№2, 1975/В шутку и всерьез

Над кем смеетесь? («Круглый стол» пострадавших)

Продолжаем печатать ответы писателей на нашу – не вполне серьезную – анкету о месте и значении пародии в литературном процессе, (Начало см. «Вопросы литературы», 1973, N 9, 11; 1974, N 1, 7, 9).

  1. Когда впервые вы стали «жертвой» писателя-пародиста? Посягает ли пародия на ваше место в литературе или – добавляет вам известности?
  2. Как вы относитесь к попыткам превратить литературную пародию в литературный панегирик?
  3. Не припомните ли вы случай, когда вам самому хотелось написать пародию?

 

Станислав КУНЯЕВ

НЕ ПАРОДИИ, А ЭПИГРАММЫ

  1. Около десятка (а может, и больше) пародий написано на мое стихотворение «Добро должно быть с кулаками». Поскольку мишенью этих пародий служил не стиль, а простенькая мысль – я давно уже перестал относиться к пародистам серьезно. Поэтому считаю, что произведения этого жанра, в том виде, в каком они распространены в нашей прессе, не могут ни на что «посягнуть», не могут «ни убавить, ни прибавить» к известности или славе того или иного писателя. Наши пародисты – скорее эпиграмматисты. Пародировать чужую поэтическую манеру умеет, на мой взгляд, лишь один Юрий Левитанский.
  2. Отношусь отрицательно. Это крайне нелепый жанр – панегирическая пародия.
  3. Никогда не писал пародий…

 

Марк СОБОЛЬ

Я НЕ ПРОТИВ ПАНЕГИРИКА, НО…

Почему-то в последнее время (может быть, виновата социология с ее систематическими опросами) я стал получать различные анкеты и вопросники на темы, о которых по легкомыслию никогда не задумывался. Поневоле пришлось задуматься. В процессе этого занятия я даже как-то стал серьезнее и вдумчивее. И вдруг мне же надо отвечать на «не вполне серьезную анкету»! Вот положение…

Итак – о пародии.

«Жертвой пародии» я стал еще на заре туманной юности. В классе этак шестом (впрочем, тогда были не «классы», а «группы») я сочинил какое-то, со скрежетом зубовным, стихотворение о женской неверности – кажется, по вполне конкретному поводу. Дамы нашей группы жестоко отомстили: одна из них, я ее не назову, хотя она сейчас почти наверняка читательница журнала «Вопросы литературы», написала на меня пародию. Своих стихов я не помню, а вот четыре строчки из «своей» первой пародии, глубоко запавшие мне в душу, могу привести и сегодня:

О, парикмахеров краса!

Рукой мохнатою сорви

поэта длинные власа

с моей безмозглой головы!

«Длинные власа» – далекое прошлое, зато вторая и четвертая строчки рифмуются, по-моему, вполне современно. Что касается пародий и шаржей, воспроизведенных типографским способом, то они появились лет на тридцать позже…

Во второй половине вопроса меня умиляет: «или – добавляет вам известности?».

«Добавляет»! Стало быть, я и без пародий не какой-нибудь там «седьмая спица в колеснице», а – известный! Спасибо, товарищи!

В Англии, говорят, считается, что если на писателя нет карикатуры или пародии в < знаменитом журнале «Панч» – это еще не писатель. В нашем «Крокодиле» была напечатана пародия А. Иванова

на мои стихи, – улавливаете намек? Дело не в том, что пародия добавляет известности, – хорошая пародия помогает писателю иронически относиться к самому себе, а без такого отношения никакое творчество невозможно, утверждаю это!

Цитировать

Соболь, М. Над кем смеетесь? («Круглый стол» пострадавших) / М. Соболь, С. Куняев, В. Шкловский // Вопросы литературы. - 1975 - №2. - C. 304-306
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке