Не пропустите новый номер Подписаться
№10, 1973/Книжный разворот

Издание, необходимое литературоведу

«Сводный каталог русской нелегальной и запрещенной печати XIX века», ч. I-IX, М. 1971, 1260 стр.

Нельзя сказать, чтобы в советской библиографии послеоктябрьского периода не было попыток полного свода вольных изданий. Каждый исследователь знает книгу «Вольная русская печать в Российской публичной библиотеке», вышедшую в Петрограде в 1920 году (под ред. В. Андерсона). В ней зарегистрировано 3332 названия за XIX и XX века, составлявшие некогда секретный фонд императорского книгохранилища. Библиографическая обработка книг – установление авторов, дат и мест изданий – была произведена несколько наспех и даже по тому времени далеко не полностью. И все-таки перед нами открылась наглухо задернутая ранее завеса, и мы много нового узнали о героическом подвиге русских революционеров, о борьбе с самодержавием при помощи слова.

Гораздо тщательнее был составлен другой указатель: «Русская подпольная и зарубежная печать» (М. 1935, ред. С. Валька и Б. Козьмина). Он был ограничен 1831 – 1879 годами, и за эти 49 лет было учтено 859 книг и листовок. Описание было произведено на таком высоком научном уровне, что справочник и сегодня не утратил своей ценности. Значение его, в частности, еще и в том, что это был сводный каталог, объединивший фонды десяти библиотек и архивов, и читатель узнал, где что хранится.

Третьим ценным указателем является итог многолетнего труда Л. Добровольского: «Запрещенная книга в России. 1825 – 1904» (М. 1962). В этой работе, охватившей книги, подвергшиеся репрессиям на территории бывшей империи, изучено 248 названий.

Если добавить «Библиографическое описание изданий Вольной русской типографии…», составленное в 1935 году П. Берковым, – перед нами будет, в сущности, все, чем располагала советская историография до самого последнего времени: указатели охватывали разные временные отрезки, все они были неполны, уровень их научной обработки был очень различен.

Между тем за истекшие годы существенно расширилось самое понятие «вольной» печати. Особо (и совершенно справедливо) в «Сводном каталоге…» выделены легальные издания, запрещенные к обращению в библиотеках: это была еще одна форма борьбы со свободной мыслью. Наконец, в функции «вольной» порою выступали книги, обращавшиеся совершенно свободно. Для примера назову: Л. Милорадович>, Артели рабочих для основания фабрик или мастерских. (Ассоциации), СПб. 1862, и переиздание 1870 года. Эту книгу революционеры активно использовали в пропаганде, ее постоянно изымали при обысках, она значится в нелегальных рекомендательных указателях.

Давно уже ощущалась надобность в полно и научно обработанном своде вольной печати. Библиотека имени В. И. Ленина возглавила эту работу и объединила десять основных библиотек и архивов Советского Союза; вне кооперации оказалась, к сожалению, ценнейшая библиотека Пушкинского дома Академии наук СССР. В результате напряженной и совершенно исключительной по трудоемкости работы (перечень основных источников занимает сорок четыре страницы!) выявлено и научно обработано 225? книг и 112 периодических изданий, – это самый полный из всех указателей.

Составителям удалось наконец опознать и идентифицировать изданный в 1883 году «Манифест Коммунистической партии» (в переводе Плеханова), обнаружен третий вариант программы «Вперед» П. Лаврова, найден ряд произведений, самое существование которых подвергалось сомнению, названы авторы 380 книг, не отраженные в основных справочниках, для 544 книг полностью или частично установлены выходные данные. В итоге сличения всех экземпляров одноименного издания в разных хранилищах обнаружен целый ряд неурезанных текстов, нередко установлены тиражи, ранее неведомые даже и специалистам. Этот краткий и неполный перечень дает представление о масштабе проделанной работы и о ее научном уровне. Нужно полностью согласиться со словами составителей: вольные издания «показывают, как в условиях самодержавной России зародился и рос протест против существовавших порядков, в какие формы борьбы облекалась свободолюбивая мысль, против кого направлялось бесцензурное русское слово» (стр. V).

Не забудем, что немалое число названных в «Сводном каталоге…» авторов – писатели и публицисты. Среди них, по моему подсчету, не менее 180 поэтов, прозаиков и критиков.

Есть ли в издании недочеты? Конечно, есть, и, может быть, критические замечания будут полезны и составителям, и тем, кто обратится к «Сводному каталогу…».

Странно выглядит здесь перечень зарубежных изданий, разрешенных к обращению в России (ч. IX, стр. 1193 – 1215). В такой формулировке он противоречит всей логике каталога. В сущности, здесь собраны по преимуществу издания правого лагеря (вроде писаний Шедо-Ферроти, N 103 – 107), по разным причинам не выпущенные в России; иные из них и вовсе провокационные (вроде, например, памфлета на Герцена «Предсмертный плач Гения», N 61). Спору нет, их тоже необходимо изучать (учение Ленина о борьбе двух культур в каждой национальной культуре классового общества требует полного и всестороннего исследования соотношения боровшихся групп во всем их сложном переплетении), – но в ином ряду.

Может быть, не стоило отбрасывать детскую литературу, незначительную по количеству, но порою характерную по своему отбору. Вероятно, не отраженные в каталоге словари и путеводители при внимательном рассмотрении тоже окажутся небезразличными по содержанию. Вообще нужно пожелать всяческого расширения, а не искусственного обеднения состава указателя.

Есть ли в книге пропуски? Их ничтожно мало, а иные – составители, возможно, и оспорят.

Я не нашел книги Д. Г<убарева> «Что народу нужно?» (Штутгарт, 1881), не нашлось места для брошюр А. Кошелева «Где мы? Куда и как идти?» (Берлин, 1881), «Что же теперь? Август 1882» (Берлин, 1882) и «Что же теперь делать?» (Берлин, 1879). В неизданной работе В. Вильчинского о К. Станюковиче упоминается уничтоженный роман К. К. Карелина (псевдоним К. К. Пеллегрини) «Паразиты (В русском омуте)», СПб. 1882; книга есть в фонде вольной печати Государственной публичной библиотеки. А. Блюм сообщил мне об уничтоженной книге: А. С. Лубкин, Краткое начертание метафизики, ч. I. Онтология, Казань, 1818. В одном архиве мне встретилось указание на книгу: С. Танеев, Дума русского гражданина, Париж (?), 1858.

«Сводный каталог русской нелегальной и запрещенной печати XIX века» издан совершенно ничтожным тиражом – 1000 экземпляров, и притом на ротапринте. Оба факта вызывают удивление: почему на ротапринте и почему сделано так, что издание, совершенно необходимое исследователю, стало редкостью в момент выхода?!

Впереди еще две работы: продолжение каталога до 1917 года и публикация описания листовок.

г. Ленинград

Цитировать

Рейсер, С. Издание, необходимое литературоведу / С. Рейсер // Вопросы литературы. - 1973 - №10. - C. 258-260
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке