Не пропустите новый номер Подписаться
№1, 1960/Юмор

Казусы и ляпсусы

В. НАЗАРЕНКО

ОЧЕЛОВЕЧЕННЫЙ ДУБ

(ВООБРАЖАЕМОЕ ИНТЕРВЬЮ)

— Анимизм и параллелизм, – сказал А. Ф. Бритиков в беседе с вами, – есть один из предметов моего исследования, опубликованного в восьмом томе «Вопросов советской литературы». В анимизм впадают многие писатели. Дуб в «Войне и мире» помните? Тогда слушайте цитаты из меня, из Бритикова. Я про этот дуб вот что выяснил. Тут налицо – «характеристика Андрея Болконского посредством образа дуба».

«Болконский глядит на зимний дуб и видит, как в зеркале, свой скепсис… Нотка, очеловечивающая лес, – легкий подступ к следующему затем сильному очеловечиванию дуба… Очеловеченный дуб исполнен правды… внутренний мир героя сливается с дубом».

Что это есть? Это есть «анимистическая образность». А к чему это ведет? К тому, что приходится «пейзажу с дубом утратить заметную долю качества живой природы. Объективная часть пейзажа, пассивно окружая «работающий» дуб, лишь подчеркивает этот момент». Вот к чему ведут «ограниченные возможности анимистической образности».

— Нехорошо, – огорчились мы. – А нет ли способов борьбы с анимизмом?

— Есть, – с достоинством сказал исследователь. – Это же гвоздь моего исследования.

Чтобы не впасть в анимизм, надо использовать психологический параллелизм. Очень многие художественные произведения «оформлены в виде параллелизма».

— Понятно?

— Более или менее, – осторожно сказали мы. – И что же?

— Как – что же? – вдохновенно воскликнул исследователь, – преимущества параллелизма необъятны:

«…От природы, параллельной человеческому сюжету, отпочковываются самостоятельные детали самодовлеющей природы, потом они вновь вступают в параллелизм, причем человеческий элемент параллелизма все чаще только подразумевается…

…параллелизм объясняет превосходнейшую и правдивейшую иллюзию неотделимости судеб людей и даже хода исторических событий от вечного движения природы…»

— Спасибо, достаточно… – оробев, сказали мы, – хотя и не все понятно не специалисту, но чувствуется: параллелизм – штука серьезная. Еще один вопрос: вы сами открыли параллелизм?

— Нет, что вы… – скромно сказал исследователь. – Параллелизм… известен в научной литературе… См., например, статью Александра Веселовского «Психологический параллелизм и его формы в отражениях поэтического стиля».

— «См.» значит: смотри, – сказали мы. – Любопытно бы и посмотреть… Покажите, пожалуйста… Так… Так… Любопытно… Вы, значит, считаете, что параллелизм – это не анимизм, и ссылаетесь на авторитет Веселовского?.. Странно… А у Веселовского почему-то написано: «Укажу на явление поэтического параллелизма, тесно связанного с первоначальным анимизмом…» И не раз это повторено. Выходит, Веселовский как раз в параллелизме прежде всего и находил анимизм?

— Невероятно! – сказал исследователь. – Как же я этого не заметил? Выходит, зря я Толстого обидел… Выходит, везде сплошной анимизм… Знаете, может, не будем включать в интервью это самое, насчет Веселовского? Вопрос специальный… Кому это интересно?

— Нет уж… – сказали мы. – Ваше исследование весьма и весьма поучительно… Благодарим за беседу.

 

АЛЕКСАНДР ЛАЦИС

ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ

 

Все остальное – гораздо легче. Самое трудное – составить толковую аннотацию.

Цитировать

От редакции Казусы и ляпсусы / От редакции // Вопросы литературы. - 1960 - №1. - C. 244-248
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке