Не пропустите новый номер Подписаться
№7, 1957/Хроники

Письма и отзывы М. Горького (Публикация Архива А. М. Горького). Публикация Архива А. М. Горького, подготовка текста, вступительная статья и примечания Л. ИОКАР

(«ИСТОРИЯ ФАБРИК И ЗАВОДОВ»)
ПИСЬМА И ОТЗЫВЫ М. ГОРЬКОГО

Теперь, в дни сорокалетия Великой Октябрьской социалистической революции, когда вновь вспоминаются славные боевые традиции пролетариата, его героическая революционная борьба с самодержавием, трудовые подвиги в годы первых пятилеток, беспримерная стойкость и трудовой героизм в годы Великой Отечественной войны, особенно уместно напомнить о значении работы по созданию «Истории фабрик и заводов» для развития социалистической культуры.

Идея создания «Истории заводов» возникла в начале первой пятилетки, в эпоху бурного расцвета промышленности и роста исторического самосознания пролетариата нашей страны.

Стремительно развивающаяся действительность требовала все более пристального и всестороннего изучения, необходимо было, по выражению Горького, «знать в лицо» фабрики и заводы, предприятия и стройки.

Выступая на заседании пленума РАПП 2 сентября 1931 года, Горький предложил создать «энциклопедию нашего строительства» – «Историю фабрик и заводов», которая должна будет стать одним из звеньев борьбы «за нашу культуру социализма»1.

Инициатива Горького была одобрена Центральным комитетом партии, вынесшим 10 октября 1931 года постановление об издании серии сборников «История заводов». В постановлении ЦК отмечалось, что эти сборники «должны дать картину развития старых и возникновения новых заводов, их роль в экономике страны, положение рабочих до революции, формы и методы эксплуатации на старых заводах, борьбу рабочих с предпринимателями, бытовые условия, возникновение революционных организаций и роль каждого завода в революционном движении, роль завода и изменение отношений на заводе после революции, изменение типа рабочего, ударничество, соцсоревнование и подъем производства за последние годы»2. ЦК утвердил редколлегию издания во главе с Горьким. Постановление ЦК положило начало организованной, массовой работе по созданию научно-художественной истории заводов.

К Горькому и в редакцию «Истории заводов» стали поступать многочисленные письма от рабочих. Рабочие ленинградского завода «Большевик», участники Обуховской обороны, обратились с письмом ко всем рабочим страны, призывая их принять активное участие в создании «Истории заводов», «которая должна по-ленински отразить все этапы в истории революционного движения российского пролетариата»3.

Открывая первое заседание главной редакции «Истории заводов», Алексей Максимович сказал, что «идея создания «Истории фабрик и заводов» принята чрезвычайно благожелательно,…поступает масса предложений, некоторые заводы уже начали писать,…нужно, чтобы была выработана строгая инструкция – как надо работать» 4.

Обсужденная и принятая на этом заседании инструкция была опубликована в газете «Известия» 28 ноября 1931 года вместе со статьей Горького «За работу!».

М. Горький посвятил «Истории заводов» целый ряд статей, многократно выступал на заседаниях главной, а впоследствии политической редакций, на пленумах Правления Союза писателей.

Большую роль сыграл Горький в создании лучших книг по «Истории заводов». Он вел тщательную редакторскую работу над рукописями, а затем своим предисловием давал этим книгам как бы «путевку в жизнь» («Люди Сталинградского тракторного», «Были горы Высокой», «Моя жизнь» А. Коревановой, «Беломорско-Балтийский канал им. Сталина», «Болшевцы»).

Горький встречался с авторскими коллективами, давал подробные отзывы на рукописи, переписывался с редколлегиями и редакциями газет, с директорами предприятий и руководителями партии и правительства.

Огромный моральный авторитет, разнообразные знания, многолетний редакторский опыт, блестящее уменье растить начинающих писателей – все это, по существу, сделало Горького главным редактором издания.

Он сплотил вокруг этого замечательного начинания большой актив рабочих авторов, писателей, журналистов, критиков, историков – горячих энтузиастов истории заводов. Мысли, советы, указания великого писателя дают представление о тех плодотворных горьковских принципах, которые легли в основу всей этой работы.

Рожденная действительностью и горячо поддержанная массами, идея создания истории заводов была органически связана с творчеством Горького, с его общественной и публицистической деятельностью.

Героический созидательный труд нового, социалистического человека и историческое прошлое страны – вот две, тесно связанные между собой темы, чрезвычайно волновавшие писателя в 30-е годы. Эти важнейшие темы явились толчком к целому-ряду историко-литературных начинаний Горького.

Знание исторического прошлого «необходимо для освоения смысла событий, творимых в настоящем, и уяснения прямых путей к целям будущего» 5, -писал Горький, поясняя связь этих двух тем.

В статье, озаглавленной «Народ должен знать свою историю», Горький писал, что рабочему и крестьянину необходимо узнать тяжелую историю своего многовекового порабощения, которая должна быть рассказана исключительно правдиво.

Эта статья явилась как бы идейной предпосылкой целого ряда необычайно широких историко-культурных и литературных замыслов Горького – «История гражданской войны», «История фабрик и заводов», «История деревни», «История женщины», «История городов», «История молодого человека XIX века», «История русской поэзии» («Библиотека поэта») и другие. Не все эти замыслы были воплощены в жизнь, однако, осуществление некоторых из них внесло огромный вклад в развитие социалистической культуры.

Горьковская идея создания массовой, большевистской, научно-художественной истории заводов наиболее полно раскрывается в его статьях, посвященных этому начинанию.

В этих статьях Горький подчеркивал, что именно история заводов должна наиболее полно осветить историческое прошлое, потому что «основным наполнением истории служит великий труд рабочих масс и разнообразное творчество единиц, которые выдвигаются массой и формируют ее опыт как науку, технику, искусство»6. Однако, как указывал Горький, история заводов должна помочь не только знанию прошлого, но и осмыслению настоящего, современной действительности, ибо необходимо «знать завод в его современном значении как организатора социалистического сознания и социалистического производства»7.

Горький отмечал политический характер этого начинания, которое покажет многим шептунам и нытикам, невеждам и «культурным людям» как в нашей стране, так и за рубежом, что сделано и делается в Советском Союзе рабочим классом. Он неоднократно указывал, что отличительной чертой работы по истории заводов в социалистическом обществе является то, что ее авторами будут сами творцы этой истории, хозяева своей страны, – рабочий класс. «Рабочие создали завод, они же и должны написать историю его создания, – историю своей работы»8.

Писатель подчеркивал культурно-революционную важность этой работы, ее огромное политическое и воспитательное значение, особенно для той части молодежи, которой угрожала опасность «свернуть, незаметно для себя, в болото мещанского благополучия»9. Поэтому история заводов «ставит целью ознакомить нашу молодежь с прошлым ее прадедов, дедов, отцов»10. Однако не только для молодежи, но и для всего рабочего класса история заводов должна была иметь значение «революционно-педагогического материала»11.

Воспитательное значение «Истории заводов» заключается также в том, что она создала бы многочисленную армию рабочих авторов, явилась бы для них политической и культурной школой. Именно самовоспитание рабочих Горький считал одной из основных целей этой работы, на что он указывал в наброске плана работы по «Истории заводов».

Горький писал, что в основу книг по истории заводов должно быть положено противопоставление жизни и труда рабочего класса до и после революции.

Тема созидательного труда, столь близкая Горькому, должна была стать организующей в этих книгах. В истории дореволюционных заводов нужно

было показать, как жестокая эксплуатация и тяжелые бытовые условия превращали труд рабочих в каторгу, искажая творческую природу труда.

История заводов советского периода должна показать, как процессы труда преобразуют простого человека «в человека-социалиста, и как он, в свою очередь, влияет на процессы труда, все более удачно и легко организуя производство и труд и все культурнее делая условия своей жизни»12.

Другой важной проблемой книг по истории заводов должно было стать изображение роста и развития «революционного самосознания пролетариата в условиях капиталистического государства»13.

Горький отмечал, что авторы будущих книг должны правдиво, с наибольшей полнотой рассказать «обо всех социально-политических препятствиях», которые были на пути развития рабочего класса к его освобождению, о том, что, несмотря на всю тяжесть давления самодержавно-полицейского режима, в рабочем классе «возник передовой его отряд» 14 – ленинская большевистская партия.

В послеоктябрьской истории заводов необходимо было показать, как за десять лет напряженной работы в трудных условиях пролетариат Советского Союза далеко ушел от своего прошлого.

Горький дает как бы наметку плана будущих книг, которая сможет облегчить собирание материала. В этом кратком плане охвачен чрезвычайно широкий круг вопросов, уже одно перечисление которых указывает на фундаментальность и обстоятельность намеченной работы.

Вот горьковский план для дореволюционной истории завода: «Семья, жилищные условия. Рабочие казармы. Роль женщины в семье. Воспитание детей. Хулиганские организации вроде петербургской «Рощи» и других. Отношение к буржуазным газетам, их влияние. Церковь и сектантство; сила и смысл влияния с этой стороны. Условия работы на заводах. Женщины и дети на фабриках. Охрана труда. Увечья. Отношение фабрикантов и суда к инвалидности рабочих, приобретенной на заводах. Характеры и фигуры хозяев, мастеров, инженеров. Фабричные лавки как система грабежа рабочих. Фабричная полиция, шпионы. Связь рабочих с деревней, их роль в деревне. Жизнь в тюрьме и ссылке. Организация кружков самообразования, характер работы в кружках, агитация и пропаганда в массах»15.

В послеоктябрьской истории заводов Горький намечает такие важные темы, как борьба за хлеб, рабочие продотряды, нэп, начало восстановления промышленности, особенно в провинции и другие. Говоря об истории заводов советского периода, писатель указывал, что ее надо «превратить в орудие освоения сегодняшнего опыта, в орудие борьбы за высокую производственную культуру, характеризующуюся подлинным знанием своего завода, а потому и предвидением»16.

Горький считал, что эта работа в дальнейшем должна послужить основой для организации Института по изучению развития промышленности и рабочего движения17.

Писатель не стремился преуменьшать трудности этой огромной работы. Напротив, он указывал, что создание такой истории требует большого напряжения сил, настойчивости, ясного сознания целей. Он призывал всех участников этой работы включиться в нее с такой же энергией, с какой рабочими «создаются громадные фабрики и заводы»18.

Горький полагал, что книги по истории заводов должны быть прежде всего рассчитаны на массового рабочего читателя, а потому доступны и интересны для него.

При чтении рукописей он неоднократно высказывал беспокойство о том, чтобы книги не получились сухими, неинтересными для рабочего читателя. Поэтому писатель рекомендует обсуждать отдельные главы и книги на массовых собраниях рабочих, учитывая в дальнейшем все их замечания о качестве рукописей (письмо коллективу фабрики «Красный треугольник»).

Чрезвычайно ценны и важны принципиальные указания Горького о том, как строить книги, и его отзывы о подготовленных рукописях. В этих отзывах поражает великолепное знание различных эпох, многочисленных фактов, деталей быта и экономики. В отзывах о рукописях Горький не только обстоятельно анализирует их большие и малые недостатки, но и всегда указывает, в каком направлении надо переработать рукопись, какой материал привлечь, какую тему избрать главной и т. д.

В этом плане чрезвычайно важное методологическое значение имеют замечания Горького о недопустимости одностороннего показа истории того или иного предприятия.

Оценивая очерк Л. Муратова «Новая Балахна», подготовленный для предполагавшейся книги «История Горьковского края», писатель говорит, что он написан лишь для того, чтобы показать «перебои» и трудности роста комбината, рассказать о ротозействе и равнодушии к делу. Заканчивая отзыв, Горький пишет, что в таком виде очерк не может быть включен в книгу, которая должна показать историю побед рабочего класса после Октября. В чрезвычайно интересном письме в редакцию Альманаха «Год XVI-й» Горький также говорит о необходимости поднять тон литературы «с минора на мажор», что вполне оправдывается множеством фактов, характерных для жизни в Советском Союзе, почему и необходимо более тесное сближение литературы с жизнью.

Горький уделял большое внимание проблеме сочетания показа экономического развития завода, освоения новой техники с изображением быта рабочих, условий их труда и т. д. Им высоко оценена книга по истории Ижорского завода, в основном написанная работником заводской газеты С. Завьяловым по материалам, собранным группой старых рабочих. Писатель рекомендовал другим авторам ознакомиться с главой из этой книги «Каторжная тюрьма», в которой наиболее удачно сочетается обрисовка технологического развития завода с показом важнейших сторон жизни рабочих, роста их революционного самосознания (письмо коллективу фабрики «Красный треугольник»).

В большинстве прочитанных Горьким рукописей (исключая историю Ижорского завода) намечалась опасность перегрузки их цифрами, цитатами, документами, что придавало им скорее вид отчета, нежели истории. Поэтому Горький в своих отзывах настойчиво рекомендовал полнее и разнообразнее рисовать картины труда и борьбы рабочего класса, показывать жизнь и быт рабочей семьи, разнообразные и живые характеры рабочих.

Так, основным недостатком рукописи по истории Казанской железной дороги он считал почти полное отсутствие в ней бытового материала или же введение его в качестве привеска в конце некоторых глав, что привело к обезличенному изображению рабочей массы. Такое безличное изображение массы «может показаться даже обидным для многих групп рабочих»19– писал Горький. Он указывал в отзыве, что приложенные к тексту «дополнения» бытового характера выгодно отличаются от основного материала своей живостью. Горький предложил авторам дать бытовой материал, состоящий в основном из воспоминаний рабочих, по всему тексту, – это придаст рукописи большую картинность и драматичность.

В этом же плане Горький резко критиковал рукопись первого тома истории Трехгорной мануфактуры, подготовленную бригадой историков из Комакадемии. Он выступил против тяжеловесной и в то же время поверхностной «учености», которая заключалась в обилии приведенных в рукописи цифр, таблиц, документов, что делало ее сухой и скучной. Масса цифрового и документального материала затушевывала каторжные условия жизни и труда рабочих.

Для пополнения «бытового» материала Горький рекомендует авторам использовать целый ряд произведений мемуарной и художественной литературы, содержащих «огромный и яркий бытовой материал»20.

В одной из статей, посвященных истории заводов, Горький рисует типичную картину жизни рабочего и его семьи, доведенных до полного обнищания кулаками, купцами, чиновниками, полицейскими, попами, – и пишет, что изображение этого процесса доступно лишь авторам, хорошо знакомым с эпохой. В связи с этим Горький высоко оценивает работу по истории Ижорского завода, в которой «чувствуется умение авторов владеть архивным материалом и отличное знакомство с ним. Чувствуется также, что авторы знакомились с бытом XVIII-XIX вв., не только по прошлому Ижорского завода, но как будто и познакомились с мемуарами или другими книгами о далеком прошлом»21. Однако Горький считал, что большинство авторов рукописей еще «сильно суживают прошлое»22.

С другой стороны, Горький предостерегал от опасности увлечения изображением жизни отдельного человека в ущерб показу истории развития завода. Такой крен приводит к появлению книги иного жанра. В письме к Е. Данько, работавшей над «Историей фарфорового завода», он писал, что по существу история завода сведена ею к биографии Виноградова (основателя фарфорового производства в России, – Л. И.). Поэтому, при некотором сокращении описаний технических процессов, книга может быть издана в серии «Жизнь замечательных людей».»Но как «История завода», – писал далее Горький, – она Вам не удалась, – о заводе, о рабочих его рассказано слишком мало и сухо». Горький указывал, что для создания истории завода нужно «дать больше фактов, драматизировать их…»23 Он настаивал, чтобы книги создавались на широком и разнообразном документальном, фактическом материале и считал чрезвычайно ценным фабрично-заводские архивы и архивы департамента полиции. В последних Горький выделял доклады губернаторов и жандармов об их расправах с рабочими, как «ценнейший материал по истории классовой борьбы»24.

Очень удачно использует архивные документы С. Завьялов в одобренной Горьким «Истории Ижорского завода» – они служат не только для отражения факта, в них заключенного, но и для характеристики эпохи и ее людей.

Горький рекомендовал, чтобы при описании исторических событий соблюдалась предельная точность и достоверность – как в главном, так и в деталях, – чтобы материал был тщательно документирован.

Читая в рукописи А. Яковлева «Красное Сормово» сцены, изображающие холеру, Горький пишет на полях: «Какого года холера? Она была в 30-х и в 50-х годах». Когда А. Яковлев приводит сведения о том, что среди шестисот тысяч бурлаков есть три тысячи дворян – спившихся, погибших людей, Горький спрашивает: «Откуда это?»25 Горький отрицательно оценил рукопись А. Яковлева и считал, что ее необходимо переработать, чтобы придать ей «действительно историческое значение»26.

Горьковские требования документальности, строгой историчности, привлечения большого количества архивных источников преследовали цель создания подлинно, научной истории заводов, построенной на розысканиях и освоении большого документального материала. Однако Горький предостерегал и от мнимой учености. В заметке о рукописи «Методология по «Истории заводов» Горький писал, что «громоздкое сочинение это затянет и запутает работу. Сделано схоластически, слишком «по-ученому»27.

Многократны советы Горького о том, что историю предприятия нельзя давать изолированно от истории развития данной отрасли промышленности и в отрыве от показа революционной борьбы в стране.

Так, например, он отмечал, что во втором томе «Трехгорной» история фабрики оторвана от развития текстильной промышленности в России, не показан непрерывный рост забастовок ткачей в 80 – 90-е годы, влиявший на сознание рабочих «Трехгорной»; ничего не сказано о ряде важнейших политических событий, таких, как Ходынка, в которой участвовали рабочие Прохоровской мануфактуры, аграрное движение на юге в 1902 году, русско-японская война, имевших влияние и на жизнь» рабочих этого предприятия. Недостатком хорошей рукописи об Ижорском заводе Горький считал изолированный показ революционного движения в Колпине, без учета революционных событий в стране. В то же время, в связи с необходимостью обработки в кийках однородного материала, Алексей Максимович предупреждал и о другой опасности – появления книг, похожих друг на друга. О возможности появления однотипных книг, стремящихся каждый раз повторять всю историю партии и историю России, Горький писал А. А. Жданову; он отмечал, что избежать этой опасности можно в том случае, если стремиться не к полноте изложения истории завода, а сосредоточить внимание на специфических особенностях, отличающих данный завод от других; в каждой из этих книг читатель должен найти какую-то основную мысль, неповторяющуюся в другой книге, а все они будут дополнять друг друга, и в целом дадут картину истории развития рабочего революционного движения в России 28. В этом смысле Горький рекомендовал доработать первую и вторую части книги «Были горы Высокой», усилив показ специфических условий и особенностей революционного движения на Урале.

Еще в наброске плана работы по «Истории заводов» Горький отмечал, что «единообразие обработки материала и оформления его не исключает и даже не нарушает индивидуальных особенностей того или иного завода»29.

Большое внимание уделялось Горьким вопросам литературного оформления книг. Считая приемлемым жанровое многообразие книг по истории заводов, он писал, что «следует предпочесть единство и связность изложения. Нужно, чтобы весь материал сливался в монолитное целое, – в этой форме читателю легче освоить смысл материала»18.

Первым условием создания высоко художественной формы, по мысли Горького, является всестороннее и глубокое овладение материалом. Богатые возможности для живого, картинного изображения дает драматизм самого материала книг – условия жизни и труда рабочих, эксплуатация их, эпизоды революционной борьбы пролетариата и др.

Соблюдая историческую правду в показе событий и фактов, изображая действительно существовавших людей, писатель должен представить их во всей конкретности и полноте художественной детализации.

Типическое изображение быта возможно лишь при широком знакомстве с эпохой, что Горький подчеркивал в своих статьях: «Надо помнить, что стены и заборы завода не отграничивали его наглухо от общей жизни страны и что заводская жизнь полностью отражала в себе общие условия быта»30.

Недостаток ряда рукописей Горький видел в том, что «многое, крайне характерное для прошлого, не находит себе места»22.

Горький подчеркивал, что изложение исторических событий требует последовательности и связности. Поэтому наиболее приемлемым Горький считал расположение материала в хронологической последовательности, что и должно было определить композиционную структуру книг.

Много внимания Горький уделял языку рукописей. Он напоминал, что материал, изложенный холодным, небрежным, сухим языком, теряет свою политико-педагогическую силу. Прочитав главу «Отравление» (из истории фабрики «Красный треугольник»), Горький писал авторскому коллективу, что один из наиболее драматических фактов в истории фабрики написан бледным, невыразительным языком.

Он призывал авторов к тщательной работе над языком, который должен быть ярким, образным и живым.

О высоких требованиях Горького к языку книг по истории заводов свидетельствует его внимательная, иногда двукратная] редактура рукописей, вызванная желанием «подать книгу читателю в наилучшем виде»31.

Горьковская правка рукописей была подчинена основной цели издания – дать читателю интересную и понятную книгу по истории труда. Поэтому многие его замечания предлагали избавить текст от технических терминов, устаревших названий, иногда чисто местных выражений, а если они необходимы – давать к ним пояснения, так как книгу будут читать не только рабочие данной отрасли промышленности или района. Так, в рукописи по истории Ижорского завода Горький предложил пояснить названия частей судов петровской эпохи, или такое выражение, как «четверть хлеба».

Горький требовал также максимальной ясности и наглядности материала. Например, при описании Демидовских заводов в «Былях горы Высокой» он предложил дать «карту той части Урала, где завод Демидова»32. Редактируя рукопись о Челябинском тракторном заводе, он отметил неясность в описании некоторых машин и рекомендовал «дать фото вагранки, крана и т. д.»33.

Учитывая подобные замечания Горького, редакция «Истории заводов» уделяла большое внимание иллюстрированию книг, стремясь к тому, чтобы изобразительный материал обогащал содержание книги34.

Горький считал, что большую помощь в создании книг по истории заводов могут оказать центральная и заводская печать, обладающие опытными литературными кадрами. О важности такого литературного шефства он не раз писал в редакции газет «Известия», «Комсомольская правда», «Уральский рабочий», рекомендуя газетам пропагандировать эту работу, публикуя наиболее интересные отрывки из подготавливаемых книг.

Создание истории заводов протекало не всегда гладко и успешно, целый ряд трудностей и недостатков тормозил написание книг. Горький стремился следить за работой на всех ее участках, и потому его практические советы и замечания были всегда конкретны и действенны. Причину недостаточной продуктивности Ленинградской редакции Горький видел в распылении сил на второстепенные задания, в отсутствии творческого руководства авторскими коллективами; он рекомендовал усилить связь редакции с заводами (письмо Ленинградской областной редакции «Истории заводов»). Горький отмечал слабость работы и Украинской редакции, которая не сумела обратить внимание общественности на историю заводов, не привлекла писательские силы. В письме к П. П. Постышеву он просил его помочь изменить отношение к истории заводов на Украине.  Многие рядовые рабочие, члены литературных объединений и редколлегий заводских газет принимали самое разнообразное участие в «Истории заводов», которая стала подлинной школой для начинающих авторов.

Горький неоднократно подчеркивал, что рабочий должен быть ведущим участником создания по истории заводов, что над книгой в первую очередь должны работать те, кто живет жизнью предприятия, связан с ним35. В частности, одну из причин неудачи первого тома истории Трехгорной мануфактуры Горький и видел в том, что его писала группа историков, оторванная от фабрики, не вникавшая по-настоящему в жизнь предприятия.

«История завода им. Ленина» и «Волжские ткачи», написанные рабочим Н. Паялиным, ставшим квалифицированным историком, «Люди Сталинградского тракторного» рассказы коллектива рабочих и служащих завода, «Были горы Высокой», над которыми работали сто горняков Уральского рудника, две книги о постройке первой очереди метро («Как мы строили метро» и «Рассказы строителей метро»), написанные его строителями, и другие – все это свидетельствует о том, что рабочие авторы внесли в историю заводов чрезвычайно ценный вклад.

Проблемы, поднимаемые в истории заводов, шли в одном русле с теми важнейшими задачами, которые стояли перед советской литературой в начале 30-х годов. На пороге первой пятилетки советская литература стала активнее и смелее вторгаться во все стороны жизни; на первое место в литературе действительность выдвинула тему социалистического строительства, индустриализации страны. В центре целого ряда произведений этого периода стала проблема изображения нового советского человека, воодушевленного идеей созидательного, творческого труда, преобразующего свою родину во имя высокой цели – построения социализма.

Задумывая создание «энциклопедии нашего строительства», Горький имел в виду, что писатели должны принять в этом начинании активное участие, организационно возглавить его.

Формы участия писателей в этой работе были весьма разнообразны: индивидуальная работа писателя по созданию истории какого-либо завода или участие в авторском коллективе, где писатель создавал часть книги; руководство работой начинающих рабочих авторов или литературное редактирование уже завершенных рукописей; наконец, создание художественного произведения по материалам истории завода.

Целый ряд писателей и журналистов – Я. Ильин, Б. Галин, М. Шкапская, К.

  1. «Известия» от 4 сентября 1931 года.[]
  2. «Правда» от 11 октября 1931 года. []
  3. Сборник «История заводов», вып. I, стр. 79.[]
  4. Стенограмма заседания гл. редакции 16 октября 1931 года, КГ-изд. 6 – 7. Архив Горького.[]
  5. М. Горький, Собр. соч. в тридцати томах, т. 26, М. 1953, стр. 172 (далее цитируется по этому изданию).[]
  6. М. Горький, Собр. соч., т. 26, М. 1953, стр. 145.[]
  7. Там же, стр. 143.[]
  8. Там же, стр. 144.[]
  9. Там же, стр. 172.[]
  10. М. Горький, Собр. соч., т. 30, М. 1955, стр. 229.[]
  11. Отзыв Горького на т. II рукописи по истории «Трехгорной мануфактуры».[]
  12. Письмо Горького рабочим Уралмаша, авторам кн. «Дела и люди механического цеха». В кн. М. Горький, Письма к рабкорам и писателям, Б-ка «Огонек» N 55 – 56, М. 1936, стр. 36.[]
  13. М. Горький, Собр. соч., т. 26, М. 1953, стр. 271.[]
  14. Т а м же, стр. 271.[]
  15. Т а м же, стр. 272.[]
  16. Предисловие к книге «Выли горы Высокой», М. 1935, изд. 2-е, стр. 13.[]
  17. Набросок плана работы по Ист. ф-к и заводов. ПЛГ 1 – 20 – 1. Архив Горького.[]
  18. М. Горький, Собр. соч., т. 26, М. 1953, стр. 278.[][]
  19. М. Горький, Собр. соч., т. 26, М. 1953, стр. 327.[]
  20. Реализуя замечания Горького, бригада историков во главе с С. Лапицкон, совместно с рабочими, создала книгу «Быт рабочих Трехгорной мануфактуры», изданную в серии «Истории фабрик и заводов» в 1935 году.[]
  21. М. Горький, Собр. соч., т. 26, М. 1953, стр. 323.[]
  22. Там же, стр. 326.[][]
  23. М. Горький, Собр. соч., т. 30, М. 1955, стр. 421. Впоследствии работа Е. Данько об истории фарфорового з-да была помещена в качестве вводной статьи в кн. «Государственный фарфоровый з-д им. М. В. Ломоносова». Каталог. Л. 1938.[]
  24. М. Горький, Собр. соч., т. 26, М. 1953, стр. 273.[]
  25. Правка Горького на рукописи А. Яковлева «Красное Сормово», РАВ-пГ 50 – 12 – 1. Архив Горького.[]
  26. Отзыв Горького о рукописи А. Яковлева «Красное Сормово».[]
  27. ОРГ 3 – 21 – 1. Архив Горького.[]
  28. Письмо Горького А. Л. Жданову 4 сентября 1935 г. КГ-41зд. 6 – 32. Архив Горького.[]
  29. ПлГ-1 – 20 – 1. Архив Горького.[]
  30. Там же, стр. 324.[]
  31. Письмо Горького А. И. Тихонову 10 сентября 1935 года.[]
  32. «Литературная учеба», 1936, N 7, стр. 161. []
  33. Правка Горького на рукописи М. Борисоглебского «ЧТЗ». РЛВ-пг 6 – 12 – 1. Архив Горького.[]
  34. Большая часть книг по «Истории заводов» иллюстрирована удачно подобранными фотографиями, документами, старинными гравюрами и рисунками, иногда специально выполненными для данной книги.[]
  35. Письмо Горького авторам I тома истории «Трехгорной» б/д КГ-изд. 11 – 1-44. Архив Горького.[]

Цитировать

Горький, М. Письма и отзывы М. Горького (Публикация Архива А. М. Горького). Публикация Архива А. М. Горького, подготовка текста, вступительная статья и примечания Л. ИОКАР / М. Горький // Вопросы литературы. - 1957 - №7. - C. 115-131
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке