№3, 1978/Хроники

К творческой биографии А. Платонова

В последние годы критическая литература о Платонове становится все более широкой и основательной (см. статьи A. Гладкова, Л, Шубина, Л. Боровского, Л. Аннинского, В. Турбина, С. Бочарова, В. Скобелева, B. Свительского, О. Ласунского, работы, объединенные в сборнике «Творчество А. Платонова», и др.). Проза писателя углубленно исследуется в диссертациях (Л. Фоменко, Н. Сейранян, Д. Таран, Л. Ивановой, Г. Белой); значительным вкладом в изучение литературной деятельности Платонова явилась первая библиография его творчества, составленная Н. Митраковой.

И, тем не менее, серьезное литературоведческое рассмотрение наследия писателя только начинается. Цель данного сообщения – ввести в литературоведческий обиход забытые и неизученные материалы ранних газетных и журнальных выступлений Платонова1. Главное место среди них занимает публицистика писателя, однако мы останавливаемся и на его лирике, прозе. Наиболее активно привлекаются работы Платонова, написанные в 1918 – 1922 годы, ибо именно этот период явился самым насыщенным в литературной жизни начинающего писателя (следующие два с лишним года он отдает максимум сил мелиоративным и земельным работам2). Эти годы – годы вступления Платонова в литературу – особенно важны для осмысления его идейно-художественных исканий. Однако и более поздние публикации писателя, сопутствующие его инженерной деятельности и посвященные главным образом вопросам техническим, дополняют представление об индивидуальности складывающегося художника.

Сам Платонов, отделяя 1923 – 1925 годы от предшествующих напряженных «литературных лет», не считал их выключенными из своей писательской жизни. «Эти два года, – пишет он 27 июля 1926 года в письме к А. К. Воронскому, – я был на больших и тяжелых работах (мелиоративных), руководя ими в Воронежской губернии. Теперь я, благодаря смычке разных гибельных обстоятельств, очутился в Москве и без работы. Отчасти в этом повинна страсть к размышлению и писательству. И я сную и не знаю, что мне делать, хотя делать кое-что умею (<…> построил 800 плотин и 3 электростанции и еще много работ по осушению, орошению и пр.). Но пишу и думаю я еще более по количеству и еще более давно по времени, и это мое основное и телесное <…>»3.

* * *

Интенсивность ранней литературной работы Платонова поражает. Не будучи профессиональным литератором, «усердно занимаясь техникой – особенно электротехникой», он с осени 1918 года начинает «вплотную работать в местной советской прессе… выступал по всевозможным вопросам» 4 еженедельно, а временами и ежедневно.

Чаще всего Платонов публикуется в газетах «Воронежская коммуна» и «Красная деревня» – органах Воронежского губкома РКП(б). Автором «Воронежской коммуны» он был с 1919 по 1925 год, с «Красной деревней» был постоянно связан в 1920 году.

В то же время уже в эту пору Платонов достаточно широко публикуется и в других изданиях, как местных, так и центральных. Эго газеты: «Красный воин» (издание политотдела Юго-Восточного фронта) и «Огни» (орган Воронежского политотдела коммунистического союза журналистов при губернском комитете РКП(б); журналы «Красный луч» (орган Задонского комитета коммунистического союза журналистов), «Железный путь» (двухнедельный литературно-художественный, общественно-политический и научно-технический журнал Доркпрофсожа и Правления Ю. -В. С. ж. д.), «Искусство и театр» (орган Воронежского политотдела); альманахи «Зори» (литература, искусство, политика, жизнь и спорт, Воронеж), «Путь коммунизма» (ежемесячник Кубано-Черноморского областного комитета РКП); центральные журналы «Кузница», «Красная нива», «Октябрь мысли», «Пламя». Наиболее интенсивным по количеству выступлений был для Платонова 1920 год (около 60 корреспонденции) – один из самых трудных за время гражданской войны5. Насколько часто появлялось его имя на страницах «Красной деревни» и «Воронежской коммуны», непосредственно зависело от положения на фронтах: он максимально активизировался, когда это было нужно воюющей стране. Знаменательно и то, что жанровая форма платоновских корреспонденции тоже соотносилась с ситуацией дня – военной, экономической, культурной. Если в более спокойные месяцы 1920 года он выступал не только как публицист, но и как лирик, прозаик, то в «жаркое» время года он преимущественно – публицист, агитатор, разъясняющий положение момента, зовущий рабочих и крестьян к решению той или иной конкретной задачи6. Иногда именно в агитационных целях Платонов разговаривал с читателями в разных жанрах. Тогда появлялись одновременные (нередко – в один день) выступления Платонова- поэта, публициста, прозаика. Так, в 1920 году он не раз представал сразу в нескольких «лицах»:

17 июля: «Воронежская коммуна» – статья «Достоевский» («Идиот». Театр губвоенкома); «Красная деревня» – стихотворение «Дорога утром».

7 октября: «Воронежская коммуна» – стихотворение «Мысль»; «Красная деревня» -статья «Две победы»;

8 октября: «Красная деревня» -статья «Белый бес», рассказ «Волчок».

7 ноября: «Воронежская коммуна»- статья «Государство – это мы», очерк «Герои труда. Кузнец, слесарь и питейщик», стихотворение «Поход»;

28 ноября: «Воронежская коммуна» – статья «Ф. Энгельс и К. Маркс», стихотворение «Динамомашина».

Поражает не только количество выступлений Платонова в это время и их многопроблемность. Удивительна ранняя выявленность и очерченность творческого лица молодого писателя. В его первых опытах, при всем поисковом, «ученическом» характере, ощущается личность очень определенная. Платоновская индивидуальность заявляет о себе настойчиво, шлифуясь и оттачиваясь в дальнейшем.

Уже отмечалось, что в целом ряде первых статей Платонова, самых разных по материалу (философских, политических, экономических, литературно-критических), утверждается (совпадающая с платформой «Кузницы») идея революционной организации, переделки мира: «Революция только началась, только встала на ноги. Она стала душой человечества, восставшей на все призраки, обманы, на всех богов и царей» 7. Или: «Мы истощены, мы устали, – но зато жива, бодра и живоносна революция – смысл и цель нашей жизни… Под уничтожающими ударами революции дрожат и рушатся стены врага, открываются просторы воли и жизни» 8. В результате этого пересоздания бытия возникает, по мысли Платонова, господство сознания, интеллекта, творчества – свидетельство не только социального, но и духовного раскрепощения человека. Вот характерный тезис писателя, развернутый в статье «Сила сил»: «Революция рождена знанием. Наука – голова революции, сердце же ее – прирожденное человеку чувство истины» 9. Или: «Сознание, интеллект – вот душа будущего человека… Сознание есть симфония чувств», а пролетарское искусство как форма сознания «есть творчество совершенной организации из хаоса» 10.

Успех этой «революции духа», как пишет Платонов, «в нашей способности организовать бесформенное, в нашей железной воле к победе, в нашем сознании, что не победить мы не можем», ибо «мужество – самая основная черта характера пролетариата. Мужество же есть воля, а воля рождает знание» 11.

Атмосфера революционно-духовного переустройства мира наполняет и некоторые стихотворения Платонова этого периода, такие, как «К звездным товарищам», «Мысль», «Знание», «Вселенной» или, например, «Последний день» (приводим первую и последнюю строфы):

Выходите по плитам звенящим,

дрожащим под шагом

Уверенным, твердо рассчитанным маршем!

У станков, у моторов, вагранок

с кипящею медью

Сговоритесь спокойною, краткою, ясною речью труда,

А потом – слейте в миге едином

Всю волю, усилие, мощь

трепещущих жизнью железною жил.

 

Мы – это правда грядущая,

Правда земли, под которой –

Рухнут все тайны небес…

О, мы раздавим, взорвем динамитом,

В песок превратим этот мир!

И продиктуем кометам

И колоссальным далеким мирам

Волю машин,

Правду горящих сердец.

Выходите по плитам звенящим, дрожащим под шагом,

Уверенным, твердо рассчитанным маршем… ## «Пламя», 1919, N 69, стр.

  1. Материалы, не зафиксированные в указателе, составленном Н. Митраковой (они приводятся наиболее подробно), обозначаются следующим образом: одной звездочкой помечаются выступления Платонова, указанные в библиографии, приложенной к диссертации Н. Сейранян («Творчество А. Платонова 20-х годов», Ереван, 1970); двумя звездочками – материалы, дополняющие оба эти указателя.

    Пользуясь случаем, приношу благодарность М. А. Платоновой, предоставившей мне возможность пользоваться библиографией, хранящейся в архиве писателя.[]

  2. «Засуха 1921 г., – пишет Платонов, – произвела на меня чрезвычайно сильное впечатление и, будучи техником, я не мог уже заниматься созерцательным делом – литературой» (А. Платонов, Автобиография, – цит. по ст.: О. Ласунский и В Акулов, Начало пути, в кн.: Олег Ласунский, Литературные раскопки. Рассказы литературоведа, Центрально-Черноземное книжное изд-во. Воронеж, 1972, стр. 205)[]
  3. ЦГАЛИ, ф. 1677, оп. 2, ед. хр. 1.[]
  4. Олег Ласунский, Литературные раскопки. Рассказы литературоведа, стр. 206 – 207.[]
  5. »Сейчас пора острейшей, мучительнейшей борьбы, – писал он в статье «Помогай, крестьянин!» – С одной стороны мы – революция, с другой – весь мир, который для нас сплошной кровавый фронт. Голод, война, недобитая буржуазия внутри, ложь, слухи, шкурничество – это режет, давит нас, губит наши силы, всаживает нож в спину наступающим Красным армиям. Смерть среди нас, смерть кругом нас, мы в пламени уничтожения, но мы пересиливаем все, мы преодолеваем и самую смерть, мы держим на себе падающий обессиленный человеческий мир» («Красная деревня», 23 июля 1920 года). []
  6. Например, рядом со статьей Платонова «Борьба мозгов», где он раскрывал смысл классовой борьбы, которую ведет Советская республика на фронтах гражданской войны, был помещен призыв: «Хочешь мира? Иди на фронт и завоюй его» («Красная деревня», 3 октября 1920 года).[]
  7. «Над мертвой бездной» – «Воронежская коммуна», 4 марта 1921 года.[]
  8. »Красные вожди» – «Красная деревня», 16 июня 1920 года. []
  9. «Красная деревня», 16 июля 1920 года.[]
  10. «Пролетарская поэзия» – «Кузница», 1922, N 9, стр. 29. См. в редакционной статье «Кузницы»: «Вчера мы ковали новую жизнь в «основном», материальном отделении, сегодня стремимся «надстроить» ее новое содержание стройными, живыми словесными образами» («Кузница», 1920, N 1, стр. 2).[]
  11. »Государство – это мы» – «Воронежская коммуна», 7 ноября 1920 года. []

Цитировать

Эйдинова, В. К творческой биографии А. Платонова / В. Эйдинова // Вопросы литературы. - 1978 - №3. - C. 213-228
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке