Не пропустите новый номер Подписаться
№4, 2019/Книжный разворот

Marilyn Orr. George Eliot’s religious imagination: A theopoetical evolution

Перед нами — фундаментальное монографическое исследование, посвященное прозе Джордж Элиот; его автор — канадский исследователь Мэрилин Орр, профессор Лаврентийского университета (Онтарио, Канада). Вне всякого сомнения, это радостное событие для современной англистики, где работы о викторианском романе появляются не очень часто, а монографические исследования творчества отдельных авторов — тем более. Романы английской писательницы рассматриваются в аспекте теопоэтики, причем основания для подобного подхода автор видит, прежде всего, в заявлении самой Джордж Элиот: «Литература — часть моей веры» («Writing is part of my religion», с. 3).

В основу исследования положен хронологический принцип, так что М. Орр вполне оправданно начинает анализ произведений Дж. Элиот с «Адама Бида» и заканчивает «Дэниэлем Деронда». Первую главу автор посвящает раннему творчеству писательницы в контексте религиозных споров ее времени, сосредоточив основное внимание на «Адаме Биде» и «Мельнице на Флоссе». Исходя из того, что герои Дж. Элиот всегда так или иначе вовлечены в религиозные споры, автор исследует влияние религии как на тематику, так и на поэтику романов. Реалистическая эстетика писательницы трактуется как доктрина воплощения; ее поиски романной формы — как поиск способа воплощения собственных идей (слово «воплощение» (incarnation) имеет очевидную религиозную семантику). Автор выделяет четыре составляющих доктрины воплощения у Дж. Элиот: природа как доказательство имманентного присутствия Бога; действенная вера, которая всегда проявляется в любви к ближнему; ценность жизни и слова простого человека; сочувствие и понимание другого как этическая основа полноценного человеческого существования. Применяя эти соображения к «Адаму Биду», автор приводит высказывание Дж. Элиот, своего рода эстетический манифест писательницы: «Пишите ангелов, пишите Мадонну; только не забывайте о старухах, чистящих морковь» (с. 22). С точки зрения М. Орр, это не столько эстетический манифест, сколько религиозная доктрина; в подтверждение вновь приводится фраза: «Литература — часть моей веры». При этом остается впечатление, что автор не замечает слова «часть» и ставит знак равенства между литературой и религией.

Во второй главе речь идет о романах «Ромола» и «Феликс Гольт, радикал». По мнению автора, эти романы, наименее читаемые из всего творческого наследия Дж. Элиот и, следовательно, наименее удачные (в подверждение своего тезиса автор ссылается на исследовательскую литературу), но задача главы состоит в том, чтобы проанализировать, какой урок писательница извлекает из неудач. М. Орр отмечает, что в 1860-е годы писательница много путешествует, главным образом по южной Европе, и что средневековая Испания и ренессансная Италия позволяют ей по-новому взглянуть на протестантизм англиканского извода. Это период эстетических экспериментов: с другими видами искусств (музыкой и живописью), с литературными родами (прежде всего, с лирикой) и самой формой романа. Очень интересно, как интерпретируется отношение писательницы к роману идей («Феликс Гольт»): «Джордж Элиот не верит в создание дидактической утопии <…> Она ясно заявляет, что ей неинтересно писать утопические романы, ибо они не затрагивают читательские эмоции, а именно это она видит своей главной задачей» (с. 42). Развитие психологизма в творчестве Дж. Элиот исследователь анализирует, основываясь на трансформации ее собственного опыта страдания.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2019

Цитировать

Самородницкая, Е.И. Marilyn Orr. George Eliot’s religious imagination: A theopoetical evolution / Е.И. Самородницкая // Вопросы литературы. - 2019 - №4. - C. 290-295
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке