№12, 1973/Советское наследие

Новая действительность – новый человек

Создание нового типа личности, формирование нового человека – вот, быть может, самое великое завоевание монгольского народа, достигнутое им в ходе социалистического строительства. За полустолетие, протекшее со времени Народной революции в нашей стране, в политической и экономической жизни Монголии произошли огромные преобразования, до неузнаваемости изменившие облик страны. И вместе с революционными изменениями, происходившими в действительности, такие же глубокие изменения происходили и в душах людей, в их миропонимании, в их этических и культурных запросах.

«Синяя Монголия стала красной Монголией. Сын старого мира стал сыном нового мира», – писал основоположник новой монгольской литературы Дашдоржийн Нацагдорж в новелле «Сын старого мира», появившейся в печати к десятилетнему юбилею монгольской Народной революции. Устами гениального Нацагдоржа наша литература впервые заявила о том, что на бескрайних, величаво-суровых просторах монгольских степей рождается новый человек.

Кого же Нацагдорж называет сыном старого мира? Сын старого мира думал, что «за теми горами уже нет юрт, а за горизонтом уже нет земли, отставал он от тысяч дел, от культуры всего мира. Лишь по утрам он молился богу, а по вечерам – небу, и таким образом проходила вся его жизнь». Вот каким был его духовный мир.

Кочевники в монгольских степях, по словам Д. Нацагдоржа, «жили будто под перевернутым котлом, в отсталости сельской жизни» и находились на грани вымирания.

«Но один друг сына старого мира выстрелил из оружия революции, и с того дня засиял свет под перевернутым котлом, проснулось к жизни целое племя, целый народ».

С той поры, когда было опубликовано это произведение основоположника новой монгольской литературы, прошло всего четыре десятилетия, а жизнь нашей страны, духовный мир ее людей стали совсем иными, чем в эпоху Нацагдоржа. И если Нацагдорж говорил о том, что новый человек в Монголии только рождается, то теперь этот человек, этот герой – активный строитель социализма на древней монгольской земле – стал главным героем нашей литературы.

Вот, например, ход размышлений персонажа одного недавно появившегося произведения известного нашего писателя С. Эрдэнэ – героя, представляющего Монголию на международном симпозиуме в Стокгольме; в письме домой этот персонаж пишет: «В этом далеком Стокгольме, встречаясь с людьми разных земель, сознавая, что и у меня есть что им сказать и есть чем гордиться перед ними, я еще глубже осознал свою причастность к общечеловеческой судьбе. Хотя у меня весьма скромные возможности для того, чтобы возвеличить страну свою, я всегда буду помнить, что она дала мне знания и право ощущать себя равным со всеми людьми мира. И у меня одно желание – сделать еще больше, быть полезным стране и народу». Так думать может только наш современник, человек сегодняшней Монголии, давно исцелившийся от чувства обреченности, замкнутости и изолированности от мира, лежащего за горизонтом родной степи. Какая огромная дистанция отделяет его от персонажей Нацагдоржа, от героев книг наших писателей 20-х годов, когда Монголия делала только самые первые шаги по пути преобразования жизни на социалистических началах!

Оглядываясь сегодня на нашу историю, вспоминая героические десятилетия, протекшие со дня великой победы Народной революции, зримо ощущаешь, как вместе с действительностью менялись люди, какими сложными путями шло формирование нового человека, какой громадный, неоценимый материал для литературы таит в себе летопись борьбы монгольского народа за социализм. Твердо встав на путь некапиталистического развития, наша страна в конце 20-х – начале 30-х годов вела титаническую борьбу за то, чтобы закрепить и углубить завоевания революции. В непримиримом столкновении между старым и новым выковывался характер строителя социалистического общества. Литература новой Монголии с первых же лет ее существования активно включилась в социалистическое строительство, правдиво и многогранно отражая процесс перестройки всей системы отношений между людьми.

Феодализм и служившая верным проводником его идеологии буддистская религия утверждали принципы неравноправия мужчин и женщин. Женщине не было места в общественной жизни, она подвергалась ужасающей эксплуатации. МНРП приняла решительные меры, чтобы раскрепостить женщину, обеспечить ее равными с мужчиной правами, активно вовлечь в политическую и общественную жизнь. Так монгольские женщины вступили на путь новой жизни, стали служить делу революции.

Писатель Цэндэйн Дамдинсурэн в повести «Отвергнутая девушка» создал образ женщины, трудным путем идущей к новому самосознанию, освободившейся от пут старой жизни и старого уклада. Повесть написана на восьмом году победоносной Народной революции.

Она была одним из первых крупных произведений нашей новой литературы.

Ламы предсказали главной героине повести Цэрэн тяжелую судьбу: жизнь ее будет несчастной, а сама она – плохим человеком. С этой сцены начинается повествование. Богач Болод, собиравшийся удочерить Цэрэн, теперь, поверив пророчествам ламы, отказывается от своего намерения. В старой Монголии отвергнутую всеми Цэрэн ждала ужасная жизнь. Но народная власть помогает ей стать на ноги, делает образованной женщиной, открывает перед ней светлую дорогу новой жизни.

В те годы, когда Дамдинсурэн писал свою повесть, в нашей стране начиналась культурная революция.

Абсолютное большинство населения все еще оставалось неграмотным, чуть ли не каждый третий был послушником в монастыре, где его одурманивали религиозным угаром. Неписаным законом степей было отдавать в монастырь самого бойкого, умного мальчика.

Легко представить себе, какие трудности стояли на пути культурной революции в таких условиях. Однако партия повела решительную и бескомпромиссную борьбу за то, чтобы сделать каждого грамотным, чтобы страна покрылась сетью общеобразовательных школ, чтобы была создана эффективная система народного образования. На протяжении 30-х годов не утихала борьба между народной школой и духовной школой – классовая борьба, в которой решалось будущее страны. Большую и бескорыстную культурную помощь своим монгольским братьям и сестрам оказывали сотни врачей и учителей, приехавших к нам из Советского Союза. Один из них, Е. Ашурков, в своей книге «По степям Монголии» живо воссоздает эпизоды, типичные для тогдашней эпохи: «Сегодня большой ламский праздник Бумба. Задача агитбригады – отвлечь от монастыря часть населения. В полукилометре от главных ворот храма бригада поставила два больших открытых майхана (палатки. – Л. Т.). Оркестр бригады заиграл монгольский национальный гимн. Из монастыря, словно в ответ, раздались звуки труб и барабанов…»

Вот так, в острых схватках с ламами, день за днем исподволь шло освобождение аратских детей от влияния монастырей, так маленькие граждане новой Монголии приобщались к истинному просвещению и культуре. Новый человек сегодняшней Монголии явился не сам собой – его появлению предшествовала многолетняя и упорная борьба за человеческие умы и души.

В одном из своих стихотворений Д. Нацагдорж назвал борцов культурной революции «сеятелями культуры на просторах степей и гор». Среди таких сеятелей был и молодой учитель Дондогийн Цэвэгмид. В 1935 году он написал прекрасные лирические повести «Чабан Найдан» и «Болд и Самбу», в которых созданы образы людей, решительно порвавших с религией, твердо ставших на путь просвещения и образования.

Маленький Найдан был отдан в ученики жестокому ламе. Учитель-лама заставлял Найдана зубрить совсем ему непонятные тибетские письмена. При этом мальчик должен был во всем прислуживать своему учителю-хозяину. «Каждый день немного учили его тибетской грамоте, но учиться и читать было некогда. С восхода солнца он подметал двор, убирал дом, варил чай, готовил обед, мыл посуду, разжигал печку… И так беспрерывно – вечно был занят каким-нибудь делом», – читаем в повести. Из цепких лап ламы Найдана вырвала революция; он поступил в народную школу, перед ним открылись пути новой жизни.

Как и главный герой повести «Чабан Найдан», ее автор Дондогийн Цэвэгмид принадлежит к типу новых людей, рожденных и взращенных революцией. Сын бедного кочевника, Цэвэгмид стал доктором биологических наук, профессором; он занимает ответственный пост заместителя Председателя Совета Министров МНР. Ученики этого писателя, десятки лет проработавшего ректором Монгольского государственного университета, живут и работают во всех краях и концах необъятной земли нашей.

В 1940 году страна бесповоротно встала на путь некапиталистического развития. Эту великую историческую победу декларировал X съезд МНРП. Начался социалистический этап Народной революции. Но происки мирового империализма помешали мирному развитию нашей страны, принесли неисчерпаемые трудности и беды. И вновь нам протянул руку дружбы, руку помощи великий Советский Союз. Халхин-Гол и годы Великой Отечественной войны показали всему миру, что у монгольского народа общие помыслы и единая судьба с советским народом. В годы войны, в борьбе против общего врага еще более окрепло и углубилось чувство дружбы с советским народом. В огне освободительной войны против японских милитаристов в 1945 году боевые братья – монгольские и советские солдаты – шли плечом к плечу по полям сражений.

Литература широко отразила испытания, выпавшие на долю народа в те незабываемые годы, отразила героические свершения людей, выразила чувство солидарности и братства двух первых социалистических стран. Можно назвать хотя бы такие произведения, как «Оба – мои сыновья» Ц. Дамдинсурэна, «Волк в шапке» Ч. Лодойдамбы и десятки других. Привлекает романтическим образом нового монгольского человека – пламенного патриота и воина – повесть Д. Сэнгэ «Аюуш».

Отгремела война, начался период развернутого строительства социалистической Монголии. И в литературе стала преобладать тема созидания и мирного труда. В конце 40-х годов Ч. Лодойдамба написал роман «На Алтае». Это был первый роман в нашей новой литературе. Любопытно, что многие читатели сочли книгу произведением фантастического жанра. Что побуждало их так думать? Среди действующих лиц романа были выведены советский ученый Панов, молодой геолог Баяр и доктор исторических наук Бат. Так вот, два последних героя и показались читателям, так сказать, «персонажами из будущего». Это не удивительно – ведь в те дни наших геологов можно было перечесть по пальцам. Не было в республике и ни одного доктора наук. Прошло с тех пор всего двадцать лет, и, перечитывая книгу сегодня, видишь, что ничего фантастического в ней не было – просто автор уловил тенденцию времени, в те дни еще не для всех ясную. Сегодня в Монголии активно трудятся сотни и тысячи специалистов – геологов и не только геологов – с высшим образованием. У нас создана своя научная интеллигенция. Вот хотя бы такой пример. Десятая часть членов Союза монгольских писателей имеют ученые степени и звания, а половина всех академиков тоже члены Союза писателей. Писатели-академики Ц.

Цитировать

Тудэв, Л. Новая действительность – новый человек / Л. Тудэв // Вопросы литературы. - 1973 - №12. - C. 162-175
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке