Не пропустите новый номер Подписаться
№3, 1972/Юмор

Литературные усмешки. Перевод в украинского Е. Весенина

ОДНОУГОЛЬНЫЙ БОЙ1

Гр. КОСЫНКА

Смеркало.

Смеркло.

Ночь…

 

* * *

Забрезжило.

Рассветало.

Рассвело.

 

* * *

Утро…

День.

После полудня.

 

* * *

Солнце, солнце, солнце… На небе облачка такие белые, белые. Снежинки-облачка…

– Чирик-чирик! – воробей пролетел и улетел…

Тихо-благочестиво гудят краевые колокола по церквам, шумит провод на телеграфном столбе, Ванько едет по мостовой, и из-под копыт Ваньковой кобылы долетает до уха:

Зз-уи! Бах! бах! бах!

Улица покрыта пылью.

Холка на кобыле покрыта пылью.

Ваньково лицо покрыто пылью.

 

* * *

Уже на двенадцати страничках малой осьмушки ревут пушки! Горит село, как свечка.

А неподалеку, на холмах, клокочет бой, горячий, как огонь, красной кровушкой умытый…

Это бьется селянская доля.

Стар, млад и младенцы вышли на бой, защищать свои селенья от непрошеного врага.

Вот на резвой телушке летит Сенька-пулеметчик и строчит…

Чуб у него, как хвост у буланого коня, – трубой. В глазах железо и сталь, на губах его пена.

Пена его пылью покрыта…

– Гляди, Парася, какие наши! А бой! А бой!

Вот уже младенцы из колясок повыскакивали – пошли с рожками в руках на золотого бога…

Пошли уже и с топорами, с вилами, с уполовниками.

А бой ревет! А бой ревет!

Вот уже и баба Горпина с макитрой, а Катерина с корытами – подались.

Последний резерв.

Задрожала гречиха и упала, вздрагивая…

Упала на колени рожь и покрылась желтым колосом…

– Тра-та-та!.. – залопотала Горпина макитрою смерти.

– Уррра! Слава! – крикнул изо рва пулемет.

– Дети! Бей ногами, стреляй сосками!

А враг стеной налегает на селянские ряды…

– Из батареи бьют!

– Катерина! Бей из своих корыт! Серую пыль пронизали корыта…

– Ай!

Пламя! Желтая змея пронизала дым!

– Дз-ыы-ыг! Дзыг! – пули поют.

– Юшковцы отходят… Патронов нету!

– Ребята! За волю, за долю, за кровь – вперед!

Что-то неизвестное рвануло в груди селянской, на межине месть пронеслась… И пошли… и пошли… и пошли…

Солнце удивленно остановилось, постояло и пошло дальше. Враг дрогнул…

– Слава! Слава! – покатилось по ярам и долинам.

* * *

Баба Горпина шла полем и пела:

І сьогодні горох,

І учора горох.

 

И казалось, что где-то за долиной кто-то неизвестный из пулемета только:

– Тарарах! Тарарах!

Повеял ветер. Затем притих. И снова повеял. И опять притих. Послушал песню Горпины, махнул рукой и снова повеял.

Смеркало…

Смеркло…

Ночь…

 

ЗЕМЛЯНОЙ СЫН2Г. КОЦЮБА

  1. Иди, Прокуда!

Горделиво развеваются красные знамена над большим каменным городом. То реют вверх, то реют вниз. То шепчут загадочно о чем-то дорогом, что осталось от вчерашнего вчера, вплоть до сегодняшнего сегодня, то не шепчут загадочно о чем-то дорогом, что осталось от вчерашнего вчера до сегодняшнего сегодня. А то буйно веют, словно рассказывают миру о великой тревоге, а то совсем не веют, словно совсем не рассказывают о великой тревоге.

То, что было вчера легким, тяжелеет, а то, что было тяжелым, становится легким…

– Прокуда! Прокуда! Не работать тебе больше в этой комнате, где ты сейчас сидишь, на венском стуле головой вверх, лицом к окну. Нет тебе, Прокуда, покою! Ты чего-то хочешь, душа твоя уже далеко отсюда, на просторах, где жизнь праздник справляет. Не сдать тебе экзаменов, Прокуда! Срежет тебя, Прокуда, профессор, ибо мысль твоя (поверь мне, я больше тебя знаю) другого желает!..

Стал Прокуда у окна и прислушивается. Как трепещут знамена, как улица то очень шумит, то не очень шумит. Как шум то приближается ближе, то удаляется дальше.

Стоит Прокуда и смотрит глазами вдаль. Будто услышать что-то хочет. И чудится ему:

– Ой, Прокуда! Прокуда! Не сидеть тебе в тиши тихой комнаты… Следует тебе идти к земле! Ей-богу, следует! Видишь, как земля волнуется в поисках правды! Не усидишь, Прокуда!

Слушает Прокуда эти призывы и шепчет торжественно:

– Должно быть, не усижу я в тиши тихой комнаты… Должно быть, следует мне идти к земле.

А потом:

– Я твой, моя земля убогая! Тебе отдаюсь, к тебе иду.

  1. Прощай, обрученная!

В воскресенье, Галя, ты пойдешь в 6 часов на очередное свидание к своему обрученному. Подойдешь ко двору, войдешь во двор, подойдешь к крыльцу, взойдешь на крыльцо, откроешь дверь, войдешь в комнату.

Но не скажет он тебе: «Здравствуй, моя любимая!» И не ответишь ты ему: «Здравствуй, мой любимый!» – так как не будет его в комнате, он уйдет из комнаты…

Сядешь ты, Галя, своим молодым, горячим телом на стул и будешь сидеть…

Просидишь ты, Галя, голубушка, пять минут… Просидишь ты десять минут. Тридцать минут ты просидишь, Галя, своим молодым, горячим телом на стуле, в комнате своего обрученного, куда пришла на очередное свидание в воскресенье в 6 часов вечера…

Устремишь ты, Галя, свой взгляд в задумчивости на стол (хоть и трудно это тебе будет сделать, но ты устремишь!) и просидишь еще пятнадцать минут…

Потом ты, Галя, отведешь свой задумчивый взгляд от стола и просидишь еще пятнадцать минут. Просидишь ты шестьдесят минут, Галя, своим молодым, горячим телом на стуле. Знай, Галя, что ты просидела целый час, так как в часе шестьдесят минут.

Недовольство охватит тебя, Галя. Начнешь дрожать. Но ничего – дрожи. Ничего, брат, не поделаешь. Подрожи еще час – до восьми, потом успокоишься. Поглядишь на этажерку, там для тебя письмо лежит от жениха.

Начинай нервно бегать по дому, если не сидится… Уже недолго, без пяти восемь…

Бегай, бегай! О, уже восемь…

Смотри скорее на этажерку.

Есть письмо?

Читай…

  1. «Одноугольный бой» – пародия на творчество известного украинского писателя Г. Косынки (1899 – 1934), в частности на его сборник рассказов «На золотых богов». Рассказ «Треугольный бой», по которому дан заголовок пародии, печатался впервые в журнале «Шляхи мистецтва» («Пути искусства»), 1922, N 1.[]
  2. «Земляной сын» – пародия на рассказ Г. Коцюбы (1892 – 1939) «Сын земли», опубликованный в журнале «Шляхи мистецтва», 1922, N 2.[]

Цитировать

Вишня, О. Литературные усмешки. Перевод в украинского Е. Весенина / О. Вишня // Вопросы литературы. - 1972 - №3. - C. 240-248
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке