№12, 1973/Советское наследие

Этапы большего пути

Монгольская литература новейшего времени – явление нового идейного и художественного качества – формируется на основе принципов социалистического реализма, творчески воспринимая в то же время все культурные достижения прошлого.

Монголия – страна самобытной культуры, богатой памятниками художественного творчества, для изучения которых немало сделали монгольские историки, этнографы и литературоведы. Их находки и исследования дают все основания полагать, что уже в период средневековья монголы имели развитую культуру, многочисленные памятники литературы.

По вопросам культурного наследия в Монголии неоднократно вспыхивали острые дискуссии, в ходе которых высказывались и ошибочные точки зрения: от отрицания культурных достижений прошлого до слепого восхваления всего старого. ЦК Монгольской народно-революционной партии решительно боролся и борется с такого рода взглядами.

Каковы же источники новейшей монгольской литературы, которая является детищем Народной революции?

В ранний период становления современной литературы (20 – 30-е годы) большое влияние на нее оказало творчество прогрессивных писателей XIX – начала XX века, представителей обличительного направления, разоблачавших средствами сатиры невежество лам, продажность чиновников. В лучших своих произведениях эти писатели поднимались до острого политического памфлета. Революционные писатели Монголии учились у них разоблачению несправедливости и зла старого общества. В 20 – 30-е годы наиболее выразительными в монгольской литературе были именно отрицательные персонажи, несмотря на известную шаржированность сохранявшие черты живых и достоверных характеров. Из дореволюционной литературы пришли в современность и многие жанры художественного творчества.

Не менее важным источником новейшей монгольской литературы является фольклор. Особенно большое значение имели традиции героического эпоса и бытовой сказки, излюбленным героем которых был борец за освобождение родины от гнета. В 20-х – начале 30-х годов влияние фольклора было наиболее сильным и сказывалось во всех литературных жанрах.

Положительный герой многих произведений начального периода развития новейшей литературы, хотя цели и мотивы его борьбы были новыми, по принципам типизации чрезвычайно близок героям эпических сказаний: характер его был лишен индивидуальных черт, внешний вид и поведение соответствовали народным представлениям о герое-богатыре. В дальнейшем от прямых заимствований и обработок фольклора монгольские литераторы пришли к созданию художественных произведений, органически впитавших в себя лучшие его качества.

Подлинный расцвет национальной литературы невозможен без творческого освоения мирового культурного наследия. С первых лет революции МНР всемерно развивает и укрепляет культурные связи с Советским Союзом, в последующие периоды расширяются связи и с прогрессивной культурой стран Запада и Востока.

Особенно активно монгольская литература взаимодействует с советской литературой, потому что развивается в сходных с ней общественно-исторических условиях, при полном единстве взглядов на основные задачи литературы. Огромную роль в этом творческом взаимодействии литератур сыграли переводы на монгольский язык произведений классической русской и советской литературы.

Д. Нацагдорж, Ц. Дамдинсурэн, Т. Нацагдорж, Э. Оюун, Х. Пэрлэ, Б. Ринчен, Ж. Цэвэн, Ц. Цэдэнжав уже в начале 30-х годов познакомили монгольский народ с творчеством Пушкина, Гоголя, Тургенева, Некрасова, Крылова, Толстого, Шевченко, Горького, Маяковского, Фурманова, Островского и многих других писателей. Переводческая работа стала первой школой мастерства для многих монгольских писателей. Она способствовала идейно-художественному развитию их собственного творчества, овладению новыми литературными жанрами. Обсуждение качества переводов смыкалось с общей очень острой дискуссией о проблемах художественного мастерства, развернувшейся в начале 30-х годов.

Пример советской литературы наряду с другими важными факторами способствовал качественным изменениям монгольской литературы, сыграл особую роль в утверждении эстетических принципов социалистического реализма, способствовал ускоренному развитию монгольской литературы, которая за десять – пятнадцать лет прошла путь от средневековой литературы до социалистической. Такой стремительный скачок возможен только при условии нового характера взаимосвязей между литературами социалистического мира.

Монгольские писатели стремились использовать лучшие достижения советской литературы, учились у нее революционному пафосу, патриотизму, непримиримости ко всему враждебному, чуждому народу, умению видеть и поддерживать новое в жизни. Учились, но не слепо копировали; брали, но не теряли ни национальных традиций, ни национальной специфики.

Победа Народной революции и демократический общественный строй открыли все возможности для становления монгольской литературы, национальной по форме, социалистической по содержанию. Характерные особенности каждого из исторических периодов становления социалистической Монголии накладывали глубокий отпечаток и на современную им культуру.

Специфика развития монгольской литературы состоит в том, что она возрождалась после длительного ослабления национальных традиций и насильственной ассимиляции. Поэтому в первые послереволюционные годы в условиях массовой неграмотности ведущую роль играли фольклор, театральное и изобразительное искусство.

Главной задачей искусства этого периода было политическое просвещение, без которого оказывались невозможными ни дальнейшее развитие революции, ни закрепление уже достигнутых успехов.

Пропаганда революционных идей, разъяснение целей и задач будущего, критика феодалов и лам, авторитет которых среди аратства был еще достаточно высок, составляли основное содержание всех видов искусства Монголии 20-х годов.

Самым популярным жанром в начальный период революции были песни партизан и воинов революционной армии. Значительное место в прозаическом творчестве этого периода занимала сказка (дидактическая, бытовая, волшебная) и литературные ее обработки: обращаясь к форме сказки, авторы наполняли ее новым содержанием, стремились отразить характерные черты сегодняшнего дня, выразить в ней идеи революции.

Большое значение для дальнейшей судьбы современной литературы имело Постановление ЦК МНРП (1929) об организации первого литературного кружка в Улан-Баторе. В кружок вошли Д. Нацагдорж, Ц. Дамдинсурэн, Г. Навааннамжил, Б. Ринчен, С. Буяннэмэх, Ш. Аюуш, М. Ядамсурэн, Д. Чимид, Я. Цэвэл и др. Важнейшей целью своей молодые писатели считали приобщение аратства к грамотности, распространение знаний и навыков культуры.

Сам факт организации литературного кружка в чрезвычайно трудных и сложных условиях тех лет говорил о том, какое большое значение придавала общественность развитию национальной демократической литературы.

Произведения, появившиеся в конце 20-х годов, отличались от первых литературных опытов уже тем, что это не были простые обработки фольклора. Их содержание отвечало задачам развивающейся революции: пропаганда нового строя, критика феодализма и ламства (повести «Озеро Толбо» Ц. Дамбадоржа и «Отвергнутая девушка» Ц. Дамдинсурэна, стихи С. Буяннэмэха).

Большим событием в литературной жизни Монголии 20-х годов было появление повести Ц. Дамдинсурэна «Отвергнутая девушка», в которой автор противопоставляет нравственную чистоту простых аратов звериной морали их угнетателей. Повесть сыграла активную роль в воспитании революционного сознания многих простых людей.

Конец 20-х годов отмечен в монгольской литературе повышенным интересом к проблемам мастерства, художественной формы произведения. Как результат экспериментов появились рассказы и очерки в стихах, усложненные аллегорические стихи. Эти поиски не всегда были успешными, но они свидетельствовали о стремлении литераторов найти для выражения своих чувств и мыслей новые художественные формы.

Проблемы мастерства особенно сильно волновали одного из организаторов и активных участников литературного движения 20-х годов – С. Буяннэмэха, который в своих выступлениях справедливо требовал от писателей высокой художественности. Однако, конкретизируя это требование, он допускал ошибки. Сознательная усложненность формы, которую он проповедовал, отнюдь не способствовала приобщению масс к литературе, а начинающих писателей толкала на путь формалистического трюкачества.

С. Буяннэмэх был прав, когда отмечал, что монгольской литературе 20-х – начала 30-х годов не хватало психологизма, что описание внешних обстоятельств часто подменяло в ней внимание к глубинным движениям человеческой души. И все же уровень развития литературы тех лет не позволял еще в полной мере достигнуть этого.

Герой монгольской литературы 20-х годов был еще не индивидуализированным характером, а собирательным образом, даже символом – либо бесправия и угнетения (батрак феодальной Монголии), либо воинской доблести (боец, партизан революционной Монголии). В литературе тех лет мы еще не найдем разнообразия характеров, писатели стремились прежде всего изобразить события и через них показать коренную ломку старых форм жизни.

Повышение грамотности и культурного уровня аратства в 30-е годы поставило новые задачи и перед национальной литературой, которая именно в эти годы начала занимать место, равноправное с другими видами искусства.

Литературная жизнь 30-х годов отмечена прежде всего резким увеличением числа пишущих и печатающихся литераторов. Была проведена большая работа по всемерному привлечению в литературу талантливой творческой молодежи. Приток свежих литературных сил чрезвычайно оживил литературную жизнь Монголии. Многие из молодых, начинающих тогда писателей стали впоследствии всенародно признанными.

Основное содержание литературы 30-х годов по-прежнему составляли революционные события в стране. Однако, пропагандируя идеи народной власти, разоблачая контрреволюционно настроенных лам и феодалов, литература все большее внимание уделяла задачам воспитания нового человека, нового отношения к труду, пропагандировала новые принципы морали. Писатели изображали современную действительность в ее революционном развитии, стремясь ответить на коренные вопросы, поставленные эпохой.

К этому периоду относится расцвет творчества основоположника новейшей монгольской литературы Д. Нацагдоржа, который был зачинателем большинства литературных жанров: публицистической лирики, светской повести и рассказа, очерка, драмы. Лучшие произведения Д. Нацагдоржа являются драгоценным вкладом в сокровищницу современной монгольской литературы, служат образцом, которому следует и на котором учится до сих пор не одно поколение монгольских литераторов.

Особенно развита и популярна в 30-е годы была поэзия. Поэтическое творчество Д. Нацагдоржа, С. Буяннэмэха, Ц. Дамдинсурэна, Г. Сэр-оды и других известных поэтов тех лет сыграло немалую роль в процессе развития современной монгольской поэзии.

В поэзии 30-х годов ведущей была гражданская тема. Выбор поэтической темы диктовался политической ситуацией, требованиями времени: продолжавшаяся революция и напряженная внутренняя борьба, строительство новой жизни – все это находило оперативный отклик в поэтических произведениях.

Однако некоторые гражданские стихи 30-х годов страдали декларативностью: поэт лишь делал заявку на актуальную тему, идея же оставалась художественно недоказанной. Риторика, патетика, лозунг, случалось, подменяли в поэзии тех лет живое чувство.

Наиболее талантливые поэты – Д. Нацагдорж, С. Буяннэмэх, Ц. Дамдинсурэн и другие – успешно преодолевали этот недостаток и писали глубоко идейные и высокохудожественные стихи.

Проза в 30-е годы была развита гораздо меньше поэзии, ее составляли главным образом произведения малой эпической формы. Повести появлялись редко, роман отсутствовал. Этот существенный недостаток неоднократно отмечался в Постановлениях ЦК МНРП по вопросам литературы.

Литература 30-х годов, выполняя свою воспитательную функцию, пропагандировала революционные идеи, агитировала за новый строй. Писатели стремились правдиво отразить современную действительность, рассказать о новых людях, их делах, надеждах и мечтах.

В 30-х годах монгольские писатели закладывали основы новейшей литературы, искали главное направление ее дальнейшего развития. Обращаясь к М. Горькому, они спрашивали у него советов, касающихся дальнейших путей развития монгольской литературы, форм и методов писательской работы.

Революционная действительность и движение общества к социализму формировали сознание монгольского народа на основе социалистической идеологии.

Цитировать

Герасимович, Л. Этапы большего пути / Л. Герасимович // Вопросы литературы. - 1973 - №12. - C. 145-161
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке