№3, 2004/Мозаика

К. Степанян: «Достоевский помогает понять мировые проблемы»

В ближайшее время увидит свет юбилейный, двадцатый номер периодического издания российского Общества Достоевского – альманах «Достоевский и мировая культура». Первый номер этого издания вышел немногим более десяти лет назад – в самом конце 1993 года. Редакция «Вопросов литературы» предложила главному редактору альманаха, вице-президенту российского Общества Достоевского Карену СТЕПАНЯНУ рассказать об истории издания, его характере, авторском составе, целях и задачах.

– Как возник замысел вашего альманаха, почему появилась необходимость в нем, – ведь Пушкинский дом в Петербурге выпускали продолжает выпускать «Материалы и исследования» – сборники научных работ о творчестве Достоевского и архивных материалов? Печатают статьи о Достоевском и «Вопросы литературы», и «Русская литература», и другие издания.

– Научная и издательская деятельность в этой области в определенный период отечественной истории вообще была под негласным запретом. Затем весьма дозированно позволялась – в 70 – 80-е годы прошлого века вроде бы даже достаточно широко, – но всегда встречала более-менее стойкое сопротивление властей предержащих. Героических, почти тридцатилетних усилий потребовало «пробивание» и осуществление идеи издать академическое 30-томное Собрание сочинений писателя. Низкий поклон Г. М. Фридлендеру, фактическому руководителю этого издания, и организованной им Группе Достоевского Пушкинского дома. На замечательном «тридцатитомнике» выросло все нынешнее активно работающее поколение достоевистов, пришедших в науку в те годы; тех, кто ныне возглавляет научные коллективы, выпускающие новые, подготовленные на основании современных достижений текстологии и достоевистики, собрания сочинений Достоевского (В. Захаров), или готовит такие собрания самостоятельно (Т. Касаткина).Но вплоть до начала перестройки о каком-либо ином организационном объединении людей, посвятивших свою работу и жизнь изучению Достоевского, а тем более об издании ими какого-либо журнала или альманаха и речи не могло быть. Между тем за рубежом в течение всего XX в. происходило интенсивное изучение творчества Достоевского, в этой области работали десятки и сотни известных ученых. В 1971 г. в городе Бад Эмсе (ФРГ) было организовано Международное Общество Достоевского (International Dostoevsky Society), которое с тех пор раз в три года проводит свои симпозиумы (в них нашими властями разрешалось участвовать лишь одному-двум из отечественных специалистов, и только с конца 80-х появилась возможность приезжать туда достаточно представительной делегацией). С 1972 МОД начало издавать «Бюллетень», который через некоторое время трансформировался в журнал под названием «Dostoevsky Studies». С некоторыми перерывами и со сменой издателей он выходит и по сию пору. Помню, в мои аспирантские годы эти выпуски были предметом наших заветных мечтаний: в нашу страну попадали лишь несколько экземпляров – к «мэтрам»- академикам и в спецхран. И, не скрою, было очень обидно, что здесь, на родине Достоевского, нет такого издания, и мы вынуждены добывать его зарубежный аналог всеми правдами и неправдами на один-два дня.Когда идеологические препоны перестали мешать работе, на традиционных Достоевских чтениях в Старой Руссе было решено создать российское Общество Достоевского (вначале это было Общество Достоевского в СССР, но пока шло юридическое оформление, СССР распался и зарегистрировались мы уже как российское Общество).Одной из главных задач его, как было записано в Уставе, являлось создание собственного периодического научного издания. Решать эту задачу было поручено мне.Выходящие с 1974 «Материалы и исследования» являются скорее научным сборником в традиционном смысле слова, к тому же они и раньше появлялись примерно раз в два года, а сейчас в связи с проблемами финансирования научных изданий стали выходить еще реже; журналы «Вопросы литературы», «Русская литература» и еще немногие российские литературоведческие журналы могут печатать одну-две, максимум три «Достоевские» статьи в год. Между тем в последние два десятилетия наука о Достоевском переживает подлинный расцвет. Сняты идеологические барьеры, стали доступны христианские, философские, мемуарные и научные источники, вне которых подлинное изучение творчества писателя невозможно. Помимо чисто литературоведческих аспектов, все яснее становится, что Достоевский помогает понять многие проблемы современной России и мира. Начиная с конца 1980-х гг. посто-

янно происходит приток молодых талантливых исследователей. Во много раз расширились творческие контакты с зарубежными специалистами – большинство из них готовы и хотят публиковаться в России. С другой стороны, у многих коллег из бывших советских республик резко сократилась возможность печататься у себя дома. При этом наше издание призвано было помещать и чисто литературоведческие, и философско-публицистические работы, и материалы многочисленных научных конференций, и рецензии на книги по достоевистике, инсценировки и экранизации произведений Достоевского.

– Какова история первого номера?

– Она довольно необычна. Существовало Общество, был Устав, было огромное желание работать, но, конечно же, совсем не было денег (членские взносы, учитывая и тогда и сейчас весьма скромные бюджеты наших коллег, были номинальными). В издательстве «Советский писатель», насколько мне было известно, уже давно лежало около трех десятков статей по творчеству Достоевского: их в свое время собрал В. Этов для будущей книги. Но время было такое, когда об издании научных трудов – да и любых некоммерческих книг – иначе как на средства заказчика ни одно издательство и не помышляло. Я попросил у руководства «Совписа» и у составителя разрешения забрать рукопись и попытаться издать самостоятельно. Тогдашний директор Литературно-мемориального музея Ф. М. Достоевского в Санкт-Петербурге Б. Рыбалко сумела получить в Комитете по культуре мэрии некоторые средства, добавить к ним помощь от кого-то из многочисленных питерских друзей музея, договориться с одной из маленьких типографий в Ленинградской области, согласной за эту сумму взяться за дело, я подготовил статьи к печати, дополнил состав несколькими новейшими работами моих коллег и докладами Международных Достоевских чтений в петербургском музее, и в самом конце 1993 года случилось чудо: вышли три разного объема брошюры в белой бумажной обложке (сброшюровать в одну в той типографии не смогли, а мне не хотелось жертвовать ни одной статьей, поэтому первый номер у нас до сих пор уникальный – «трехчастный»), на которых значилось: «Достоевский и мировая культура», альманах, N 1. Название отражает основную концепцию альманаха: рассматривать наследие Достоевского в контексте мировой истории и мировой культуры как подготовленное этой историей и культурой и активно участвующее в них.

На ближайшем собрании нашего Общества альманах был представлен коллегам, с удовлетворением принят, утвержден редакционный совет издания (куда вошли, в частности, Г. Фридлендер, В. Туниманов, Л. Сараскина, В. Захаров, Т. Касаткина и другие) и ваш покорный слуга назначен главным редактором.

– Но, как я понимаю, поддерживать регулярность издания гораздо трудней, чем его учредить.

 

 

– Да, это так. Во второй год существования альманаха Б. Рыбалко еще раз пришла на помощь, вновь сумела достать деньги и договориться с той же типографией. Мы отобрали наиболее интересные из докладов на последних Достоевских чтениях, из начавших поступать к нам статей и архивных публикаций. Академик А. Панченко передал воспоминания художницы Э. Горфункель о, встрече ее бабушки с Достоевским и написал к ним предисловие, а В. Этов подготовил неизвестную прежде в СССР статью А. Бема «Снотворчество», литературовед и театральный критик Н. Старосельская написала обзор трех инсценировок по произведениям Достоевского – альманах начал жить.

Но надо было продолжать. Материалы пошли буквально потоком: как раз в те годы начало заявлять о себе то поколение, о котором я говорил; многие стали доставать из ящиков письменного стола то, что невозможно было напечатать раньше. Поскольку помещения для редакции у нас не было и не предполагалось, моя однокомнатная квартира превратилась и в хранилище всех этих материалов, и в редакцию, и в склад выходящих номеров…Помощь пришла неожиданно: при встрече с М. Швыдким (тогда заместителем министра культуры) я поделился с ним моей главной заботой – и он сумел помочь, выделив деньги из спонсорских средств «Инкомбанка». Помог и Государственный Литературный музей. Один мой знакомый порекомендовал сравнительно дешевую типографию – «Нефтяник». Так удалось выпустить третий и четвертый номера альманаха, уже в Москве. Я сам развозил эти номера по немногочисленным тогда в Москве магазинам гуманитарной книги; брали понемногу, по одной-две пачки, но альманах быстро расходился, и я привозил еще.Так удалось собрать немного денег, я добавил к ним собственные сбережения – и издал пятый номер.Сейчас я смотрю на эти номера с ностальгией: внешний вид их напоминает брошюры антиалкогольной пропаганды (однажды, кстати говоря, в типографии тиражи альманаха и такой брошюры перепутали): весьма среднего качества бумага, простая бело-черная обложка… Но сил, времени, души в них вложено бесконечно много, и радость каждый выходивший номер доставлял огромную.И тут в моей жизни появился удивительный человек – С. Корнеев, бывший военный журналист, преподаватель Военно-политической академии им. Ленина. Он вышел в запас, основал маленькое издательство «Классика плюс», из любви к гуманитарным знаниям сделав его специализацией выпуск совершенно некоммерческих книг. Мы были знакомы и раньше, а после организации издательства он сам предложил мне сотрудничество. С тех пор прошло много лет, наше сотрудничество успешно продолжается, издательство Станислава Трофимовича претерпело различные модификации, но благодаря его неустанным усилиям московские выпуски номер за номером становятся все качественнее в полиграфическом отношении – и последние номера, которые вы держите в руках, ничем, по-моему, не уступают лучшим образцам отечественных научных изданий.

Я говорю – «московские выпуски», потому что примерно в то же время петербургский музей Достоевского обзавелся партнером – издательством «Акрополь», с помощью которого вышел очень солидный (и по содержанию, и по внешнему виду) шестой номер – и с тех пор у нас установилось своего рода «разделение труда»: один номер выходит в Москве, следующий – в Петербурге (там готовит его коллектив музея во главе с директором – Н. Ашимбаевой и ее заместителем Б. Тихомировым). С N 11 питерские выпуски выходят в издательстве «Серебряный век», благодаря которому полиграфически издание стало, можно сказать, идеальным. Финансирует их теперь Комитет по культуре администрации Санкт-Петербурга, в котором, надо с признательностью отметить, энтузиазм наших питерских коллег никогда не встречает отказа. Иногда подряд два номера выходят в Москве или в Питере, но в общем очередность сохраняется; мы стараемся выпускать примерно по два номера в год.Три года назад при Институте мировой литературы им.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №3, 2004

Цитировать

Кузнецова, И. К. Степанян: «Достоевский помогает понять мировые проблемы» / И. Кузнецова, К.А. Степанян // Вопросы литературы. - 2004 - №3.
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке