Не пропустите новый номер Подписаться
№1, 1988/Хроники

Конференция, посвященная 200-летию К. Н. Батюшкова

В мае 1987 года в Вологде проходила Всесоюзная научная конференция, посвященная 200-летию со дня рождения К. Н. Батюшкова. Конференцию организовали Институт русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР, Управление культуры Вологодского облисполкома, Вологодский и Череповецкий педагогические институты.

Это – первая научная конференция, на которой творческое наследие Батюшкова стало предметом специального рассмотрения. В ее работе приняли участие исследователи из многих городов страны; было прослушано 48 докладов, затронувших различные стороны биографии и творчества поэта.

Начало работы конференции совпало с проведением Дня славянской письменности. Поэтому на пленарном заседании, посвященном этим событиям, были представлены доклады, в которых прослеживалась связь творчества Батюшкова с традициями как славянской, так и мировой культуры. В. Кошелев (Череповец) в своем докладе, полемизируя с бытующими суждениями о несоответствии творческих устремлений Батюшкова народной языковой культуре, указал на новые аспекты деятельности поэта, связанные с реформой русского языка. Г. Фридлендер (Ленинград) – «Батюшков и античность» – показал особенности раскрытия античности в творчестве Батюшкова, рассмотрев его поэзию как один из первых примеров проявления «гениальной всеотзывчивости» русской литературы на явления духовной жизни других народов мира. Эстетическим взглядам поэта посвятила свое сообщение А. Батюшкова, отметив, что Батюшков выступил как один из родоначальников эстетики русского романтизма.

В дальнейшем работа конференции проходила по двум секциям: «Проблема творческого метода, жанра и поэтики К. Н. Батюшкова» и «Батюшков в контексте литературного процесса».

С. Фомичев (Ленинград) по-новому определил творческий метод Батюшкова, связав его с поэзией рококо и считая такое определение наиболее убедительным и требующим дальнейших исследований. По мнению докладчика, определение метода поэзии Батюшкова ошеломляет обилием дефиниций, между тем как гармонический стиль поэта выражает нечто законченное и единое, требующее цельного определения. Ю. Стенник (Ленинград) в докладе «О мифопоэтической основе лирического миросозерцания Батюшкова» затронул вопрос о мифогенности творческого метода поэта. Докладчик отметил, что ведущим принципом в воплощении «лирического героя» Батюшкова выступает нередко установка на создание системы поэтических представлений, не имеющих опоры в реальной действительности и составляющих особый ирреальный мир, в основе которого лежит определенная мифическая система миропонимания, связанная с античной мифологией либо с мотивами скандинавского эпоса в разработке Оссиана. Ю. Чумаков (Новосибирск) – «Антологическое чувство Батюшкова» – отметил, что в условиях дробности и разрозненности поэтической системы Батюшкова «антологическое чувство» поэта может послужить хотя и не вполне рациональной, но объемлющей основой для интегрального определения его стиля. В докладе «Гедонизм Батюшкова» С. Баранов (Вологда) охарактеризовал особенности философской основы поэзии Батюшкова, отметив, что гедонизм распространяется далеко не на все творчество поэта, а лишь на отдельные лирические стихи, которые можно отнести к жанру идиллии. Отражение скандинавские мотивов в творчестве Батюшкова проследила в своем докладе О. Мирошникова (Омск); Преломление темы воспоминания, характерной для русской и романтической реалистической лирики, в произведениях Батюшкова рассмотрела в докладе «Мотив воспоминания в «Опытах в стихах и прозе» Т. Савченко (Караганда).

Ряд докладов был посвящен более частным проблемам. Попытка осознать особое положение стихотворения «Тень друга» в элегическом ряду поэзии Батюшкова на основании исследования специфики стихотворения была сделана И. Альми (Владимир). А. Кулагин (Коломна) – «Идейно-художественная проблематика «Послания И. М. Муравьеву-Апостолу» – отметил, что послание тяготеет к жанру классической эпистолы XVIII века, но несет на себе отпечаток новой литературной эпохи. С. Кибальник (Ленинград) – «Об источниках последнего стихотворения Батюшкова» – указал, что в стихотворении «Ты знаешь, что изрек…» причудливым образом отразилось не только чтение Библии, но и обращение к Греческой Антологии, знакомой Батюшкову по переложениям И.-Г. Гердера.

В пяти докладах рассматривалась проза Батюшкова. В докладе «Батюшковские анекдоты о Раевском в истории русского реализма» М. Качурин (Ленинград) исследовал анекдоты о Раевском из записной книжки Батюшкова «Чужое: мое сокровище!» (1817) как этап в становлении русской психологической прозы. Говоря о поэтике прозы Батюшкова, А.

Цитировать

Новиков, А. Конференция, посвященная 200-летию К. Н. Батюшкова / А. Новиков // Вопросы литературы. - 1988 - №1. - C. 275-278
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке