№12, 1958/История литературы

О серии литературных мемуаров

1

Десять лет назад в Гослитиздате вышла первая книга «серии литературных мемуаров» – «Воспоминания» А. Панаевой. Сейчас на книжной полке стоят пятнадцать названий этой серии. Общий тираж этих книг – миллион экземпляров. И все-таки они исчезают с книжных прилавков с такой быстротой, что достать их очень трудно даже у букинистов. Очевидно, литературные мемуары отвечают запросам современного читателя, которого интересуют не только произведения писателей-классиков, но и все, что можно узнать о них самих – об их духовном облике, общественных и личных связях, об условиях их творческой деятельности, о взглядах и суждениях по самым различным вопросам.

По сравнению со специальными книгами литературоведов воспоминания современников имеют в глазах читателей преимущество первоисточника: они сами по себе документы времени и потому обладают обаянием достоверности. Они знакомят читателя с живыми фактами истории без «посредников», нередко подбирающих и обрабатывающих их, подгоняя под те или иные схемы.

Многие весьма существенные факты истории литературы известны нам только из воспоминаний современников. Содержание второго тома «Мертвых душ», сожженного Гоголем,»мы знаем из пересказа Л. Арнольди, Д. Оболенского, С. Т. Аксакова и др. Содержание романа Чернышевского «Старина» (сожженного А. Пыпиным из боязни обысков и репрессий) известно только возложении С. Стахевича, П. Николаева и В. Шаганова. Воспоминания А. Панаевой, И. Панаева, В. Анненкова содержат множество важных подробностей литературной борьбы 40 – 60-х годов XIX века, они вводят читателя в повседневную атмосферу литературно-общественных отношений того времени. Без этих мемуарных материалов нельзя составить сколько-нибудь полного представления о жизни Белинского, Добролюбова, Некрасова, Чернышевского и многих других писателей.

Все это говорит о том, что серийное издание литературных мемуаров – дело вполне своевременное и очень нужное. Но тем строже следует подходить к отбору мемуаров и качеству их издательской подготовки.

Издание серии пока осуществляется крайне медленно и неровно. Пятнадцать названий (за десять лет!) – это в лучшем случае начало серии, которая должна развернуться во многих десятках книг. От этой медлительности больше всего страдает мемуаристика, связанная с писателями и литературными событиями нашего времени: за все эти годы в серии вышла только одна книга такого профиля – «М. Горький в воспоминаниях современников». Громадный материал воспоминаний современников о В. Маяковском, Д. Фурманове, А. Серафимовиче, Н. Островском, А. Толстом до сих пор не издан. Даже в последние годы, когда в печати стало появляться особенна много документальных материалов, предназначенных для более полного и разностороннего освещения истории советского общества, когда в Госполитиздате стали выходить многочисленные воспоминания о незабываемых событиях революционной борьбы, о Ленине и деятелях нашей партии, – литературных мемуаров о советской эпохе у нас еще мало.

Правда, в начале 1957 года Гослитиздат объявил о своем намерении наряду с воспоминаниями о классиках издавать также мемуары современных писателей, но ни одна из обещанных тогда книг еще не вышла.

Одновременно необходимо ускорить и расширить издание мемуаров о великих писателях прошлого. Ведь до сих пор не выпущены и даже не подготовлены сборники воспоминаний о Чернышевском и Добролюбове, о поэтах-декабристах, о Лермонтове и Некрасове, о Тургеневе…

Что же касается качества издательской подготовки серии литературных мемуаров, то для его повышения особенно важна своевременная и разносторонняя критическая оценка вышедших книг, анализ успехов и неудач всего издания. Однако за десять лет таких статей в нашей печати появилось ничтожно мало.

Между тем настало время для обобщения опыта издания. Сейчас уже можно судить и о его общих принципах, и о том, насколько последовательно осуществляются эти принципы в каждой из вышедших книг. Совершенно очевидно, что в статье, посвященной всей серии, невозможно всесторонне рассмотреть каждую книгу в отдельности. Поэтому мы остановимся только на некоторых первоочередных вопросах, связанных с принципами издания.

2

За сорок лет советскими издательствами накоплен немалый опыт публикации литературных мемуаров. Еще в 1917 году начала выходить «Библиотека мемуаров». В 20-е годы возник целый ряд серийных изданий: «Памятники литературного быта», «Русские мемуары, письма и материалы», «Литературные памятники и мемуары» и т. д. Особенно много мемуаров вышло в 1928 – 1933 годах – более пятидесяти книг. Но затем в течение ряда лет мемуарные книги стали издаваться реже, а серийные издания постепенно заглохли.

В научной подготовке мемуарных изданий серия Гослитиздата, естественно, должна явиться новым этапом, соответствующим современному состоянию литературоведения. Рассчитанное на много лет, такое начинание позволяет подойти к подготовке книг планомерно и продуманно, руководствуясь единой системой требований. И прежде всего такое издание должно характеризоваться качеством мемуарных произведений, то есть значительностью их содержания, их литературными достоинствами и новизною материала.

Бесспорной заслугой уже вышедших книг серии является публикация новых рукописных документов. В мемуарной серии Гослитиздата впервые увидели свет некоторые воспоминания о Л. Толстом, о Чехове, о Горьком. Здесь впервые опубликованы воспоминания Н. Златовратского об А. Эртеле, сто тридцать писем И. Пущина, отрывки из дневников М. Пущина и М. Корсакова. Составители мемуарной серии извлекли немало затерянных и забытых воспоминаний из старых периодических изданий, сделав их доступными современному читателю.

Издательство поступило, разумеется, правильно, дав читателю наряду с высокими образцами художественных мемуаров и законченными мемуарными книгами профессиональных литераторов также и воспоминания или дневники людей, не имеющих отношения к литературе, но умеющих рассказывать добросовестно, ясно и живо. Такого рода «свидетельские показания» об отдельных писателях и о подробностях литературной жизни нередко являются ценными документами времени и имеют полное право не только на включение в сборники воспоминаний, но и на выход отдельными книгами. Важно лишь осуществить правильный принцип отбора, позволяющий выбрать из громадного количества воспоминаний, дневников и писем наиболее интересные.

Вышедшие книги серии в основном удовлетворяют требованиям такого отбора как по качеству, так и по жанровым признакам: читателю предлагаются здесь достаточно разнообразные виды мемуарной литературы – художественные мемуары, мемуары-свидетельства, дневники и письма; при этом соблюдается лишь требование фактической достоверности.

3

Дополнительные трудности, связанные с отбором мемуарного материала, возникают при издании сборников воспоминаний о том или ином писателе. Таких сборников пока вышло семь: о Пушкине, Гоголе, Герцене, Толстом, Чехове, Горьком и Салтыкове-Щедрине1. Необходимость выпуска подобных сборников не вызывает ни малейшего сомнения; только в них и можно представить, объединить все существенное из воспоминаний о выдающихся деятелях литературы, все, что не может быть издано отдельно из-за объема либо по каким-нибудь другим причинам. К сожалению, в сборниках Гослитиздата преимущества этого рода изданий реализованы недостаточно.

В книге «Гоголь в воспоминаниях современников» (1952, редакция текста, предисловие и комментарии С. Машннского) попадаются малоинтересные, бесцветные материалы (например, воспоминания Ф. Иордан) и, наоборот, сокращены весьма содержательные и важные воспоминания С. Т. Аксакова, которые представлены лишь первой их частью и заканчиваются 1843 годом. Это мотивировано в комментариях тем, что вторая часть воспоминаний Аксакова не была обработана автором из-за болезни и представляет собою «черновые, мало связанные между собой материалы». Между тем как раз эта часть ни разу не переиздавалась с 1890 года и стала библиографической редкостью. Отсутствие ее в сборнике тем более обидно, что сам С. Машинский четыре года спустя решительно изменил свое мнение о ней. В комментариях к третьему тому сочинений Аксакова, говоря о той же второй части его воспоминаний о Гоготе, он справедливо указывает: «Она содержит в себе ценные материалы, представляющие несомненный интерес не только для специалиста, но и для широкого читателя» 2.

Жаль также, что в сборник не включены воспоминания Е. В. Матисена, характеризующие деятельность Гоголя в качестве адъюнкт-профессора кафедры всеобщей истории в Петербургском университете. Несмотря на то, что сам составитель сборника считает, что эти воспоминания «существенно отличаются по своему характеру от многих других, крайне односторонних свидетельств», они приведены почему-то только в примечаниях. Немалый интерес представили бы для читателей и воспоминания. М. Максимовича, и письма А. Карамзина, содержащие меткую характеристику личности Гоголя; однако и они не вошли в книгу.

Аналогичные недостатки свойственны и другим сборникам серии. Как уже отмечалось в печати, в состав двухтомного издания «Толстой в воспоминаниях современников» (1955, подготовка текста и комментарии Н. Гусева и В. Мишина, предисловие К. Ломунова) следовало бы включить интересные мемуары И. Андриевского, Н. Кашкина, Ю. Одаховского, П. Глебова. Жаль также, что в сборнике не нашлось места для воспоминаний о Толстом такого писателя, как И. Бунин.

В сборнике «Горький в воспоминаниях современников» (1955, вступительная статья Ю. Акимова, подготовка текста и комментарии Р. Ковнатор, редакция А. Мясникова и А. Лекторского) отсутствуют воспоминания К. Пятницкого об участии писателя в январских событиях 1905 года и воспоминаниям. Слонимского о жизни Горького в Петрограде. Из воспоминаний В. Десницкого, Конст. Федина и Вс. Иванова исключены некоторые важные места.

Во всех случаях этого рода ссылки на ограниченность объема сборников не могут быть признаны состоятельными, потому что значительное место можно было бы освободить в них за счет материалов, не имеющих даже отдаленного отношения к мемуарному жанру. Так, в сборник «Пушкин в воспоминаниях современников» (1950, редакция текста А. Дымшица и Д. Золотницкого, предисловие А. Дымшица) включены, например, отрывки из статей и писем Белинского, а также высказывания Герцена о творчестве Пушкина, то есть материалы, носящие литературно-критический характер и не имеющие ничего общего с мемуарами. В сборник воспоминаний о Гоголе литературно-критические статьи привлекаются еще шире: сюда включены отрывки из семи статей Белинского, отрывки из статей Герцена и вся статья Чернышевского «Сочинения и письма Н. В. Гоголя». Составитель и редактор сборника С. Машинский мотивирует это тем, что «по идейному своему содержанию даже лучшие мемуары стоят неизмеримо ниже классических статей о творчестве Гоголя, написанных Белинским и Чернышевским». Никто, разумеется, не оспаривает мысль о глубине идейного содержания революционно-демократической критики, но от этого она все-таки не превращается в мемуары. Натяжкой является и аргумент составителей сборника воспоминаний о Пушкине. Признавая, что в суждениях о Пушкине] Белинского и Герцена «нет, разумеется, прямых мемуарных мотивов», А.

  1. О сборнике «М. Е. Салтыков-Щедрин в воспоминаниях современников» в этом же номере нашего журнала мы печатаем рецензию Б. Эйхенбаума.[]
  2. С. Т. Аксаков, Собр. соч., т, 3, 1956, стр. 729.[]

Цитировать

Тамарченко, Г. О серии литературных мемуаров / Г. Тамарченко // Вопросы литературы. - 1958 - №12. - C. 150-162
Копировать