Не пропустите новый номер Подписаться
№5, 1988/Книжный разворот

Магистрали дружбы

Игорь Богомолов, Спаяны дружбой. Литературные очерки. Тбилиси, «Мерани», 1987, 262 с.

Изучение процесса взаимосвязей литератур народов СССР, их взаимодействия, взаимообогащения – одна из актуальнейших задач советского литературоведения. В этой области проделана значительная работа, написаны монографии, научные исследования, освещающие те или иные аспекты этой важной проблемы. Тем не менее каждый новый труд, как правило, высвечивает новые грани процесса взаимосвязей литератур народов СССР, новые их формы.

Таковыми, без сомнения, являются и многочисленные труды известного грузинского литературоведа И. Богомолова, автора книг: «Из истории грузино-русских литературных взаимосвязей (Первая половина XIX века)», «Григол Орбелиани и русская культура», «Александр Чавчавадзе и русская культура», «Я, П. Полонский в Грузии», «Грузия в поэзии Павла Антокольского», «Страницы великой дружбы», а также «Дружба братских литератур», «Чувство семьи единой», «Брат, ты братством силен» (написанные в соавторстве с Р. Миминошвили) и др.

Логическим продолжением этих работ является новая книга И. Богомолова «Спаяны дружбой», которая естественно связана со сборником его статей «Тропою дружбы» (Тбилиси, 1984).

И в той и в другой книге общий «фабульный» костяк – история грузино-русских литературно-культурных отношений с древнейших времен до наших дней. Обеим книгам, представляющим собой собрание статей, очерков, объединенных единой темой, свойственно живое авторское присутствие с его, автора, проникновением в изучаемую эпоху, основательным знакомством с историей грузинской и русской литератур, четкой определенностью позиций, принципов изучения, научных установок. Обе книги насыщены богатым материалом, почерпнутым автором из архивов Москвы, Ленинграда, Тбилиси и ряда других городов; они вводят в научный обиход многие неизвестные или малоизвестные, забытые факты.

Однако если «Тропою дружбы» повествует о различных аспектах грузино-русских литературных связей главным образом XIX и отчасти XX века, то тематика новой книги значительно шире. Помимо статей о грузино-русских литературных связях, в ней имеются и материалы о связях грузинской литературы с литературами других народов нашей страны, а также статьи теоретического характера.

Дружба русского и грузинского народов уходит своими корнями в седую старину. Уже в средние века просвещенным грузинам была знакома русская духовная культура, русский язык. В XVII – XVIII веках, когда многие грузинские государственные деятели, а также писатели, ученые, просветители были вынуждены эмигрировать в Россию, в Москве, Петербурге, других городах ими были созданы очаги грузинской культуры, что также имело немаловажное значение в развитии литературно-культурных взаимоотношений этих народов. Связав же в 1783 году (Георгиевский трактат) свою судьбу с Россией, Грузия получила возможность еще более активно приобщиться к передовой русской культуре, сблизиться теснее с представителями прогрессивной общественной мысли России. В этот период происходит перелом в истории русско-грузинских культурных отношений.

В целом ряде статей («Эстафета дружбы и братства», «А. С. Пушкин и грузинские романтики», «Некрасов в грузинских переводах», «В. Маяковский и грузинская литература» и др.) И. Богомолов прослеживает развитие содружества и литературных связей двух народов, выделяет их важнейшие этапы, подчеркивает двусторонний характер этого процесса. Ученый убедительно говорит о роли и значении в развитии русско-грузинских литературных взаимосвязей как отдельных писателей (А. Грибоедова, А. Пушкина, М. Лермонтова, А. Бестужева-Марлинского, А. Чавчавадзе, Я. Полонского, Н. Бараташвили, Гр. Орбелиани, Ив. Кереселидзе, Я. Гогебашвили, Н. Николадзе, В. Соллогуба, Е. Вердеревского, А. Афанасьева, Р. Эристави, О. Константинова, А. Церетели, Л. Толстого, М. Горького, а также С. Есенина, В. Маяковского, Н. Тихонова, П. Антокольского и др.), так и русской периодики, издававшейся в Грузии. Особо останавливается он на идейной и этической общности представителей двух народов как важнейшей предпосылке для естественного взаимодействия их культур, говорит о большом значении взаимных переводов… И. Богомолов стремится осветить эту важную проблему с разных сторон – исторической, теоретической, текстологической, причем он говорит об этом со знанием дела, не только как теоретик, но и как практик, ибо он сам нередко выступал и как переводчик художественных произведений.

Интересны в рецензируемой книге и другие статьи и очерки, раскрывающие различные аспекты грузино-русских литературных связей («Некрасов в грузинских переводах», «В. Маяковский и грузинская литература», «Певец «нескончаемой жизни» – о П. Антокольском и др.). Эти разделы привлекут читателей обилием новых, неизвестных или малоизвестных фактов, а иногда и известных, но по-новому интерпретированных исследователем.

В статьях и очерках, посвященных связям грузинской литературы с другими литературами народов СССР («Т. Г. Шевченко и грузинская общественность», «Крупнейший мастер поэтического слова», «Искренний друг грузинской литературы» – о грузино-украинских литературных взаимосвязях; «Глашатай дружбы и братства» – о прочных творческих узах грузинских и азербайджанских писателей; «Грузия всегда вдохновляет на поэтический полет» – о связях грузинской и литовской литератур; «Спаяны дружбой» – о грузино-белорусских литературных связях…), отражены яркие страницы дружбы между ними, как правило, с давних времен, особенно с XIX века, до сегодняшних дней. При этом мы на многих фактах убеждаемся в том, что именно в советский период происходит укрепление и дальнейшее развитие этих связей на новой основе, видим историческую обоснованность этих связей, общность пути и задач, решаемых всеми народами нашей страны, единство и многообразие советской многонациональной литературы.

Исследование конкретных литературных явлений в рецензируемой книге связано и с постановкой теоретических проблем. Прежде всего в таких статьях и очерках, как «Диалектика связи», «В общем многоголосии – свой голос…», и других, особенно актуально звучащих сегодня. Здесь автор освещает самые разные аспекты понятий: «литературные взаимосвязи», «взаимодействие», «взаимообогащение»… Он ведет аргументированный разговор об интернационализме советской литературы, о неразрывной связи национального и интернационального начал в духовном мире советского писателя, о «двусторонности» процесса литературных взаимосвязей, об обратном воздействии нерусских писателей и литератур на русскую, об отображении инонационального бытия в литературе как форме литературных связей и т. д. Он прослеживает, чем обогатили Грузия, грузинская культура, литература русских (или других национальных) писателей, а через них – русскую литературу, общесоюзный литературный процесс.

Рецензируемая книга, как и вообще работы И. Богомолова, привлекает не только доскональным знанием предмета, но и своеобразной – живой, свободной – манерой изложения. Здесь нет ни ложно понятого «популяризаторства», ни наукообразия. Вот почему его литературно-критические очерки, научные статьи, порой обильно «сдобренные» ссылками и примечаниями, отнюдь не отталкивают читателя: эти примечания порой читать не менее интересно, чем сами очерки (в этом плане особенно привлекает статья «А. С. Пушкин и грузинские романтики»), потому что здесь учтен и зафиксирован большой круг источников, к которым автор книги проявляет весьма уважительное и одновременно критическое отношение, стремясь и здесь сказать свое слово.

Хотелось бы отметить и способность исследователя свободно ориентироваться в общесоюзном литературном процессе, в закономерностях и особенностях развития литератур народов СССР, роли отдельных писателей в этом процессе. Читатель, знакомый с историей, скажем, азербайджанской литературы, может убедиться в этом при авторской характеристике того или иного литературного течения, направления, той или иной особенности развития как грузинской, так и советской литературы в целом. То же можно сказать и относительно представителей других национальных литератур.

Конечно, не все безупречно в новой книге И. Богомолова, есть здесь и просчеты, недостатки. Если, к примеру, сравнивать книгу «Спаяны дружбой» с предыдущими трудами автора, то нетрудно заметить некоторую «мозаичность» ее. Наверное, такая «мозаичность» неизбежна в книге очерков и статей. Однако в книге, скажем, «Брат, ты братством силен», где представлены литературы всех наших национальных республик, целостному восприятию излагаемого материала, распределенного по шестнадцати главам, способствует, как отмечалось критикой, стройная и оригинальная композиция: каждая глава представляет собой краткую летопись дружбы грузинского народа с другими народами нашей страны, их литературного содружества.

В новой же книге сведены «под одну крышу» очерки и статьи, ранее опубликованные, как замечает сам автор, в специальных журналах и сборниках, малоизвестных или вовсе неизвестных массовому читателю. При этом ученый, как видно, строго придерживался правила: не включать сюда материал, опубликованный в вышеназванных книгах (правило, заметим, весьма похвальное, ибо нередко в разных книгах того или иного ученого можно встретить одни и те же статьи, но под другими названиями). Соблюдая это правило, И. Богомолов вместе с тем не смог, как нам представляется, добиться целостного восприятия помещенного здесь материала, хотя все статьи и очерки объединены единой темой, единой задачей: показать развитие и укрепление литературных связей народов нашей страны.

Литературно-культурные связи Грузии с Украиной, Белоруссией, Азербайджаном, Литвой и отчасти Арменией, Казахстаном рассмотрены в шести очерках. Таким образом, здесь представлены далеко не все национальные литературы нашей страны, как это было в книге «Брат, ты братством силен».

Можно было бы попенять автору и на то, что в отдельных очерках нашли отражение далеко не все факты связей грузинской литературы с другими национальными литературами и их представителями – каждый из этих очерков, как правило, был написан ученым в связи с каким-либо событием, датой, был ограничен рамками журнальной публикации и не мог вместить весь имеющийся материал по теме. К примеру, на тему «М, Ф. Ахундов и Грузия» может быть написана специальная монография. О связях с Грузией этого замечательного азербайджанского писателя-реалиста, философа-материалиста, просветителя азербайджанскими и грузинскими исследователями написано немало. И это естественно: в Тбилиси Ахундов обретает свою вторую родину, здесь происходит формирование его мировоззрения, здесь он пишет свою замечательную поэму «На смерть Пушкина», свои реалистические комедии, знаменитый философский трактат «Письма Кемал-уд-Довле» и ряд статей, являющихся лучшими образцами материалистической и атеистической литературы XIX века в Азербайджане и на всем Ближнем и Среднем Востоке. Наконец, здесь, в Тбилиси, М. Ф. Ахундов скончался в 1878 году и был похоронен…

Ученый избрал верный, на наш взгляд, путь: он стремится заострить внимание читателя не столько на вышеуказанных общеизвестных моментах, сколько на почерпнутых из грузинских источников фактах, порой неизвестных широкой общественности. Однако источники азербайджанские оказываются охваченными далеко не полностью.

В целом же книга «Спаяны дружбой», как и другие работы И. Богомолова, представляется содержательной и весьма полезной, она, несомненно, найдет отклик и у литературоведов, и у широкого читателя.

г. Баку

Цитировать

Алиева, А. Магистрали дружбы / А. Алиева, С. Лукьянова // Вопросы литературы. - 1988 - №5. - C. 241-245
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке