Не пропустите новый номер Подписаться
№6, 1990/История русской литературы

«Не листай страницы! Воскреси!» (О Борисе Чепрунове)

Борис Чепрунов – писатель позднего старта; как и у многих его сверстников (в этом году исполняется 100 лет со дня его рождения), первые два десятилетия его жизни были временем жизненных «университетов», а третье – годами активного и искреннего участия в революционных событиях, в попытках преобразования действительности в соответствии с революционными идеалами.

Борис Васильевич Чепрунов родился в 1890 году, в г. Новый Ургенч, в многодетной семье. История переселения родителей Чепрунова в далекие края, недавно присоединенные к России, романтична: бывший крепостной полюбил, совсем как у Некрасова, «дворянскую дочь»и бежал с ней, опасаясь мести ее влиятельной родни, на самую недоступную окраину империи. Отец был, по-видимому, человеком незаурядным. Он видел в давшем приют его семье крае родину своих детей, хотел, чтобы они знали ее нравы и обычаи, не были чуждыми и надменными колонизаторами.

Для Чепрунова Узбекистан был не только географической, но и творческой родиной, его произведения нельзя воспринимать в отрыве от узбекских культурных – фольклорных и литературных – традиций. Характер его литературных поисков чем-то близок пути Леонида Соловьева, автора дилогии о Ходже Насреддине, также долго жившего в Узбекистане (хотя масштабы литературного дарования Чепрунова были, видимо, скромнее). И литературная судьба и жизнь Чепрунова, поначалу складывавшаяся сходно с судьбой Л. Соловьева, развивалась более трагически и оборвалась значительно раньше – в 1937 году.

Узбекский язык Чепрунов знал с детства. Его отец считал, что детей необходимо обучать языкам коренного населения края. Кормилицей Бориса была «туркменка. Узбекскому языку его учил мулла, образованный человек1. Мальчиком он дружил с детьми туркмен, узбеков, каракалпаков. В 1905 году отец Чепрунова умер, и пятнадцатилетний юноша начинает трудовую деятельность в качестве мелкого конторского служащего там же, в Ургенче. Эта работа дала ему возможность познакомиться с нравами и деятельностью хищнической русской буржуазии. Знакомство дало материал для последнего романа Чепрунова – «Колонизаторы».

Литературная деятельность Чепрунова началась сравнительно поздно – в самом начале 30-х годов, и уложилась фактически менее чем в десятилетие. Однако за это время было сделано немало – три повести, два романа, ряд рассказов.

Наиболее значительным из ранних произведений Б. Чепрунова нам представляется повесть «Ишанская буча»(1931). Действие ее совершается в предреволюционные годы, в родных Чепрунову местах – Хиве, тогда – Хивинском ханстве и прилегающих к нему районах, находящихся под администрацией России. Сюжет несложен: жизнь подростка, бежавшего из дому из-за обиды на старшего брата, и его приключения в ханской Хиве.

Гриша бежит вместе с товарищем – узбекским мальчиком Бабаджаном. У того свои причины для бегства из дому – он боится отцовского наказания за то, что проспал потраву бахчи, которую караулил, и гибель в реке единственной козы.Путешествие приобщает Гришу и его друга к реальным отношениям в сложном мире взрослых, знакомит с нелегкой, порой трагической, жизнью трудового человека.

Опасаясь принудительного возвращения домой, Гриша выдает себя за узбекского мальчика, учащегося так называемой русско-туземной школы. Случай приводит его в дом хивинского богача Мадраима. Вместе с сыном Мадраима Атаджаном он совершает новое путешествие к «святому пиру»– главе дервишского ордена Кубрави. Здесь-то они и становятся свидетелями «ишанской бучи»– соперничества двух орденов – Кубрави и Накшбанди – за право обирать верующих. Во время встречи двух пиров – бухарского и хорезмского – происходит теологический диспут о сравнительных достоинствах святых покровителей обоих орденов, который перерастает в обыкновенную драку. А пока приближенные выясняют отношения при помощи кулаков и палок, их вожди торгуются о «сферах влияния»и приходят к удовлетворяющей обоих сделке.

Важную роль в повести играет фольклорный юмор; ориентиром служит национальная сокровищница – эпопея в анекдотах, посвященных Ходже Насреддину. Вот Атаджан рассказывает Грише историю: «В прошлом году у нас со двора сбежал ишак… Искал я его долго… Напоследок зашел к мулле во двор, спрашиваю, не видали ли? Говорит – не видал. Повернулся я уходить, а ишак-то возьми да и заори у него в хлеву – голос мой узнал. Я говорю: «Что же ты, мулла, врешь, как нестыдно?»Рассердился он, покраснел от злости: «Ах ты… собака поганая, моей седой бороде не веришь, а крику ишака поверил!»… Сказал дома отцу, он хотел вечером к мулле идти, а ишак, глядь, сам во двор вернулся. Отпустил, видно, его мулла. Мулла встретился в мечети с отцом и пожаловался, будто я его вором назвал. Отец меня палкой избил, чтобы я старших не ругал. Рассердился я на муллу и с тех пор перестал молиться. Гриша рассмеялся:

– Ты это дуракам рассказывай, а мне нечего. Это я про Насреддина Афанди читал…

– Напрасно ты меня обижаешь…

  1. См. послесловие Е. Гринберг к кн.:Б. Чепрунов, Джунаид-хан, Нукус, 1965. Некоторые биографические сведения заимствованы из этой статьи, а также сообщены нам родственниками писателя.[]

Цитировать

Темкина, И. «Не листай страницы! Воскреси!» (О Борисе Чепрунове) / И. Темкина // Вопросы литературы. - 1990 - №6. - C. 158-164
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке