№4, 1982/Теория и проблематика

К вопросу о структуре литературного процесса

Параллельные художественной литературе идеологические ряды – философия, политика, мораль, религиозные взгляды – оказывают на нее большое влияние. Оно может быть прямым или косвенным, но это влияние есть, присутствует даже тогда, когда его трудно уловить, постигнуть.

Художественная литература эволюционирует под воздействием нескольких факторов: социально-исторического состояния общества; обновляющего влияния традиций; неизбежных и в некотором смысле «автономных» исканий новых знаково-образных и изобразительных возможностей как у отдельных авторов, так и внутри отдельных направлений.

К этим более глубоким факторам можно причислить также народопсихологию, национальный характер (унаследованные психические феномены), влияние других видов искусства. Однако особо важное значение и для состояния, и для развития литературы имеют параллельные ей идеологические ряды. Последние можно, вообще говоря, определить и как идеологическую зону (разумеется, термин этот вводится как рабочий).

Речь идет здесь о таких более длительных, по сравнению с литературным направлением, идейных и духовных состояниях, которые оказывают воздействие на тематику, сюжетно-фабульное содержание, типаж героев, на текстовые структуры. Так, литература находилась под воздействием древней космогонии: египетской, индийской и пр.; потом греческой теогонии – мифов о происхождении богов, а также этических учений, возникших в Азии, таких, как конфуцианство и буддизм; затем испытывала влияние вновь складывающихся историко-идеологических зон, возникших последовательно или параллельно (ислам, христианство, включая и развитие науки в более новые времена). Все это оставляло свой след в ее идейно-духовной сути.

Я бы назвал идеологической зоной и эпоху Возрождения. Это уже более новое время, в которое создаются и утверждаются опыт как инструмент познания природы, привлекающей к себе все более пристальное внимание, и наука, когда устанавливаются универсальные, общегуманистические ценности. В данную эпоху природа проходит через восприятие, через чувства и переживания человека. Она превращается в решающий фактор духовного становления личности и объясняется уже не деистически, не согласно канонам христианской теологии, а как причина самой себя, causa sui. Таким образом, идеологическая зона эпохи Возрождения как бы отрывается, обособляется от идеологической зоны христианского средневековья.

Возрождение частично утверждает буржуазное общество и открывает дорогу новой культуре. Эта сильная цивилизация полноценно реализовала свои стремления, причем Возрождение дало человечеству плеяду могучих талантов, гениев и ускорило литературный процесс.

Последующие три столетия стали эпохой острой классовой борьбы. Она прошла через два этапа: борьба буржуазии с аристократией, кульминацией которой была Великая французская революция, и борьба рабочего класса с буржуазией, вершиной которой стала Великая Октябрьская социалистическая революция. Эти три столетия характеризуются особой активностью исторического развития, резко изменившего и идеологическую картину мира.

Если ренессансное мышление обращено преимущественно к природе, то послеренессансное занято проблемой общества. В этом заключается суть резко очерченной разницы между Возрождением и Просвещением. Лозунг эпохи Просвещения гласит: от природы, делающей нас равными, к равенству человека в обществе. В эпоху Возрождения родилось осознание природы, причем это осознание включало в себя человека и все человеческое. Во время Просвещения человек уже осознает свою неизбежную зависимость от устройства общества. Он понимает, что не может развиваться полноценно, так как подчиняется не природным, а общественным законам. Власть простирает над ним свою силу, воздвигает барьеры на пути развития его личности, ограничивает свободу и духа, и прогресса. «Естественное состояние», о котором мечтали и которое столь горячо провозглашали лучшие умы человечества, становится государством, где господствующая роль принадлежит новому эксплуататорскому классу – буржуазии. Европейская философская и социальная мысль должна была решать новые проблемы, связанные с общественным устройством. Все это породило идеи Локка, Монтескье, Гегеля, а позже и русских мыслителей XIX столетия.

Важная особенность послеренессансной эпохи – осознание историзма как характерной особенности практики человека и общества. Родилось понимание качественных изменений, происходящих в результате исторического развития, свободы, естественного, данного природой права человека. Дидро писал: никто из людей не получил от природы права командовать другими. В своем «Общественном договоре» Руссо развивает те же мысли, считая, что равенство человека в обществе есть его «естественное состояние». Робеспьер во время дебатов о конституции 10 мая 1793 года, опираясь на идеи Руссо, говорил: человек рожден для свободы и счастья, однако он раб и несчастен. Общество имеет свой целью охранять его права и совершенствовать его существо, но общество всюду его угнетает и доводит до деградации. Настало время напомнить обществу о его долге; прогресс человеческого права подготовил эту великую революцию, и вы социально обязаны ее ускорить. Отныне и впредь будет торжествовать искусство управления, а не искусство ограбления и порабощения большинства в интересах меньшинства; и наши законы не будут средством превращения этих насилий в систему. Монархи и аристократия очень хорошо сделали свое дело. Теперь ваш черед выполнить свое. Иначе говоря, сделать людей счастливыми и свободными посредством закона.

Как сильно и точно для своего времени сформулировано это требование народовластия, демократии, подкрепленное умением управлять с помощью закона!

Конечно, идеи и практика Просвещения и Великой французской революции были порождены своим временем, отсюда ошибочные представления, иллюзии, историческая ограниченность даже самых великих их деятелей. И причина этого прежде всего в том, что они надеялись уничтожить рабство в обществе и освободить человека всего лишь путем изменения политического устройства. Все их дебаты строились вокруг проблем политического равенства, но они конкретно не касались вопросов экономического равенства. Они хотели, чтобы люди были свободными и независимыми, однако не касались главной проблемы – частной собственности: для них частная собственность оставалась неприкосновенной, хотя именно частная собственность делает невозможным равенство людей в обществе. Последующее развитие общества в эпоху господства буржуазии убедительно доказало ошибочность, иллюзорность подобных просветительных представлений.

XIX и XX столетия обращены к реальным общественным процессам. Наука о природе и о человеке существенно продвинулась вперед. Уже в ранних трудах Маркс включает в бытие людей не только их участие в социальной жизни, но и предметное бытие промышленности, способствующее развитию человеческих сущностных сил. Старые механистические взгляды далеко отстали от такого понимания общественной практики. Человечество накопило огромную информацию о самом себе, что нанесло сильнейший удар по христианской теологии. Успехи естествознания и промышленности породили новое отношение к окружающему миру и человеку, которое перешло и в искусство и дало толчок развитию реализма. Означающее и означаемое, толкующее и толкуемое основательно изменились в конкретно-исторической и социально-бытовой «ветви» реализма, а потом и во всем реалистическом направлении XIX и XX столетий. Новые идеи работали на развитие человека, а с ними вырисовывались и новые эстетические ценности в художественной знаковообразной системе.

Еще в XIX веке не только более глубоко был осознан историзм, но и стала очевидной огромная роль психологии в познании личности. Я столь подробно останавливаюсь на этих моментах лишь для того, чтобы показать хотя бы в общих контурах, сколь сильно влияние идеологии не только на всю духовную жизнь, но и конкретно на литературу, как появляются новые и сложные идеологические зоны, через которые проходит человечество в своем развитии.

XIX век примечателен еще одним – принципиально важным: возникновением марксизма.

Как философия истории, как учение о классовой борьбе, как всеобъемлющее учение, позволяющее проникнуть в суть общественных и идеологических структур, марксизм представляет собой высшее достижение человеческой мысли. И, что надо подчеркнуть особо, марксизм – это метод научного познания. Параллельно с марксизмом развивается и наука, выходя на новые рубежи познания. Подлинно реалистическая литература XIX и XX столетий являет собой глубокое проникновение в сущность и человека, и общественной жизни. Марксизм принес знание подлинных законов развития человеческого общества, а также механизмов этого развития, коренных изменений общественного устройства, понимание природы через революционную практику пролетариата. Марксистская идеология внесла особый вклад в развитие науки, искусства, литературы. Само сознание людей формировалось под влиянием идеи о революционном преобразования мира.

Великую Октябрьскую социалистическую революцию, впервые в истории поставившую в повестку дня задачи реального воплощения мысли об экономическом, а следовательно, о политическом, социальном равенстве, приветствовали Бернард Шоу, Ромен Роллан, Анри Барбюс, целый ряд других крупнейших писателей мира.

Гуманизм социалистической революции стал конкретной социальной практикой, оказавшей глубокое воздействие на художественное творчество.

Так означились контуры идеологических зон, оказавших влияние на литературу, несмотря на то, что ее развитие диктуется особыми эстетическими законами, что внутри нее складываются определенные методы и направления.

Как известно, в истории человечества социализму предшествовали три общественно-экономические формации: рабовладельческая, феодальная и капиталистическая. Во время существования этих основных формаций менялись разные идеологические зоны (мы их уже называли), включая античную теологию, античную философию, буддизм, христианство, Возрождение и гуманизм, развитие науки о природе и обществе, которые, безусловно, влияли на литературу.

Следовательно, литературное развитие есть не только смена конкретных литературных направлений, но оно неразрывно связано с существованием определенных идеологических зон, характеризующихся известной устойчивостью взглядов, понятий, идей и целей. К сожалению, увлекшись исследованиями идейно-стилевых признаков тех или иных направлений, мы мало внимания обращали на идеологические зоны. Однако литература являет собой феномен, который тесно связан с отмеченными выше идеологическими состояниями общества, в свою очередь развивавшимися на основе сменяющихся формаций.

Идеологии, которые появляются на классово-исторической основе, играли и играют огромную роль в развитии сознания человека. Они способствуют возвышению интеллекта, воздействуют на чувства, поддерживают идеальные мечты, материально-духовные устремления. Иными словами, они ведут человека – в разное время по-разному – от «низших» к «высшим» чувствам, от частно-ограниченных к универсальным интересам.

Цитировать

Зарев, П. К вопросу о структуре литературного процесса / П. Зарев // Вопросы литературы. - 1982 - №4. - C. 15-28
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке