Не пропустите новый номер Подписаться
№4, 1990/Мнения и полемика

От реальности к мифу (Заметки о генезисе и функционировании соцреализма)

1

Не так-то просто понять: отчего это вдруг теоретики забушевали вокруг проблемы социалистического реализма? Кажется, что и самого предмета спора уже на белом свете нет – недаром же литературная критика давно и тихо изъяла термин «соцреализм»из своего лексикона. Впрочем, может быть, и дело-то все в том, что давно, то есть в период застоя, отказаться от такого важного термина можно было только и именно тихо, а сейчас, во времена перестройки, можно и пошуметь? Итак, разрешенная теоретическая буря, только и всего? Едва ли. Как ни странно прозвучит это сегодня, в атмосфере тотальной критики сталинской эпохи, я все же рискну высказать следующее предположение: именно в своей теоретической части (в отличие от практики!) «соцреализм»содержал изначально некие объективные истины, добытые предшествовавшей ему отечественной, прежде всего русской, литературой первого тридцатилетия XX века. Вот эти объективные теоретические истины и взывают к теоретикам: защитите, родненькие! И «родненькие»защищают.

Вот и получается, что теория соцреализма, давно и явно «буксовавшая», вдруг наполнилась живой кровью и вновь зазеленела, зацвела. Как ни крути, а даже лихие кавалерийские атаки на теорию соцреализма свидетельствуют, что перед нами – крепкий орешек, требующий от атакующих не только смелости, но и умелости.

Итак, теоретический штурм твердынь соцреализма в самом разгаре. Но то ли штурмуем? Ведь в двадцатилетие сталинизма теория отнюдь не определяла практику, а чаще всего оказывалась удобной и необходимой маскировкой для весьма неприглядной практики. Слово разошлось с делом, и судьбы произведений (а следовательно, и судьбы их авторов) решались не на уровне эстетической теории, которая уверенно опиралась на марксизм. В 1972 году в официальном справочном издании КЛЭ авторитетные авторы статьи «Социалистический реализм»пишут черным по белому как нечто общепринятое: «Хотя само понятие «Ср.»было сформулировано в 30-е гг., важнейшие особенности нового социалистического искусства уже намечены в эстетических суждениях основоположников марксизма (см.МарксК.и ЭнгельсФ.о литературе;ЛенинВ. И.о литературе)». Задолго до авторов КЛЭ сам Горький писал в 1935 году (то есть после Первого съезда советских писателей): «…исходной точкой социалистического реализма надо взять Энгельсово утверждение: жизнь есть сплошное и непрерывное движение, изменение» 1.

Итак, теоретически «соцреализм»был подготовлен эстетическими суждениями основоположников марксизма-ленинизма. Таково общепринятое в нашем литературоведении представление. Только недавно эта классическая концепция была впервые (плоды гласности и демократизации!) не просто поставлена под сомнение, а начисто отвергнута в статье Александра Гангнуса «На руинах позитивной эстетики. Из истории одного термина» 2. Давайте посмотрим, как А. Гангнус сначала лихо возводит А. В. Луначарского на пьедестал теоретического основоположника (!) соцреализма, а затем так же лихо сбрасывает его с пьедестала. Здесь совершается нечто вполне предсказуемое: наш автор пытается дискредитировать соцреализм Луначарским, а Луначарского – соцреализмом, «путая карты времени», как говорят французы.

В своей острополемической статье А. Гангнус сознательно сосредоточивает все внимание, весь «свет»на Луначарском, обходя полным молчанием и задвигая в глубокую тень Н. И. Бухарина. Это – намеренное, концептуальное, позиционное искажение реальной картины развития большевистской теории искусства нового, советского общества. Луначарский превращается критиком едва ли не в основополагающую фигуру, в теоретический Монблан, а значение Бухарина просто игнорируется, будто его и не было. На деле же все было наоборот: роль Бухарина, притом роль зловещая, в выработке и утверждении основ соцреализма в течение 20-х годов, когда еще и самого этого термина не существовало, – чрезвычайно велика, прямо скажем: определяющая роль. Бухарин, уловив «линию», проводил ее со свойственной ему энергией, блеском и жесткостью, то есть как истый боец-теоретик, в то время как Луначарский выступал скорее в роли «просветителя»от имени всех искусств. Вот эта невыигрышная в теоретическом плане для Луначарского ситуация и заставила А. Гангнуса в поисках точки опоры уйти из 20 – 30-х годов в начало 900-х, извлечь из полного забвения брошюру Луначарского «Основы позитивной эстетики», где, вдруг прозрев, критик обнаружил не только «истоки»соцреализма, но и «основы»сталинизма. Вольному воля, сказали бы мы, если бы участвовали в безобидном шутливом карнавале. Но мы же участники перестройки! И здесь нужны не новые маски, а правда во всем ее объеме.

Однако, критикуя брошюру молодого Луначарского (в 1904 году ему не было еще тридцати лет, но ведь Ленин старше всего на пять лет!), А. Гангнус утверждает, будто «есть все основания считать ее… первым (самым честным и точным) наброском «ведущего метода социалистической культуры» 3.

Все же самое главное в статье А. Гангнуса не критика брошюры Луначарского «Основы позитивной эстетики»1904 года (хотя критика занимает много места). Нет, куда важнее, голословно отбросив марксизм – общепринятый исток эстетики социалистического реализма, – проложить новое русло: от Луначарского к Первому съезду советских писателей, к уставному определению «соцреализма», то есть к 1934 году, когда Луначарского уже не было в живых. Правда, есть его доклад 1933 года, который так и называется – «Социалистический реализм»(доклад был сделан на пленуме Оргкомитета Союза писателей СССР в Москве и опубликован тотчас в журнале «Советский театр», 1933, N 2 – 3). Конечно, Луначарский мог бы произнести эту пламенную речь («Мы переживаем величайший всемирный переворот» ## А. В.Луначарский, Собр. соч. в 8-ми томах, т.

  1. А. М.Горький, Собр. соч. в 30-ти томах, т. 30, М., 1956, с. 381.[]
  2. См.: «Новый мир», 1988, N 9.[]
  3. «Новый мир», 1988, N 9, с. 148 – 149.[]

Цитировать

Митин, Г. От реальности к мифу (Заметки о генезисе и функционировании соцреализма) / Г. Митин // Вопросы литературы. - 1990 - №4. - C. 24-53
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке