№7, 1987/Идеология. Эстетика. Культура

Новое мышление, гуманизм действий

Казалось бы, в стремительном беге наших динамичных дней быстрее и быстрее будут отдаляться теперь не столь уж близкие – февральские – дни представительного форума «За безъядерный мир, за выживание человечества». Но, видимо, не всегда надо торопиться с привычной констатацией: «событие кануло в Лету». Это ощущаешь все острее, перечитывая высказывания участников форума, записи встреч с приезжавшими на него друзьями.

Гости Москвы единодушны: в нынешний приезд они с особой силой почувствовали привлекательность и историческую необходимость перемен, которые происходят в Советской стране. Поняли, что перестройка воспринимается советскими людьми как обновление жизни, переход социализма на новую ступень. Что она служит человечеству надежным гарантом его будущего – мирное Завтра планеты удастся обеспечить, когда повсеместно получат признание принципы, сформулированные в понятии новое политическое мышление. В понятии, которое соответствует самой сути социализма, высоте его гуманистических, нравственных критериев. Новое мышление, отвергающее империалистическую концепцию ядерной дубинки, зовет к взаимопониманию и доверию между народами. Зовет каждого, будь то политик или ученый, бизнесмен или врач, деятель религии или искусства, литературы… Человек конца XX века, вытекает из дискуссий на московском форуме, не должен видеть во встречном врага (какой опасный стереотип!), не должен забывать выстраданный мирными тружениками обычай: путники подают друг другу для рукопожатия открытую ладонь, чтобы показать, что в ней нет оружия.

Долг литературы – содействовать взаимопониманию людей, народов, обретению глобального видения мира, осознанию задачи задач – борьбы за выживание рода человеческого.

С видным немецким прозаиком, президентом Союза писателей ГДР, автором известных романов «Актовый зал», «Выходные данные», «Остановка в пути» Германом Кантом нам довелось беседовать сразу после форума. Как всегда, Г. Кант сосредоточенно спокоен, точен в суждениях. Сегодня у него приподнятое настроение.

Полон впечатлений о дискуссиях, о речи Михаила Сергеевича Горбачева. (Итожа впечатления, потом заявит в газете: «Москва явилась событием на пути к миру еще и потому, что на стороне Михаила Горбачева были и мораль, и логика; его точные и верные слова казались произнесенными совершенно в духе легендарного первого декрета. Он вел себя как заботливый и умный сосед, который старается объяснить единомышленникам, что только все вместе, сообща смогут предотвратить угрозу».)

Г. Кант в этой связи заново углубился в размышления о роли литературы. Раньше приходилось от него слышать, что он не является безудержным оптимистом в оценке ее возможностей. Ныне увереннее говорит об их возрастании. Разделяя всечеловеческую тревогу за мир, за жизнь, литература не может не вдохновлять людей идеалами добра и справедливости. А какое же духовное лидерство без веры в успех? Долг литературы – стимулировать заботу о безопасности, о будущем всех жителей Земли. Задача высоконравственная, она предполагает ломку укоренившихся предубеждений. Выступая на форуме, Г. Кант привел такой эпизод. Один западный эксперт выразил опасение, что при создании в Центральной Европе зоны, свободной от ядерного и обычного оружия, в нее немедленно вторгнутся восточные армии. До чего же устойчивый стереотип: ни эксперт, никто из его коллег не высказали тревоги, что через ту же демилитаризованную территорию могут двинуться на Восток сторонники «великогерманских» притязаний (а их немало).

За наблюдениями Г. Канта – мысль об обязанности честного художника слова переориентировать морально-этические представления людей в сторону взаимопонимания. Средства у художника, разумеется, специфические. Но вовсе не отделенные от общих нужд и усилий.

Чтобы достигнуть реальных результатов, нужно новое политическое мышление. И естественно задуматься, как должно расти и крепнуть у деятелей литературы и искусства новое художественное мышление, цель которого – воспитание человека-гуманиста, непримиримого к милитаризму, сознающего свою ответственность за судьбу не одного лишь собственного народа, а всего человечества.

Хорошо помню: начиная сотрудничество с «Вопросами литературы», Герман Кант еще лет пятнадцать назад в ответе на очередную анкету журнала неразрывно связывал социалистическое самосознание созидателей Германской Демократической Республики с убеждением в том, что все изменения зависят в конечном счете от самих людей. И сегодня сама собой наша беседа углубляется в проблемы отношений политики и культуры. Эти отношения складывались в истории по-разному. Бывало, писатели брались за самые актуальные проблемы совместно с политиками. Или замыкались в башню из слоновой кости. Случалось, не будучи мировоззренчески зрелыми, сбивались на анархистский путь. Вызов, который бросил термоядерный век, требует от них крепить и крепить добрососедство и взаимодоверие.

– В речи Горбачева в Кремле, – говорит Г. Кант, – выдвинута масштабная программа объединения современных подходов всех тех, кто озабочен будущим человечества: подходов и политиков, и литераторов, и ученых. Эта программа зовет мыслить и четко и эмоционально, она увлекает на действия во имя взаимовыживания.

Замечу, что Г. Кант не одинок; новое политическое мышление воспринимается как ориентир мышления художественного многими участниками форума. Так, в унисон со словами М. С. Горбачева, что «нельзя судьбу важнейшей задачи современности отдавать в руки исключительно только политикам», размышляли болгарин Любомир Левчев (он оспаривал тех, кто думает, что можно говорить о новом мышлении только в применении к политике), американец Гор Видал (ему Горбачев «ни на минуту… не казался политиком. Значит, либо он самый лучший политик в мире, либо он действительно верит в то, что говорит»).

Гуманистическая политика помогает писателю постигать жизненную правду в ее полноте, сложностях. Сказанное относится не просто к тематике литературного произведения – международной ли, отечественной, а к внутреннему пафосу творчества.

Художник поднимается на большую идейную, творческую высоту, умом и сердцем осознав, что новое мышление – это проникнутая высокой нравственностью активная борьба. Борьба упорная, страстная. Не только с открытыми противниками.

Цитировать

Озеров, В. Новое мышление, гуманизм действий / В. Озеров // Вопросы литературы. - 1987 - №7. - C. 30-38
Копировать