№10, 1980/Хроники

Письма Блока: В. Брюсову, молодым поэтам, Е. Д. Кусковой. Вступительная заметка, публикация, комментарий Н. Примочкиной

ПИСЬМО К БРЮСОВУ

В конце 1918 года в Петрограде был создан Большой драматический театр. Одновременно там же было организовано новое издательство – «Всемирная литература». И то, и другое учреждение возникли при ближайшем участии М. Горького. И временник «Дела и дня Большого Драматического Театра», и «Каталог издательства «Всемирная литература», вышедшие в свет в Петрограде в 1919 году, открывались его статьями. Мысли, сформулированные Горьким в обеих статьях, сходны: в эпоху войн и революций, то есть во времена борьбы, жестокости, страдания, крови и боли, человечество не должно забывать о высотах духа, «обо всем истинно человеческом… чему учили мир гении и таланты» 1. «Коллектив будет мертвым, бездушным телом, если он не создаст из плоти своей новую личность, которая приближалась бы к идеалу – ценного, доброго, сильного, бесстрашного человека. Необходимо научить людей любить, уважать истинно человеческое и надо, чтобы они умели, наконец, гордиться собою» 2.

Этой задачей определялся прежде всего репертуар Большого драматического театра. Со статьей о репертуаре во временнике театра выступил председатель его художественного совета А. Блок. «Перед нами – в прежней неприкосновенности – великая сокровищница старого классического и романтического искусства; этому искусству суждено свершить еще много великих дел», – пишет Блок. «Большой Драматический Театр есть, по замыслу своему, театр высокой драмы, высокой трагедии и высокой комедии… В этом театре авторов, по преимуществу, мы должны показать народу лучшие образцы европейской драмы…» 3

Театр предполагал давать на сцене образцы мировой драматургии в лучших переводах. Проблемы выбора перевода для постановки часто решало издательство «Всемирная литература». «Вопрос о переводе этих трагедий (годятся ли старые, нужны ли новые или надо исправлять), – пишет, например, Блок о трагедиях Шиллера М. Ф. Андреевой 27 апреля 1919 года, – решится во «Всемирной литературе», потому что Шиллер входит в ее рамки» (VIII, 521). Будучи председателем художественного совета БДТ, Блок входил одновременно в состав редакционной коллегии экспертов «Всемирной литературы».

Одной из первых пьес, предполагавшихся к постановке в БДТ, была драма В. Гюго «Эрнани» 4. «Шекспир продолжает быть основой репертуара всякого большого театра… – писал Блок в мае 1919 года. – Из этой, как бы неподвижной, основы репертуара рождаются два устремления… Первое – в сторону высокого романтизма. Театр, уже показавший свои способности в этом направлении… имеет право мечтать о новых достижениях на том же пути. Им намечены к постановке «Разбойники» и «Орлеанская дева» Шиллера и «Эрнани» В. Гюго» 5.

Сочинения В. Гюго, так же как и Шиллера, входили в планы издания «Всемирной литературы». Проспект издания его сочинений издательство поручило составить В. Брюсову. Этот проспект сохранился в его архиве6. Третий том («Драмы») должен был, по мысли Брюсова, включать избранные сцены из «Эрнани». Издательство же считало необходимым дать читателю эту драму Гюго полностью7.

На сцене Александрийского театра «Эрнани» ставился в переводе Татищева, который не удовлетворял Блока (VI, 474). Поэтому перед театром неизбежно вставал вопрос о новом переводе драмы. «…В вопросе о переводе «Эрнани» также компетентна «Всемирная литература», – писал Блок в уже цитированном письме к М. Ф. Андреевой (VIII, 521). Публикуемое ниже письмо Блока8 – пока единственное известное нам свидетельство того, что «Всемирная литература» перевод «Эрнани» поручила Брюсову.

Брюсова как переводчика Блок ценил высоко. «…Писателя, более владеющего стилем, чем Брюсов, я не знаю», – писал он, например, по поводу брюсовского перевода пьесы Метерлинка «Пеллеас и Мелизаида» (V, 198). Текст драмы Гюго – стихотворный, а вопрос о чтении стихов в русском театре был предметом специального пристального внимания Блока в его работе с актерами БДТ. «Недавно еще в России не только публика, но и критика не обращала никакого внимания на читку стихов со сцены, – говорил Блок в беседе с актерами 19 мая 1919 года; – теперь уже не то: если публика продолжает пребывать в невинности по части слуха к поэзии… то даже среди ученых, не только среди поэтов, начинают придавать самостоятельное значение стиху, производить наблюдения над его жизнью. В частности, романтики, с которыми нам придется иметь дело, знали цену стихам, и певучие потоки слов служили для них могучим средством воздействия, часто сообщали совершенно новое содержание тем мыслям, которые в эти стихи заключены» (VI, 355). В качестве примера беспощадного искажения стихотворного текста Блок в заметке»О чтении стихов русскими актерами» (май, 1919 год) привел именно сценическую редакцию текста «Эрнани» в постановке Александрийского театра. «Полно, «Эрнани» ли Гюго играли у нас на образцовой сцене?» – спрашивает он в конце этой заметки (VI, 474).

Не случайно поэтому перевод «Эрнани» был поручен такому признанному мастеру стихотворного, перевода, как Брюсов. Брюсов высоко ценил Гюго как поэта и на протяжении многих лет работал над переводами из его лирики9. В заметке о Гюго, опубликованной в «Новом энциклопедическом словаре», Брюсов писал: «В области техники стиха он достиг совершенства, которого до него во французской поэзии не бывало. Освободив стих от стеснительных правил лжеклассиков, он подчинил его законам, которые ему подсказывало его безошибочное чувство гармонии. Стих Гюго всегда силен и звучен, часто певуч, иногда виртуозен; рифмы Гюго всегда полновесны, красивы и существенно нужны стиху, а часто и исключительно богаты» 10. Фрагмент перевода «Эрнани» (начало, 10 л.), выполненного Брюсовым, хранится в его архиве11. Он снабжен примечанием: «Перевод в стихах, размером подлинника, Валерия Брюсова» 12. Но закончен перевод не был. Очевидно, от плана осуществить его Брюсов отказался довольно скоро, так как драма «Эрнани», о постановке которой Блок, как уже говорилось, писал в мае 1919 года, в статье Блока, вошедшей в сборник «Дела и дни Большого Драматического Театра» (он появился в свет в октябре 1919 года), не упоминается. Из пьес романтического репертуара Блок называет здесь уже не три, а одну: «Разбойники» Шиллера13. Таким образом, с мая по октябрь «Орлеанская дева» и «Эрнани» исчезли из репертуарных планов БДТ. Документов, объясняющих причины этого, пока найти не удалось, но можно надеяться, что со временем они где-то обнаружатся.

«29 июля 1919 Петроград

Многоуважаемый и дорогой Валерий Яковлевич.

А. Н. Лаврентьев14 говорил мне, что Вы изъявили согласие присылать переводы «Эрнани» по частям. Теперь Большому Драматическому Театру пора уже приступать к работе над текстом. Поэтому очень прошу Вас, если готов хотя бы первый акт, прислать его мне по адресу: Пб. Офицерская 57, кв. 21.

Предполагаю, что перевод Ваш, исполненный и для «Всемирной литературы», Вы снабжаете примечаниями, которые могли бы принести пользу и актерам. Если таковые есть, не откажите прислать и их, я передам их в полной сохранности во «Всемирную литературу».

Всегда Ваш

Ал. Блок».

 

Вступительная заметка, публикация, комментарий Ю. БЛАГОВОЛИНОЙ.

ДВА ПИСЬМА К МОЛОДЫМ ПОЭТАМ

В разные периоды жизни Блока, в различных литературных и общественных ситуациях разнилась и степень его заинтересованности в том, что пишут представители следующего литературного поколения. Достаточно силен был этот интерес, например, осенью 1911 года, когда Блок беседовал с Рюриком Ивневым, Г. В. Ивановым, Грааль Арельским (С. С. Петровым) 15. 5 декабря 1911 года он писал матери: «…Я хотел бы показать тебе несколько книжек молодых поэтов, где есть много хорошего» ## «Письма Александра Блока к родным», т. II, «Academia», М. – Л.

  1. «Каталог издательства «Всемирная литература», Пг. 1919, стр. 10.[]
  2. «Дела и дни Большого Драматического Театра», «Academia», Пг. 1919, стр. 8. []
  3. «Дела и Дни Большого Драматического Театра», стр. 10, 12.[]
  4. В 1909 году она была поставлена в Петербурге на сцене Александрийского театра. В 1916 году снята с репертуара театральной цензурой (см. об этом: Виктор Гюго, Драмы, «Искусство», М. 1958, стр. 765).[]
  5. А. Блок, Большой драматический театр в будущем сезоне, «Жизнь искусства», 7 мая 1919 года, также: VI, 349.[]
  6. ОР ГБЛ, ф. 386, 47, 23б.[]
  7. См. об этом письмо А. Н. Тихонова к Брюсову от 7 декабря 1918 года, – ОР ГБЛ, ф. 386, 105.3, л. 27.[]
  8. Автограф хранится в ЦГАЛИ (ф. 2530, б. ш.).[]
  9. Библиографию переводов Брюсова из Гюго см.: «Библиография В. Я. Брюсова. 1884 – 1973», Изд. Ереванского университета, 1976, стр. 469.[]
  10. «Новый энциклопедический словарь», изд. Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, т. 15, стлб. 361 – 362. []
  11. ОР ГБЛ, ф. 386, 26.8.[]
  12. Там же, л. 1.[]
  13. «Дела и дни Большого Драматического Театра», стр. 14.[]
  14. Андрей Николаевич Лаврентьев (1882 – 1935) – актер и режиссер. В 1919 году – главный режиссер Большого драматического театра в Петрограде.[]
  15. 20 февраля 1912 года эгофутурист Д. А. Крючков писал Блоку: «Обратиться к Вам позволяет моя уверенности в Вашем отзывчивом и благожелательном отношении к начинающим поэтам, о чем я слышал от сотоварищей – Грааль Арельского и Георгия Иванова» (ЦГАЛИ, ф. 44, оп. 2, ед. хр. 42, л.1об).[]

Цитировать

Блок, А. Письма Блока: В. Брюсову, молодым поэтам, Е. Д. Кусковой. Вступительная заметка, публикация, комментарий Н. Примочкиной / А. Блок // Вопросы литературы. - 1980 - №10. - C. 243-255
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке