№4, 2005/История русской литературы

Орфическая тема в культуре серебряного века

Если в этих якобы наивных мифах скрыто предузнание законов мира <…> то предузнание дано в мифе как бы бессознательно, только как эстетическая игра, утверждающая абсолютную свободу желания, то есть творческой воли.

Я. Голосовкер

 

Символ есть смысловое круговращение алогической модели непознаваемого, алогическое круговращение смысловой мощи познания.

А. Лосев

 

ОРФЕЙ И БОГОЧЕЛОВЕК

В 1912 году журнал «Труды и дни», намеревающийся в будущем печатать «Обзор орфической литературы» В. Нилендера, опубликовал рядом две небольшие концептуальные статьи с одним и тем же названием – «Орфей». Одна принадлежала Вяч. Иванову, другая – Андрею Белому. И в том, и в другом случае Орфей служил, если воспользоваться словами А. Белого, «символом иного». Но при этом авторы текстов расходились в самом важном для понимания символической сущности древнегреческого лирника.

Трактовка Вяч. Ивановым мифа об Орфее определялась его взглядом на сущность мифа вообще. Если современники этого образованнейшего мыслителя, которого Андрей Белый называл «экстрактом культуры», обращались к античному мифу, как правило, для того, чтобы дать форму субъективному переживанию, то для Иванова миф на всех уровнях человеческого опыта сохранял свое онтологическое содержание. По мнению Иванова, «мифическая летопись мира и человека более истинна, чем сама история»## Иванов Вяч. Собр. соч. Т. 3. Брюссель, 1979. С.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2005

Цитировать

Асоян, А. Орфическая тема в культуре серебряного века / А. Асоян // Вопросы литературы. - 2005 - №4. - C. 41-66
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке