Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 1996/Юмор

Пародии

ШИБКО УМНЫЙ

(Михаил ЗАДОРНОВ)

Должен сознаться: чем больше я становлюсь писателем, тем больше вещей я не понимаю.

Например, я не понимаю, почему я родился и вырос в Латвии, а меня называют русским писателем. Нет, почему писателем – понимаю, а почему русским – нет. До меня с трудом доходит, почему в свое время меня приняли в авиационный институт, хотя даже после получения диплома я не могу отличить аэроплан от машинки для изготовления пельменей. А уж каким образом мне удалось его закончить, не понимаю не только я, но и вообще любой зритель, кто видел меня хоть раз в жизни, пусть даже из последнего ряда балкона Дворца спорта.

Еще я не понимаю, почему после окончания авиационного института я начал работать режиссером народного агиттеатра. И не могу сообразить, почему мне присудили премию Ленинского комсомола. Нет, почему именно мне, я как раз понимаю. Я не понимаю выражение «Ленинский комсомол». У нас что, разве был какой-нибудь другой? Может, антиленинский? Или троцкистско-бухаринский? ВТБКСМ?

Да, много загадочного имеется на белом свете. Я, например, не понимаю, как в свое время у сотрудника забытого Богом «Московского комсомольца» Хорта поднялась рука сократить в моем трехстраничном произведении целых два слова! Зато я прекрасно понимаю, почему его, Хорта, если и показывают по телевизору, то в будний день, в два часа, по учебной программе, без предварительного объявления.

Многого, многого я не понимаю. Мне, скажем, невдомек, почему нельзя выдавать старые анекдоты за свои новые произведения. Если я правильно понимаю, анекдот – это фольклор, устное народное творчество. И я не понимаю, на каком основании злопыхатели пытаются лишить меня права считаться частью народа.

А теперь даже не знаю, говорить эту крамолу или не говорить. Но я все-таки скажу, только ночью, где-нибудь в подвале на 763-м километре шоссе Биробиджан – Юрмала и совсем шепотом, чтобы в лучшем случае это услышали только летучие мыши. Я совершенно не понимаю, почему начисто не развалился «Зеленый портфель» после того, как я проработал в редакции журнала «Юность» целых три месяца. Но этого, думаю, не понимает никто.

БЕЗ СОПЛИВЫХ ОБОЙДЕМСЯ

(По мотивам романа Евгения ЕВТУШЕНКО «Не умирай прежде смерти»)

Вице-Президент не играл в теннис, поэтому его организм был подвержен простуде. Стоило ему во время грозы промокнуть до нитки, а потом постоять на сильном сквозняке, как у него тотчас появлялся насморк.

В ночь с воскресенья на понедельник у Вице-Президента был так заложен нос, что дрожали руки. Он спал, мало сказать, плохо – очень плохо. Ему приснился сон. Ему снился его одноклассник Гадкий Утенок, хилый, хлипкий и хлюпкий. Когда он хотел увязаться на прогулку за видным и статным будущим Вице-Президентом, тот неизменно отшивал его дежурной формулой: «Без сопливых обойдемся».

Уже не во сне, а наяву после школы чахлый Гадкий Утенок поступил в медицинский институт, с блеском закончил его и стал Легендарным Доктором. Попасть к нему на прием считали за честь все от Последнего Цековца до Великого Поэта.

В три часа Вице-Президента разбудил телефонный звонок. Звонил Глупый Реформатор. Вице-Президент терпеть не мог этого борова с ежиком стриженых волос, потому что тот его обобрал. Однажды Вице-Президент находился в загранкомандировке у черта на куличках, когда Глупый Реформатор неожиданно устроил обмен купюр.

Цитировать

Хорт, А. Пародии / А. Хорт // Вопросы литературы. - 1996 - №3. - C. 358-360
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке