыльными, странниками, бродягами, внимательно изучал быт и нравы народа, своеобразие говоров, наречий. «Аттестатов зрелоста не выдавав бы, – говорил он, – пока молодец не представит свидетельства, что он обошел верст 300 с котомкой за плечами. Отличная штука! Пусть себе десятки юношей пускаются в путь могучими Атлантами, у которых за плечами земная тяга. Зато все вернутся, не потеряв молодости и с опытом зрелых людей» 2.

Одним из главных критериев в оценке литературы для него была идейная направленность произведений и жизненная правда. Редактор требовал наблюдения и изучения действительности, типизации явлений, изображения типических: характеров в порождающих их условиях.

«Нужно искать красоты и жизненной правды вместе, – говорил Короленко. – Жизненная правда проста, сурова, иной раз непривлекательна, но если суметь овладеть ею, то с нею и красота прочнее… Это трудно, но именно это ценно» 3

О чем бы ни писал автор, все должно быть одинаково правдиво. Об очерке В. Н. Прокопьева Короленко говорит: «Растянуто, надумано, вяло. Хорошо только описание ремонта дорога и задержка поезда, очевидно с натуры» 4.

Для того чтобы достичь художественной правды, нужно хорошо знать, язык – совокупность средств, которыми создается образ.

Мы знаем о любви Короленко к фольклору, о его глубоком интересе к местным наречиям и говорам; вместе с тем известно, что он предостерегал» пишущих против злоупотреблений диалектами, провинциализмами, варваризмами, против неумелых словообразований, писал о «гибкой податливости художественного слога» 5. Он сравнивал язык с диким оленем, которого нужно обуздать. Вчитываясь в рукописи, редактировавшиеся писателем, видишь, как бережно относился он к слову, как тщательно работал над текстами.

Искусство связывать в гармоническое целое содержание и форму дается художнику в результате большого, упорного труда. Такой серьезной творческой работы Короленко требовал от молодых авторов с первых шагов. Он настаивал, чтобы они писали просто, без стилистической вычурности, находили свои слова и выражения, соответствующие содержанию. Советовал «читать Тург[енева],. Толст[ого], Гончарова], Чехова и учиться простоте» 6.

О «Рассказе бывшего рабочего» Короленко пишет: «Описание завода. Высокопарно, порывисто, иной раз сбивчиво и бестолково. Есть какое-то настроение, но бывший рабочий стремится наворотить как можно больше мудреных слов. Совет: описать попроще что-ниб[удь] из заводской жизни и не очень рассчитывать на удачу» 7.

Редактируя рукописи, Короленко часто спрашивал себя: «А что тут без; особенного ущерба можно выбросить?» И никогда, по его словам, не жалела о сокращениях.

Самая выразительная форма, по его мнению, это самая краткая. В каждой из редакторских книг видна настойчивая борьба редактора с многословием, типичным недостатком произведений молодых авторов. О некоторых рукописях он пишет;

«Описание саровских торжеств очень обстоятельное и страшно длинное. Некоторые интересные черты тонут в мелочах» 8.

«…Хорошие детали. Плохо в целом, о главном мало, о лишнем – много» 9

«…Могло бы быть интересно, если бы было изложено не на 50, а на 5 стр.» 10.

Самые разнообразные люди обращались к писателю за помощью; надоедали ему графоманы своими пространными сочинениями. Иной раз приезжали, настаивали заниматься с ними «хоть раза 3 в неделю». «Уверен, что у него талант и ищет, «где бы мог найти столб и опереться» 11.

Автор написал повесть и просит выслать ему, если годится, 250 р., если не годится, тогда «одним человеком убавится…» 12

Некоторым начинающим литераторам Короленко советовал: «…прежде читать, учиться, а пока для печати не писать» 13.

Иногда, отказывая автору, редактор с сожалением пишет: «Бедняга, потерял голос и находится в бедственном положении» 14. Или: «Автор – несчастный, больной, лежащий в постели без движения. Но – что же делать?» 15

Некоторые спрашивают: «Почему, почему их не издают?» В подобных случаях редактор замечает: «Простой разговор изукрасил луной, тенями и т. д. и поэтому полагает, бедняга, что это стало очень художественно» 16.

Была ли перед редактором рукопись талантливого писателя или страницы незрелых произведений, он вдумывается, видит то, чего не замечает обычный читатель, чувствует живого человека и отвечает ему прямо, откровенно. Необыкновенно щедр был Короленко в творческой помощи молодым авторам.

В тесной связи с редакторскими книгами находятся и его письма по творческим вопросам. Ниже печатаются неопубликованные письма В. Г. Короленко к Ф. В. Гладкову, П. С. Романову, Ф. Д. Крюкову, П. П. Булыгину, Д. А. Абельдяеву и другим, в которых мы находим высказывания писателя о жизненной и художественной правде, о форме и содержании литературного произведения.

 

Ф. Д. КРЮКОВУ

29 февраля 1896 г. (Петербург)

Милостивый государь

Федор Дмитриевич.

Рассказ Ваш «Два соседа» прочитан, и если ответ несколько затянулся, то на это у редакции были основательные причины, и главная из них – самый характер рассказа. Написан он вполне литературно, правдиво, порой с проблесками юмора. К сожалению, однако, при полном отсутствии действия, этих проблесков недостаточно, чтобы поддержать интерес к несколько растянутому описанию слишком безразличных и мелких событий. Если бы юмористическая нота пробилась чуть-чуть поярче, а самый рассказ был бы несколько сжатее, редакция напечатала бы его без колебаний. Теперь же, в этом своем виде, рассказ становится в ряд тех средних произведений, судьба которых зависит не только от соображений об их внутреннем достоинстве, но и от соображений внешних – о количестве материала, имеющегося в редакции. Сообразив все это, мы видим» что рассказу Вашему слишком долго пришлось бы ждать очереди, а потому он будет Вам возвращен, – быть может. Вы попытаетесь пристроить его в другом журнале. Но при этом считаю нужным прибавить, что мы встретили бы с интересом новую Вашу работу, особенно из того же, по-видимому, хорошо известного Вам быта. Во всяком случае, было бы очень жаль, если бы этой (как видите, весьма условной) неудаче Вы придали слишком решающее значение.

С совершенным уважением,

желающий Вам успеха

ВЛ. КОРОЛЕНКО.

 

Ф. Д. Крюков (1870 – 1920)-донской казак, в то время молодой писатель. В 1896 году был напечатан его рассказ «Казачка». В 1907 году в издании «Русского богатства» вышел первый том рассказов «Казацкие мотивы», а в 1910 году – вторая книга «Рассказов».

В редакторской книге I на стр. 104 читаем: «Учитель Васюхин». – Ф. Д. Крюкова. Автор уже печатался в «Р[усском] бог[атстве]». На этот раз – рассказ из жизни станичного учителя. Болен чахоткой, чувствует отчуждение от среды, уныние. Потом смерть. Главная фиг[ура] уныла и бледна. Есть великолепные второстепенные фигуры».

На полях: «Возвр[атить] автору для переработки (31 окт. 1902)».

На стр. 141: «1/XII. Учитель Васюхин Ф. Крюкова. 2-й раз (переделано)».

На полях: «Принято. Отослано 4 апр. 1903».

В книге II на стр. 47 вновь: «Ф. Крюков. «В родных местах». Очень хороший рассказ: старый казак, сосланный в Сибирь, бежит оттуда и приходит на Дон. Здесь его арестуют, но он убегает из каталажки. Фигура казака – вора, конокрада, героя и поэта – нарисована замечательно, хорошо».

На полях: «Примято. Отослано в ред. «Р[усского] бог[атства]».

В редакторской книге III «а стр. 29, август 1904: «К источнику исцелений». Рассказ Ф. Дм. Крюкова. Описание путешествия в Саров, во время торжеств. Картина настроения и типы. В центре – отец, везущий больного мальчика. После купания в источнике мальчику становится хуже».

На полях: «NB. Автор – учитель, уволен за… литературу! Принято. Отослано в ред. 11 окт.».

В редакторских книгах встречаются и другие записи о Крюкове.

В 1913 году В. Короленко привлек его в качестве соредактора в беллетристический отдел «Русского богатства».

 

М. Д. РЫБКИНУ

13 июля 1896 г

(Петербург – Куоккам)

Милостивый государь.

Очерк «Хедер» все еще слабоват. Самый хедер, учение в нем, принятая в нем система, содержание самого знания – обо всем этом Вы дали понятие далеко не ясное, как будто писали для людей, уже с этим всем знакомых. «Толдес» так и остается неизвестным до конца. Не попробуете ли все это описать яснее? Тогда в очерке, в котором совершенно отсутствует действие, будет хоть описание. Обещать напечатание в «Р. богатстве» и в случае поправок наверное не могу, но тогда все-таки является вероятие. Или же можно будет передать в «Мир божий», где напечатание еще вероятнее. Но над очерком еще следует поработать. Особенно огорчают меня страницы 14, 15, 16, где Вы передаете содержание урока, – но очень бледно и слабо. Вся своеобразность и языка земоры, и ее аргументации в Вашей передаче потерялась, быть может, оттого, что Вы сразу же принимаетесь иронизировать. Попробуйте передать тщательнее и проще. Думаю, что это выйдет лучше. Прочитайте очерк Наумова (Когана) «В глухом месте» (был напечатан в «В[естнике] Европы» года четыре назад, потом вышел в отдельном издании «Посредника»).

Как он хорошо умел пользоваться агадами и какой у него был разговорный язык евреев!

Вообще пробуйте еще. У нас теперь в русской литературе почти отсутствуют хорошие очерки из еврейского быта, и было бы очень хорошо, если бы Вам удалось дать что-нибудь. Но нужно поработать, отнестись к теме с большим вниманием и любовью. Самую основу рассказа можно, конечно, оставить: мальчик выходит в школу, идет, встречает на пути все эти опасности, приходит, учится, возвращается. Но нужно же в этих «рамках яснее нарисовать хедер и самое учение. Кстати, что это за «здравство», которого требовал у него Васька. Нельзя оставлять читателя под впечатлением загадок, хотя бы и в мелочах.

Итак, не пожелаете ли переделать еще? Тогда напишите в контору «Р[усского] богатства» И назовите N рукописи (1212), Вам все вышлют. Повторяю – не ручаюсь за успех, но охотно просмотрю рукопись вторично и готов содействовать ее появлению в печати.

С совершенным уважением

Вл. Короленко.

 

М. Д. РЫБКИНУ

18 ноября 1896 г.» Петербург

Милостивый государь.

Рассказ «Перед сальным огарком» стал несколько лучше «Хедера», но все еще слабоват. Задумано недурно, клоуза и ночная работа молодого еврея-ученого описаны хорошо. Но затем; остальное бледновато. Вы берете как противоположение геометрическую теорему из талмуда и – русскую грамматику со спряжением.

  1. Отдел рукописей Библиотеки имени В. И. Ленина, ф. 135, к. 13, ед. хр. 704, «О литературе, критике и обществе» (ст. без нумерации страниц). В дальнейшем указывается только шифр.[]
  2. В. Г. Короленко, Полн. собр. соч., посмертное изд., Гиз Украины, 1923, т. 16,, стр. 217.[]
  3. В. Г. Короленко, Избранные письма, т. III, M. 1936, стр. 179 – 180.[]
  4. Ед. хр. 1332, ред. кн. IV, стр. 104 авторской пагинации.[]
  5. Из неопубликованного письма к Ив. Кузьмину (ф. 135, 11, 15, л. 89).[]
  6. Ед. хр. 1332, ред. кн. IV, стр. 115.[]
  7. Ед. хр. 1330, ред. кн. II, стр. 2.[]
  8. Ед. хр. 1332, ред. кн. IV, стр. 176.[]
  9. Ед. хр. 1333, ред. км. V, стр. 180.[]
  10. Ед. хр. 1334, ред. кн. VI, стр. 81.[]
  11. Ед. хр. 1331, ред. кн. III, стр. 36.[]
  12. Ед. хр. 1332, ред. кн. IV, стр. 131.[]
  13. Ед. хр. 1331, ред. кн. III, стр. 19.[]
  14. Ед. хр. 1334, ред. кн. VI, стр. 24.[]
  15. Там же, стр. 155.[]
  16. Ед. хр. 1332, ред. кн. IV, стр. 97.[]

Цитировать

Короленко, В. Письма к молодым литераторам / В. Короленко // Вопросы литературы. - 1962 - №4. - C. 148-167
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке