№4, 1987/Теория и проблематика

Необычная трагедия (О «Вадиме Новгородском» Княжнина)

Пьеса эта занимает особое положение в своем жанровом ряду. «Вадима Новгородского» (1789) считают вершинным достижением Княжнина-драматурга и лучшей русской трагедией ХVIII века, и притом находят в ней нечто «неправильное», для трагедии нехарактерное1. «Неправильность» всегда заслуживает исследовательского внимания, а тем более в нашем случае, поскольку дело идет о жанре, не просто принадлежащем эпохе эстетических канонов, эпохе регламентируемого искусства, но и выражающем его установки едва ли не с наибольшей полнотой. Между тем, пока мы располагаем только описанием отмеченного обстоятельства, объяснения оно еще не получило. Так определилась задача настоящей статьи.

Трагедия, взращенная классицизмом и связанная для нас с именами Сумарокова, Хераскова, Николева, Княжнина, была по преимуществу сосредоточена на проблеме власти и властителя, и толковалась эта проблема в свете нормативно понятой концепции просвещенного абсолютизма; отсюда — хвала мудрому монарху, превыше всего чтущему закон, укор правителю, забывающему о своем долге, приговор тирану, упивающемуся самовластьем. Радикальное просветительство санкционировало открытое выступление против закоснелого самодержца – в защиту законных прав

  • См.: Д. Д. Благой, История русской литературы ХVIII века, М., 1945, с. 331 – 332.[]
  • Цитировать

    Гурвич, И. Необычная трагедия (О «Вадиме Новгородском» Княжнина) / И. Гурвич // Вопросы литературы. - 1987 - №4. - C. 175-188
    Копировать

    Нашли ошибку?

    Сообщение об ошибке