№3, 1997/Обзоры и рецензии

Книга, внушающая оптимизм

А. В. Македонов, Эпохи Твардовского; В. С. Баевский, Смоленский Сократ; Н. Н. Илькевич,»Дело» Македонова, Смоленск, 1996, 448

У этой книги два героя – А. Т. Твардовский и А. В. Македонов. Последняя большая работа известного литературного критика, друга Твардовского А. Македонова издана посмертно. Подготовил ее к печати и приложил к ней статью об авторе не менее известный литературовед В. Баевский. Третью часть книги, посвященную истории репрессий против Смоленской писательской организации 1937 – 1938 годов, написал подполковник ФСБ, член Союза писателей РФ Н. Илькевич.

Состоящая из трех имеющих самостоятельный интерес трудов, созданная тремя авторами, представителями трех поколений, книга тем не менее поражает своей цельностью, единством содержания. Стержнем, объединяющим включенные в книгу работы, является тема Человека во Времени – тема сохранения человеческого лица, верности обыкновенным нравственным нормам в условиях, настойчиво требующих их нарушения.

А. Македонов посвятил изучению жизни и творчества Твардовского одну из своих опубликованных ранее книг, массу статей, написал о нем мемуарный очерк. Вошедший в рецензируемую книгу труд – последний в жизни исследователя – займет в этом перечне особое место. Это работа о молодом Твардовском, автор задумал ее как книгу «о надеждах, иллюзиях и зернах истины» (с. 5). Начал над ней работать А. Македонов уже в годы перестройки, когда возникла возможность «разобраться, как могли создаваться подобные иллюзии, самообман даже у наиболее талантливых и предельно честных писателей» (с. 9). Мне кажется, что в какой-то степени эта книга написана и о себе: она об общей с Твардовским молодости, когда происходило становление личности обоих друзей – в спорах, в разговорах, в близких жизненных впечатлениях, в чтении одних и тех же книг, – об общих иллюзиях и самообманах. Эта книга и о тех, выразителем чьих дум был Твардовский, – о тех, кто был увлечен «новыми формами человеческой близости» (с. 11), кто растворялся в чувстве коллективности, но сохранил свою душу.

Вместе с тем, как и другие посвященные Твардовскому работы А. Македонова, это серьезный литературоведческий труд, вносящий новое в понимание творческого пути поэта.

Просто, без злоупотребления терминами написанная работа А. Македонова многопланова. В ней отмечаются биографические вехи пути поэта; содержится подробный и скрупулезный анализ стихотворений и поэм, написанных в 20-е годы, – именно тех, которым менее всего внимания уделено в посвященных Твардовскому книгах (иногда при этом дается новая и неожиданная оценка юношеских произведений); она включает обобщения, касающиеся творчества Твардовского на фоне творчества других поэтов; в ней прослеживается круг чтения молодого Твардовского. И все это проникнуто воспоминаниями, впечатлениями тех лет – своими и чужими.

Последовательно, одно за другим, анализирует А. Македонов произведения Твардовского, привлекает его недавно опубликованные дневники и рабочие тетради, привлекает ранние публикации в газетах 20-х годов. Рассматривает стихотворения Твардовского в контексте советской поэзии тех лет, находя иногда неожиданные параллели (например, некоторые описания «Страны Муравии» Твардовского перекликаются с «Торжеством земледелия» Заболоцкого – с. 173 – 174). Работа включает и цифровые данные – количество написанного Твардовским в разные годы призвано показать поразительную энергию его раннего пути.

Объективный анализ опытного литературного критика сочетается со свидетельствами друга, единомышленника, который вместе с поэтом искал когда-то новый путь творчества, обсуждал эстетические проблемы. При этом рассказ о молодом Твардовском никогда не переходит в повествование о себе; он весь пронизан горячей любовью к тому, кому посвящена книга, и только о нем и повествует.

Вообще в большой степени работа А. Македонова – диалог, часто это беседа нескольких лиц. Предельно доброжелательный, расположенный к людям, автор (говорят, и об этом речь еще впереди, что таким А. Македонов был и в жизни) вовлекает в беседу других исследователей творчества Твардовского, других его друзей и собеседников.

Объективность исследователя сочетается в работе А. Македонова со страстностью человека, лично причастного к тому, о чем он пишет. Читая книгу, мы не забываем, что написал ее не просто ученый и литературный критик, а человек, которого Твардовский в последней поэме назвал мыслителем и другом, тот самый, в окно к которому очень давно («жизнь тому назад!»), в Смоленске, стучался юноша Твардовский: «Дома ли Сократ?» (с. 46).

«Смоленским Сократом» назвал А.

Цитировать

Горелик, Л. Книга, внушающая оптимизм / Л. Горелик // Вопросы литературы. - 1997 - №3. - C. 354-358
Копировать