Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 1976/Книжный разворот

Критик боец

«А. В. Луначарський – критик. Статтi», «Радянський письменник», Киïв, 1975, 235 стр.

«Критик-марксист – не литературный астроном, поясняющий неизбежные законы движения литературных светил от крупных до самых мельчайших. Он еще и боец, он еще и строитель». Так определял А. В. Луначарский роль марксистского критика. Определение это можно отнести и к нему самому, одному из основоположников марксистской критики в России, ее теоретику и историку. Яркая, богато одаренная личность, блестящий публицист, выдающийся оратор-полемист, человек энциклопедических знаний, великолепный знаток мирового искусства, поэт и драматург, он принадлежал к той славной плеяде большевиков, которые под руководством В. И. Ленина закладывали основы первого в мире социалистического государства.

И как государственный деятель на посту первого наркома просвещения, и как талантливый критик Луначарский сыграл выдающуюся роль в становлении новой, социалистической культуры. Он бережно поддерживал ростки молодой советской литературы, активно выступал против вульгаризации и извращения марксистской эстетики и литературной критики. Привлекая старую художественную интеллигенцию к строительству новой, советской культуры, он в то же время был беспощаден к проявлению враждебной буржуазной идеологии. В его работах (хотя и не всегда равноценных и не лишенных недостатков) дается глубокий анализ литературного процесса, творчества многих писателей мира и отдельных произведений, – вот почему его наследие сохраняет научную и методологическую ценность и в наши дни.

Сборник «А. В. Луначарский – критик», изданный к его столетнему юбилею в Киеве, открывается статьей В. Воробьева «Великий учитель выдающегося критика»; автор (он же составитель сборника) освещает роль В. И. Ленина в жизни и деятельности Луначарского. Сурово и бескомпромиссно критикуя ошибки и заблуждения Луначарского, Ленин в то же время высоко ценил его познания в области искусства, его публицистическую и литературную одаренность. Он помогал Луначарскому вырабатывать ясное марксистское мировоззрение, привлекая его к активной партийной работе, к сотрудничеству в большевистских газетах и журналах.

Наши представления об истории взаимоотношений Ленина и Луначарского обогатились и расширились после появления 80-го тома «Литературного наследства» (1971), в котором собраны переписка и другие материалы на тему «В. И. Ленин и А. В. Луначарский». Статья В. Воробьева посвящена исследованию этих материалов; автор подчеркивает их важное значение для теории и практики художественного творчества и в наши дни. Характеризуя роль Луначарского в конкретизации и дальнейшем развитии ленинского учения о партийности литературы, В. Воробьев обращает внимание на творческий подход критика к наследию классиков марксизма, на его борьбу против догматического и начетнического использования заветов Маркса, Энгельса и Ленина.

Тема эта продолжена и в работе В. Ефимова «Мастерство Луначарского-критика. (Советский период)»: методология и критическое мастерство Луначарского рассматриваются здесь как практическая реализация марксистско-ленинских идейно-эстетических принципов. Не замалчивая ошибок, противоречий и слабых мест в критической деятельности Луначарского, особенно в первые послереволюционные годы, автор главное внимание уделяет тому ценному, что есть в наследии критика-марксиста, и прежде всего методологическим основам критики Луначарского, принципам классового анализа искусства, научной объективности, истолкованию литературных явлений с позиций коммунистической партийности. Критические оценки Луначарского свободны от сектантской предвзятости, характерной для пролеткультовских и рапповских критиков, с одной стороны, и аполитизма и объективистских тенденций А. Воронского и его последователей – с другой. И хотя критическая деятельность Луначарского и в советский период не лишена была промахов, он справедливо характеризуется как проводник ленинской партийной политики в области искусства. Особенно наглядно показана близость Луначарского к ленинской позиции в отношении к культурному наследию прошлого. Хотелось бы, однако, большей четкости в освещении вопроса о том, что же именно принималось критиком-марксистом в искусстве прошлого.

Большое место в работе уделено характеристике социологической направленности критики Луначарского. Это оправданно, так как он действительно был большим мастером социологического анализа явлений литературы, которые при этом рассматривались им в художественной целостности, с учетом специфики искусства. Критик оставил нам прекрасные образцы умелого сочетания социологического и эстетического исследования литературы. Мастерски анализировал он и форму литературных произведений, видя в ней средство выражения содержания. К сожалению, этот аспект методологии Луначарского остался вне поля зрения В. Ефимова.

Деятельность Луначарского после 1917 года с точки зрения формирования его метода и роста мастерства автор делит на три периода: 1917 – 1924 годы – своеобразный подготовительный этап, «когда по сути закладывались основы действительно научной методологии критики Луначарского»; 1925 – 1929 годы – период расцвета критического мастерства; 1930 – 1933 – вершина деятельности критика. Намерение исследовать методологию в мастерство Луначарского в процессе развития несомненно плодотворно, однако предложенное автором деление представляется дробным и несколько искусственным. Вызывает возражение и характеристика деятельности Луначарского 1917 – 1924 годов всего лишь как этапа подготовительного. А чем же в таком случае был дореволюционный период? Ведь уже в дореволюционные годы, несмотря на все заблуждения и ошибки, Луначарский стал известен как один из марксистских критиков, создавший ряд значительных работ («Задачи социал-демократического художественного творчества», «Письма о пролетарской литературе» и др.). Не случайно многие исследователи (Н. Трифонов, А. Лебедев и др.) отмечают, что к 1917 году Луначарский в основном сформировался как марксист в области эстетики, хотя рецидивы старых представлений встречались и позже. Не случайно именно на почве эстетики видел В. И. Ленин возможность отделения Луначарского от Богданова. Таким образом, вполне правомерно считать первые послереволюционные годы периодом утверждения и дальнейшего совершенствования марксистской методологии в критике Луначарского.

Интересна попытка В. Ефимова исследовать жанровую природу критики Луначарского, тем более что эта область критики вообще слабо изучена. Творческий опыт Луначарского поучителен и для современной литературной критики, которая далеко не всегда отличается достаточным богатством и разнообразием жанров. Автор статьи анализирует предисловия, написанные критиком в разные годы и к различным изданиям. Однако представляется весьма спорным выделение предисловий в отдельный критический жанр, как это предлагает В. Ефимов: статьи-предисловия Луначарского весьма различны и по характеру исследования, и по цели и объекту анализа, чем обычно определяются жанры критики. Да и сам В. Ефимов отмечает, что среди предисловий есть статьи монографического характера, проблемные статьи, краткие справки, эссе и т. п. Только одно их и объединяет: они помещены были в начале той или иной книги, – а это все же слишком формальный признак для выделения их в самостоятельный жанр литературной критики.

В целом же статья В. Ефимова ставит важные проблемы, заставляет серьезно размышлять об уроках Луначарского, и в этом ее неоспоримое достоинство.

Обращают на себя внимание материалы, характеризующие связи Луначарского с украинской культурой и литературой. О. Семеновский, которому принадлежит ряд работ на эту тему, в статье «В борьбе за литературное наследие Т. Г. Шевченко» дополняет новыми материалами наши представления о роли Луначарского в защите Шевченко от нападок реакции и буржуазно-националистических извращений. Особенно неприемлемыми для либерально-буржуазной и националистической критики оказались суждения Луначарского о Шевченко как поэте революционном «и по духу своему социалистическом», близком трудящимся всех народов. Приведя факты яростных нападок львовской газеты «Дiло» и представителя украинского модернизма Н. Евшана на брошюру Луначарского «Великий народный поэт», изданную во Львове в 1912 году, О. Семеновский показал боевой, наступательный характер критики Луначарского, его непримиримость в борьбе против реакционной идеологии буржуазного национализма, пафос интернационализма, так ярко проявившийся в статьях и выступлениях критика о Шевченко. Жаль только, что автор ограничился дореволюционными работами Луначарского и не привлек его более зрелых суждений советского периода.

Как одну из ярких страниц многогранной деятельности критика-интернационалиста характеризует Ш. Вядро связи Луначарского с богатой украинской культурой. Автор приводит многие суждения критика об украинской классической и советской литературе, показывает его роль в формировании социалистической по содержанию и национальной по форме советской литературы украинского народа, значение его деятельности для развития народного образования и театра на Украине.

Однако работа эта выиграла бы, если бы в ней полнее были использованы материалы Луначарского, касающиеся Украины. В частности, автор почему-то не рассматривает статью Луначарского «О национализме вообще и украинском движении в частности», где, как и в статьях о Шевченко, критик с марксистских позиций разоблачал буржуазный, антинародный характер националистических теорий.

П. Бугаенко знакомит украинского читателя с той ролью, которую сыграл Луначарский в творческой судьбе В. Маяковского, в истолковании его произведений, в оценке его роли в истории советской литературы. Об этом интересно и обстоятельно уже было рассказано в книге П. Бугаенко «А. В. Луначарский и советская литературная критика» (Саратов, 1972). В данной статье уточнены некоторые суждения Луначарского о Маяковском, дана более углубленная и четкая концепция проблемы: футуризм – Маяковский – Луначарский.

В. Капустин обратился к анализу одной из ранних работ Луначарского «Чему учит В. Г. Короленко» (1903) в сопоставлении с более поздними ее редакциями. Это дало возможность полнее охарактеризовать отношение критика к Короленко и проследить эволюцию его собственных взглядов, изживание элементов позитивизма, проявившихся в деятельности молодого критика.

Статья Л. Малинской «Пьесы А. В. Луначарского на украинской сцене», посвященная сценической истории некоторых его пьес, выпадает из общей проблематики сборника «А. В. Луначарский – критик». К тому же статья страдает описательностью и иллюстративностью, и непонятно, чем руководствовался составитель, включая ее в рецензируемую книгу.

В целом же сборник интересен и его издание несомненно полезно. Кроме того, что он вводит в научный обиход некоторые новые факты жизни и деятельности Луначарского, плодотворно стремление авторов статей рассматривать его критическую деятельность в динамике, в процессе овладения ленинскими методологическими принципами.

г. Львов

Цитировать

Морозова, Э. Критик боец / Э. Морозова, В. Попов // Вопросы литературы. - 1976 - №2. - C. 263-267
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке