№4, 2011/История русской литературы

О забытой недотыкомке

Литературная матрица. Учебник, написанный писателями. В 2 тт. М.: Изд. К. Тублина; Лимбус-Пресс, 2010. 1246 с. 3000 экз. В дальнейшем цитаты приводятся по этому изданию. — Е. П.

Двухтомник «Литературная матрица», выпущенный издательством «Лимбус-Пресс» на излете 2010 года, представляет собой постмодернистское решение давнего и болезненного вопроса о будущем школьной литературы.

В том, что именно высокое стремление раз и навсегда решить этот поистине «проклятый» для школьников и учителей «нулевого» десятилетия вопрос двигало издательским коллективом — В. Левенталем, С. Друговейко-Должанской и П. Крусановым, — сомнений не возникает: на первых же страницах первого тома, в редакторском «Предисловии», звучат призывы забыть о традиционных критериях «пользы» классической русской литературы и, «теряя покой», упоенно пуститься на поиски «аккумулированного» упомянутой классикой бытийного смысла. Поводырями на этом пути, обещают нам составители, станут авторы «Матрицы» — писатели и поэты, которые, будучи якобы «незнакомыми с литературоведческими трудами» (а вот это уже лукавство! Не поверю, что найдется хотя бы один «профессиональный» прозаик или поэт, не потрудившийся ознакомиться с «литературоведческими» трудами М. Бахтина, Ю. Тынянова, М. Гаспарова, да что там — И. Анненского, М. Цветаевой, И. Бродского… стоит ли продолжать?) и выступая в роли «просто читателей», научат школьника если не истории русской словесности, то уж, по крайней мере, «настоящему чтению, чтению всерьез». «Консервативные» учителя при этих словах должны в ужасе отшатнуться, приговорив крамольную книгу к немедленному сожжению, свободолюбивые либеральные педагоги — вздохнуть с облегчением: наконец-то в школьную программу по литературе, скорчившуюся в прокрустовом ложе ЕГЭ и ГИА, возвращается творческое начало! итак, где же он — справочник по «программе для активации человеческого в человеке», сказочное пособие, предлагающее старшеклассникам тайный код доступа к онтологическим знаниям, заключенным в русских классических текстах — от Грибоедова до Солженицына?.. Увы, справившись с мимолетной прихлынувшей эйфорией и ознакомившись с книгой, приходится констатировать: в этом качестве «Литературная матрица» — столь же увлекательный, сколь — одновременно — чрезвычайно неудачный проект.

Неудачный — прежде всего потому, что дурную службу авторам (среди которых — О. Славникова, М. Шишкин, Р. Сенчин, А. Терехов, А. Кабаков и другие) сослужили образчики биографической серии ЖЗЛ — именно на эту событийную, исторически-комментированную структуру ориентировались пишущие о Чернышевском, Лескове, Набокове, Бабеле… — меж тем как собственно изложение писательской биографии составляет лишь малую часть учебной работы, причем — наиболее легкую как для преподавателя, так и для ученика. Трудности начинаются позже, едва только дело касается текста. Но до текста у авторов «Матрицы», как правило, даже в самых блестящих статьях (М. Степановой о Цветаевой, М. Кантора о Булгакове и Маяковском, А. Рубанова о Шаламове и др.) разговор не доходит: в лучшем случае нам предлагается своеобразный поэтико-мировоззренческий концентрат на основе сколлажированных произведений «героя», в худшем — набор непроверенных сплетен и слухов, в избытке сопровождающих любую писательскую биографию. Предложение поразмышлять над тем, убили или не убили гебисты поэта Есенина (эссе Г. Садулаева «Словом по сердцу» — название-то какое!) и успел ли Дантес примерить кольчугу перед дуэлью с поэтом Пушкиным (Л. Петрушевская, «О Пушкине») — из их числа.

Пожалуй, наибольшее количество разногласий вызвала именно эта статья Петрушевской, написанная как будто бы специально затем, чтобы спровоцировать публику на мгновенное раздражение. Провокация удалась: главка «О Пушкине», где «автор подробно пересказывает старые сплетни и литературные анекдоты <…> смакует пикантные истории про Петра Ланского, Николая I и Наталью Николаевну, сплетничает об интригах одной светской дамы, которую почему-то обозначает загадочной литерой «И». Последнее рационально не объяснить. Оснований скрывать имя Идалии Полетики не больше, чем скрывать имя Ганского…»1, — так вот, эта самая главка быстро заработала статус худшей в издании и предопределила скептическое к нему отношение — тогда как, на мой взгляд, «вина» Петрушевской лишь в том, что она — чутьем опытного профессионального литератора — безошибочно уловила издательскую тенденцию к периферийности разговора о тексте — и, уловив, доиграла ее до абсурда, приведя в финале в пример музыкальности (!) Пушкина фальшивые строки из «Бесов», переиначив известнейшее (и единственное из рассмотренных ею в статье) пушкинское стихотворение на собственный лад. Ни «лучший редактор Петербурга Светлана Друговейко-Должанская»2, по заверению Левенталя не пропустившая в книге ни единого слова, ни критики Петрушевской, рьяно заступающиеся за поруганную честь Пушкина, не обратили никакого внимания на эту «текстовую» деталь.

Петрушевская выиграла.

Впрочем, литературный скандал вокруг имени Пушкина не отвлек наиболее внимательных рецензентов от тех по-настоящему сильных высказываний, коими держится яркий двухтомник. «Сколько бы ни было тут слабых текстов, один рубановский, про Шаламова, оправдывает всю затею»3, — замечает Л. Данилкин. Хладнокровно развенчивающий «либеральные благоглупости» Петрушевской С. Беляков внимательно вчитывается в эссе Шаргунова «Космическая карета, или один день панка», находя, что «свойственные раннему Шаргунову энергия, блеск и легкость теперь дополняются эрудицией, интеллектом и, что совершенно невероятно для прежнего Шаргунова, основательностью»4 (кстати говоря, шаргуновская «Космическая карета…» — одна из немногих статей, где автору удалось подтвердить свою парадоксальную гипотезу, обратившись непосредственно к тексту и углядев в «колючих и головокружительных» репликах Чацкого не только связь с «идеалами русской вольницы», но и сближение с сартровской философией социума, и «стерильность» души этого «представителя золотой молодежи», рвущего на груди «рубаху от Gucci» и не имеющего ни малейшего представления о возможном устройстве человеческого общежития). В. Топоров, пишущий про «Матрицу» чаще и увлеченнее остальных, склоняется в пользу «Тайны золотого ключика» Терехова; и действительно, тереховская «речь про Солжа», отпугивающая поначалу нарочито сниженным, «молодежным», жаргоном, мало-помалу захватывает страстной своей напряженностью, из рядовой заключительной части двухтомника оборачиваясь поминальной молитвой по исчезающей русской литературе, чей «уровень правды» вдруг оказался не нужен «чужой и огромной России», — той, что в самом начале «лихих 90-х», «извиваясь и вздрагивая, ползла мимо, не открывая шторок на фонарь безымянной будки, под которой махал о чем-то флажком забытый учитель физики из Рязани. Его не взяли — и он не поехал…» (т. 2, с. 757).

Там, где прошлое поверяется современностью, а классический текст прочитывается авторами «Матрицы» как объяснение текущего дня, часто — как предисловие к новому времени, статьи удаются. В этом смысле особенно повезло так называемым «второстепенным» писателям и поэтам: остроумно и весело пишет о сентиментальных степных колокольчиках «второразрядного» Алексея Константиновича Толстого покойный Д. Горчев, счищая с его поэзии и исторической прозы налет необязательности, сопутствующий в наших школах «внеклассному чтению»; блистательно эссе А. Евдокимова о непонятом и, как правило, зевотную скуку у учеников вызывающем Салтыкове-Щедрине, засунутом советским литературоведением в «жалкую нишу» сатирика-обличителя царских порядков и «на этом основании фактически отправленным в архив» в 90-е годы — теми, кто «Историю одного города» трактовал в духе «растянутого историко-политического анекдота» (т. 1, с.

  1. Беляков С. Плоды Просвещения // Частный корреспондент. 2010. 3 ноября. []
  2. Левенталь В. Лит-ра по-петрушевски // Соль. 2010. 18 октября. []
  3. Данилкин Л. Прекрасный дилетантизм // Афиша. 2010. 8 ноября. []
  4. Беляков С. Плоды Просвещения.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2011

Цитировать

Погорелая, Е.А. О забытой недотыкомке / Е.А. Погорелая // Вопросы литературы. - 2011 - №4. - C. 124-138
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке