Не пропустите новый номер Подписаться
№4, 2016/Книжный разворот

Комическое в русской литературе XX века

Комическое в русской литературе XX века / Сост. и отв. ред. Д. Д. Николаев. М.: ИМЛИ им. А. М. Горького РАН, 2014. 504 с.

Превратить материалы конференции, даже самой «точечной», в коллективный труд непросто. Доктору филологических наук Д. Николаеву, составившему внушительный том статей по итогам международной конференции «Русская комическая литература XX века: История. Поэтика. Критика» (2010), это удалось.

Интерес к проблемам комического традиционен, но понимание его далеко не однозначно. Вспомним, как М. Бахтин в письме переводчику Н. Любимову объяснял «известную одностороннюю серьезность» русской литературы тем, что она не получила «прививки раблезианского смеха (и стоящей за ним великой карнавальной культуры). Отсюда, в частности, и узкое, мелко-сатирическое понимание Гоголя (и однобокое развитие гоголевской традиции в литературе). Отсюда и господствующее y нас какое-то хмурое истолкование Пушкина, «веселый разум» которого сродни Рабле»[1].

Здесь не место углубляться в причины подобной оценки: скорее, ученый имел в виду стереотипы восприятия комического в русской литературе официальным советским литературоведением с его отчетливой и порой чрезмерной серьезностью по отношению к классике. Напомним, что бахтинская рукопись о Рабле содержала немало примеров из русской литературы, и это вызвало возражения и во время защиты диссертации, и в ходе дальнейшего ее обсуждения, что в итоге вынудило автора изъять соответствующие фрагменты из переделанной диссертации и не включать их в опубликованную в 1965 году монографию[2]. Понимание комического в постбахтинские годы советского литературоведения и в его постсоветский период прошло через ряд трансформаций, однако сказать, что в современной отечественной науке о литературе сформировалась наконец целостная теория комического, сопровождаемая полноценной историей русской комической словесности, вряд ли возможно. Именно поэтому появление рецензируемого тома представляется серьезным событием, требующим специального разговора.

Отметим, что замена комической литературы в названии конференции на комическое в литературе в заглавии сборника не случайна: описанный исследователями из Санкт-Петербурга, Москвы, российской периферии, Европы и США комический пласт выходит далеко за пределы юмористических и сатирических изданий, охватывая широкий круг иных литературных источников. Редактор нашел оптимальную структуру для подобного издания, разместив материалы в шести проблемно-хронологических блоках («Вопросы теории», «Начало ХХ века: эволюция комического», «1920-1940-е годы: комическое в СССР и эмиграции», «Драматургия и театр — от Владимира Соловьева до Николая Эрдмана», «Комическое в литературе второй половины ХХ — начала XXI века», «Публикации»).

Открывающая сборник статья Д. Николаева «О единстве русской комической литературы XX века (К постановке проблемы)» задает вектор развития научного сюжета. Не останавливаясь на доказательстве очевидного — внутреннем единстве литературного пространства России и российского зарубежья, — исследователь обращается к проблеме гораздо более специфичной: насколько правомерна складывавшаяся годами уверенность в том, что советский сатирик и писатель-юморист русской эмиграции по определению должны находиться в состоянии если не откровенной войны, то явной художественно-эстетической оппозиции. Автор аргументированно доказывает, что между юмористической и сатирической литературой новой советской России и аналогичным феноменом русской эмиграции нет радикального разрыва: и та и другая осознают и демонстрируют верность сатирической традиции начала века. Это наблюдение позволяет не только почувствовать противоречивый характер эволюции литературной комики в метрополии, но и объяснить факт присутствия юмористических сборников писателей-эмигрантов на советском читательском рынке 1920-х годов. При этом, заметим, публикуются их тексты не только дореволюционного времени, но и то, что было написано уже после революции.

Исследователь приводит яркие примеры поразительной универсальности русского сатирического взгляда: признание А. Аверченко о достаточности минимальной переделки его старого фельетона применительно к новой действительности: «…у меня речь шла о «Земщине» и о Маркове II, а теперь я только поставил в первом случае «Пламя», во втором — Луначарский» (с. 18). Изъятие же цензурой неприемлемых политических реалий позволяло почти безболезненно преподносить текст советскому читателю; возможность такого подхода, по мнению исследователя, объясняет «единство высмеиваемых пороков и недостатков, которые не слишком изменились за истекшие сто лет. Типы, конфликты, ситуации постоянно повторяются в литературе на протяжении столетия, потому что они повторяются в жизни» (с.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №4, 2016

Цитировать

Осовский, О.Е. Комическое в русской литературе XX века / О.Е. Осовский // Вопросы литературы. - 2016 - №4. - C. 382-385
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке