№8, 1981/Жизнь. Искусство. Критика

Многонациональное единство советской литературы и задачи литературной критики

1

Разговор, который начался вчера на Седьмом съезде писателей СССР содержательным докладом Г. М. Маркова, широк и масштабен. Это вполне понятно. Он ведется в свете решений XXVI съезда КПСС. Высший партийный форум глубоко поставил и проанализировал проблемы развитого социализма, дал ориентиры на период коммунистического строительства. Рассмотрены коренные вопросы, вставшие перед нашим обществом на рубеже 80-х годов.

80-е годы… Это уже предпоследнее десятилетие XX века. Века, который обозначил эпохальный перелом в истории общественных отношений, возвещенный Великим Октябрем. Века, в котором социализм стал реальностью жизни ряда народов, сложился в мировую систему. Века, в который советские люди не только осуществили грандиозные преобразования, но и вступили в период зрелого социализма.

В докладе Л. И. Брежнева на XXVI съезде КПСС убедительно показано, что на этом этапе происходят процессы огромной общественной, политической значимости. В том числе такие, как укрепление социальной однородности советского общества, все более тесное сближение рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, всех наций и народностей страны. Двадцатый век увенчался реализацией в нашей стране надежд человечества на время, когда народы, «распри позабыв, в великую семью соединятся».

Да, подобного братского содружества равноправных народов история не знала и знать не могла. Их нынешние взаимоотношения точно и полно характеризуются словом: единство. На партийном съезде была раскрыта динамика развития нашего многонационального государства, указаны проблемы, требующие чуткого внимания партии.

«Жизнь убеждает, – сказано в Отчетном докладе ЦК съезду, – что интенсивное экономическое и социальное развитие каждой из наших республик ускоряет процесс их всестороннего сближения. Происходят расцвет и взаимообогащение национальных культур, формирование культуры единого советского народа – новой социальной и интернациональной общности. Этот процесс идет у нас так, как он и должен идти при социализме: на основе равенства, братского сотрудничества и добровольности».

И сейчас среди самых актуальных перед нами стоит вопрос: как преломляется он, этот целенаправленный процесс формирования культуры единого советского народа, в развитии нашей современной литературы? Какие закономерности, ведущие тенденции, вызванные им, действуют в многонациональном масштабе?

Проникнутая духом ленинской партийности, многонациональная, многообразная по своим формам, советская литература явилась яркой летописью борьбы народа за победу революции, за переустройство общества на коммунистических началах. Ее успехи, растущая роль в духовной жизни народа высоко оценены на XXVI съезде КПСС. Создана наша комиссия, призванная обсудить обширный круг вопросов, связанных с развитием многонациональной советской литературы последних лет и ее освещением литературной критикой.

Тему своего доклада я хотел бы обозначить локальнее, хотя она все равно достаточно объемна: «Многонациональное единство советской литературы и задачи литературной критики».

Конечно, сосредоточив внимание на проблемах взаимообогащения и сближения литератур братских народов и задачах изучения этих проблем, нам предстоит коллективно поразмышлять о состоянии литературно-критического дела в целом.

2

Многонациональная советская литература!

Пожалуй, по чрезмерной скромности, мы не заявляем в полный голос о том, каким невиданным феноменом является она в эстетическом развитии человечества. Никогда, ни в какой стране не было подобного взаимообогащающего богатства 77 равноправных литератур, подобного содружества самобытных талантов. Уверенно можно утверждать, что многонациональная советская литература находится сейчас в стадии своего расцвета. Как сказал М. Шолохов, «свежие голоса национальных писателей слились с голосом русской литературы, обогатили ее и сделали подлинно интернациональной».

Люди доброй воли во всем мире знают: ныне невозможно судить о литературе СССР на примере лишь одной какой-нибудь из национальных литератур. Каждая из них – явление яркое, уникальное.

Однако недостаточно лишь заявить о подъеме национальных литератур. Предстоит конкретное рассмотрение вопроса, что представляет собой их единство? Как литература, рожденная и вдохновленная новым социально-политическим укладом жизни, марксистским мировоззрением, руководимая Коммунистической партией, в свою очередь содействовала образованию новой исторической общности людей – советского народа?

Вспомним 1934 год, Первый съезд писателей СССР.

Тогда звучали призывы поближе познакомиться с литературами разных народов, наладить взаимосвязи между ними. Горький говорил о необходимости переводить произведения каждой народности СССР на языки других советских народностей и таким образом ускорить создание «той единой социалистической культуры, которая, не стирая индивидуальные черты с лица всех племен, создала бы единую, величественную, грозную и обновляющую весь мир социалистическую культуру».

Прошли годы.

Выполняя горьковские заветы, требования времени, мастера социалистического реализма все активнее содействовали углублению идейного, эстетического взаимодействия братских литератур. В этом деле огромна заслуга А. Фадеева, Н. Тихонова, П. Тычины, М. Рыльского, М. Ауэзова, К. Симонова, А. Упита, П. Бровки, С. Вургуна, Г. Гуляма, Мирзо Турсунзаде, Б. Кербабаева и других певцов дружбы народов; видных ученых В. Жирмунского, А. Белецкого, Н. Конрада, К. Зелинского, К. Корсакаса, Б. Жгенти, Д. Благого…

И вот – наше время, Седьмой съезд писателей СССР.

Начавшийся в первые десятилетия Октября и непрерывно нараставший процесс взаимодействия литератур приобрел новые черты. В этом процессе активно участвует весь их творческий потенциал, включающий в себя дореволюционную и советскую классику, фольклор и создаваемые на наших глазах новые произведения социалистического реализма. Существенно изменился характер взаимовлияний. Углубилось само понятие «влияние». Речь идет скорее о единстве критериев, устанавливаемых вершинными достижениями искусства, о таком обмене творческим опытом, который поднимает на самостоятельные открытия, позволяет завоевывать новые рубежи. Будучи интернациональным достоянием, этот опыт создает общесоветский идейно-эстетический климат искусства. И теперь мы не только констатируем умножение взаимодействий, но говорим об углубленном изучении такой реальности, как интенсивное сближение и взаимообогащение национальных литератур, возросшая степень интернациональной их общности.

При этом мы исходим из марксистско-ленинского положения о том, что социалистическая по содержанию, по главной направленности своего развития, многообразная по своим национальным формам и интернационалистская по своему духу и характеру, советская культура не просто сумма отдельных культур. Она, по образному выражению Л. И. Брежнева, «органический сплав создаваемых всеми народами духовных ценностей». Наша литература – единый, могучий, многоструйный поток.

В условиях развитого социализма все национальные литературы, в полной мере сохраняя свою самобытность, умножая лучшие традиции, выражают интернационалистскую сущность нашего общества. Они сцементированы единством социальных, эстетических идеалов, ленинскими принципами партийности и народности. В художественном сознании эпохи происходят глубинные сдвиги.

Пожалуй, это больше, чем «сдвиги». В нашей стране все заметнее ощущается выравнивание идейно-эстетических уровней отдельных литератур. Сейчас, когда не существует отсталых национальных окраин, постепенно и все быстрее сглаживаются и былые понятия больших и малых, развитых и отсталых литератур. Все разноязычные литературы страны проходят ускоренный путь художественного обогащения. Ни одна из них не может без невосполнимого для себя ущерба существовать изолированно от других.

Отличительная черта сегодняшнего общественно-литературного развития – расширение горизонтов художественного сознания писателя и эстетического восприятия читателя.

Писатель, являясь оригинальной творческой индивидуальностью, сыном своего народа, вместе с тем органично воспринимает общесоюзный художественный опыт и опирается на него в своих поисках. Об этом наряду с русскими мастерами слова не раз заявляли такие видные представители многонациональной советской литературы, как, например, М. Бажан, Р. Гамзатов, Э. Межелайтис, М. Ибрагимов, К. Кулиев, К. Яшен, И. Абашидзе, Д. Кугультинов и др.

Социалистическая действительность, считает М. Слуцкис, освободила литературу от всего, что «суживает взгляд национального писателя на интернациональное. Явно ослабевает любование орнаментом народной жизни, этнографией, повышается внимание писателя к общечеловеческому и коммунистическому в национальном характере».

«Любое искусство, – убежден М. Карим, – не может не быть национальным, если оно родилось на национальной почве, но в то же время оно не может не быть интернациональным, ибо интернационализм – его суть. Нельзя думать, что соловей, который сегодня запел в твоем саду, завтра не запоет в саду соседа. Так и песни – общее достояние… Сами принципы жизни Советской страны способствуют тому, чтобы лучшие образцы литературы и искусства любого народа стали общенародным достоянием».

У нас сформировался новый тип читателя. Он беззаветно предан художественному наследию собственного народа и в то же время считает родной, кровной, жизненно необходимой всю советскую литературу, щедро черпает из ее эстетического достояния. Ю. Суровцеву принадлежит справедливое суждение, что «исключительное положение «национальной призмы» в выборе чтения… теряет сегодня свою исключительность».

Ну, а как воспринимает невиданное в истории художественное многообразие его истолкователь – критик? Чрезмерными были бы требования, чтобы он превосходно знал все, или половину, или хотя бы третью, часть литератур страны, читал свободно на большинстве языков народов СССР. И все же несомненно: сегодня критик обязан быть сведущим в литературном развитии страны в целом, рассматривать отдельные литературы в ходе этого развития.

Разумеется, мы говорим о принципиальном подходе к художественному процессу. Всегда будут критики, пишущие о многих литературах, или о нескольких, или об одной. Регламентации в творческом деле быть не может. Не может быть и холодного безразличия критики к тому, что делается в разных литературах, искусственной изоляции от них «своей» литературы, честничества и провинциализма.

3

Независимо от сфер интересов того или иного исследователя, обозревателя, рецензента, сейчас в полной мере проявляется единая закономерность: составная часть советской литературы, советская критика является многонациональной критикой.

Если это и, в общем-то, известная истина, то из тех, повторения которых требует реальная историческая обстановка. Многократно возросло «чувство семьи единой» (П. Тычина), собравшей нас воедино и вырастившей на благо социалистической Родины. Всех нас радует то обстоятельство, что в каждой союзной, автономной республике работает немало высокопрофессиональных специалистов. Среди них растет количество критиков и литературоведов, которые с равным вниманием исследуют опыт общения и взаимообогащения «своих» и «не своих» литератур. Перед нами все настоятельнее стоит цель: от знакомства с отдельными литературами смелее идти к исследованию путей и уже достигнутых результатов их взаимообогащения и сближения.

Цель большая, сложная, заставляющая думать о дальнейшем углублении методологии литературно-критических исследований. Думать о самом нашем творческом методе.

Общеизвестно, что, как и вся советская литература, критика базируется на творческом методе социалистического реализма с присущими ему принципами, и прежде всего принципом коммунистической партийности. И все-таки приходится подчеркнуть это уставное наше положение, потому что в печати о нем – применительно к критике – стали говорить редко, а иногда и совсем забывать.

Следует, далее, признать справедливым пожелание, обращаемое к теории: от затянувшихся споров о социалистическом реализме как «открытой системе», речь о которой зашла в свое время правомерно, оппонентам пора переходить к точным определениям тех конкретных эстетических явлений, которым действительно открыта эта система, противостоящая всяким проявлениям декаданса. Пора, изучая развитие нового творческого метода, смелее выдвигать новые мысли, – без них вперед не пойдешь. Но это возможно лишь на основе обстоятельного знания современной художественной практики всего нашего многонационального искусства, его содержания и поэтики.

Поскольку речь зашла о методологической стороне литературно-критической деятельности, естественно сделать ряд замечаний об общем состоянии критики; они могут предварить и обосновать анализ темы, которую рассматривает данная комиссия.

Руководствуясь в своей работе решениями съездов КПСС, основополагающими партийными документами, постановлением ЦК КПСС «О литературно-художественной критике», наша литературная мысль за последние годы заметно продвинулась вперед, ее роль в художественном развитии возросла. Правда, не во всех республиках картина единая, можно даже сказать о некоторой ее пестроте.

Особо важно, что критика стала ближе к жизни. Она стремится глубже соотносить литературные и общественные проблемы. Этому во многом способствовал настойчивый курс, проводимый СП СССР, на углубление связей писателей с народной жизнью. Критики принимали участие во всех важных общественно-литературных акциях пятилетия, в наших содержательных творческих конференциях – причем в качестве докладчиков, основных выступающих.

Повысился идеологический, методологический тонус литературной критики. Она активно участвовала в идейной борьбе современности. Продолжалась разработка ряда серьезных вопросов, таких, как идейно-эстетическое многообразие и художественное обогащение искусства социалистического реализма, трактовка положительного героя наших дней, отношение к классическому наследию и т. д.

Цитировать

Озеров, В. Многонациональное единство советской литературы и задачи литературной критики / В. Озеров // Вопросы литературы. - 1981 - №8. - C. 49-85
Копировать