Не пропустите новый номер Подписаться
№2, 2017/Филология в лицах

Из переписки с М. Гаспаровым (1974-1978)

О своих отношениях с Михаилом Леоновичем Гаспаровым я уже писал на этих страницах (см.: [Смит 2006]). Наша с ним переписка началась по моей инициативе в мае 1971 года и продолжалась, то с большей, то с меньшей интенсивностью, вплоть до кончины М. Л. в ноябре 2005 года. Первые письма я писал ему по-русски, а примерно через год перешел на английский. Я познакомился с Гаспаровым лично в Москве 13 октября 1972 года в ИМЛИ.

С 1971-го до 1979-го я преподавал в Бирмингемском университете, переехав туда из Ноттингемского университета, где я работал с 1964 года. В 1960-е и 1970-е годы я занимался главным образом историей русской строфики ХVIII века, но в более широком плане интересовался современным русским стиховедением, в котором М. Л. играл ведущую роль. В письмах первых двух лет я прежде всего искал у М. Л. информации для своей библиографии новых советских публикаций, свидетельствующих о самых ранних шагах этого обновления*. В дальнейшем я заинтересовался стихосложением Ходасевича, Цветаевой и метрическим репертуаром русской эмигрантской поэзии. По всем этим темам мы с М. Л. обменивались информацией, идеями, планами текущей и будущей работы.

В моем архиве сохранились копии далеко не всех моих писем, адресованных М. Л. Из того, что у меня хранится, для настоящей журнальной публикации я позволил себе сократить чисто фактические пассажи, например перечни литературных произведений. Такие купюры я отмечаю угловыми скобками и при необходимости вкратце объясняю, что именно было опущено. В письмах Гаспарова я также выпустил то, что не имеет первостепенной важности. В примечаниях я позволил себе привести несколько примеров дарственных надписей Гаспарова в книгах, сохранившихся в моей личной библиотеке.

В сентябре 1974 года я получил от М. Л. экземпляр его первой обобщающей книги по истории русского стиха, подытожившей его научную работу предыдущего десятилетия, «Современный русский стих: Метрика и ритмика» (М.: Наука, 1974), и написал рецензию, машинопись которой прислал Гаспарову, оговорив, что она написана не для специалистов. Отзыв его был такой:

20.11.1974

Dear Gerald,

я был бесконечно тронут, прочитав Вашу рецензию на мою книгу. Конечно, я не надеюсь, что почтенное издание, для которого она написана[1], заинтересуется русским стиховедением и напечатает ее; конечно, я хорошо вижу, как преувеличиваете Вы ее достоинства; но дороже всего для меня другое. Я и в самом деле хотел, чтобы моя книга получилась такой, какой Вы ее описываете; и если Вы, не зная о моих намерениях, сумели описать их так точно, то это значит, что мне хотя бы до некоторой степени удалось их осуществить. Спасибо! В Америке рецензию на нее собирается писать Тарановский[2], в СССР, может быть, тоже будут отклики[3].

Как Ваши дела по ХVIII веку? Я начал делать подсчеты по русской рифме[4], чтобы точными цифрами подкрепить или исправить утверждения Жирмунского[5], дело идет медленно, потому что материал для меня непривычен, но кое-какие интересные данные уже есть. Мне самому эти подсчеты сразу помогли развить собственный слух: три года назад я в стихотворных переводах еще пользовался такими «приблизительными» рифмами современного типа, которые теперь уже кажутся для перевода старинной поэзии недопустимыми. К сожалению, сделанного уже не исправишь. Сейчас печатается сборник моих переводов из средневековых вагантов; через год, наверное, он выйдет в свет[6] <...>

Весь Ваш М. Гаспаров

[1] Еженедельник The Times Literary Supplement (Литературное приложение к газете «Таймс») выходит с 1902 года.

[2] Кирилл Федорович Тарановский (1911-1993), в то время профессор Гарвардского университета. По всей вероятности, рецензии на данную книгу Гаспарова он не опубликовал; за эту информацию я благодарю профессора Барри Шерра.

[3] См.: [Кормилов], [Баевский].

4 Речь идет об исследовании, опубликованном серийно в разных сборниках (1977, 1979, 1981, 1983) и в окончательной форме вышедшем так: [Гаспаров. Эволюция…]; см. также: [Гаспаров 1997: III, 290-349].

5 [Жирмунский].

6 Речь идет о кн.: [Carmina…]. В моем экземпляре дарственная надпись: «Джеральду Смиту с любовью и благодарностью от переводчика М. Гаспарова. 25.10.75». Приблизительными рифмами современного типа в этой книге Гаспаров называет такие (выбранные почти наугад): отчие/притчу я; поведаю/следует; времени/имени; невзрачного/непорочного (Фульберт Шартрский, «Стих о монахе Иоанне», с. 277). Общие соображения Гаспарова по этому вопросу см. в разделе «Переводы»: [Гаспаров 2000: 319-326]. См. также: [Scherr].

Копии моего ответа не сохранилось в моем архиве. Где-то в начале следующего 1975 года я получил от Гаспарова новогоднюю открытку:

Dear Gerald,

в конце декабря я был с докладами в командировке в Ленинграде, и там мне вдруг сказали: «Знаете ли Вы, что в TLS напечатана рецензия на Вашу книгу?»[1] Я ответил: «Рецензию, по-моему, знаю; но что она напечатана, этого я нимало не предполагал». Вернулся в Москву и тотчас получил Ваши бандероли. Еще раз спасибо! Видно, я недооценивал разносторонности интересов TLS. Что же касается самой рецензии, то могу лишь повторить то, что уже писал Вам: мне много еще придется работать, чтобы оправдать Ваши добрые и проницательные слова.

Всего хорошего Вам в Новом Году! Из библиографии Лилли и Шерра, составленной для Холшевникова[2], я узнал, что Ваши статьи о Позднееве[3] и о логаэдах Цветаевой[4] уже в печати, и порадовался надежде скоро с ними познакомиться. Я сейчас торопливо делаю подсчеты по русской рифме — так сказать, подкрепляю цифрами суждения Жирмунского. Мне при этом приходит в голову мысль, что в XVIII веке не орфография влияла на русскую рифму, а наоборот, рифма на орфографию: все рифмы были точными, потому что неустойчивость орфографии позволяла для каждой подобрать графически точный вариант. А когда в XIX веке орфография стала устойчивей, то многие из этих рифм превратились из-за этого из графически точных в графически приблизительные; по аналогии это породило и другие приблизительные рифмы, и т. д. Но об этом я надеюсь еще посоветоваться и с Вами и с другими специалистами по XVIII веку.

<...> Всего хорошего!

Ваш М. Гаспаров

[1] См.: [Smith 1974]. Эта рецензия в переводе на русский помещена после переписки в настоящем номере «Вопросов литературы».

[2] [Лилли, Шерр].

[3] [Smith. A. V. Pozdneev…].

[4] [Smith. Logaoedic…]; см. также: [Смит 2002: 117-144].

Как явствует из нижеследующего письма Гаспарова, я ему написал очередное письмо 13 января 1975 года, но, к сожалению, копии в моем архиве не сохранилось. Он ответил так:

9.02.1975

Dear Gerald,

большое спасибо за письмо от 13 января и за статью о стихе Ходасевича[1]. Книжку В. Западова я Вам отправил почти тотчас по получении письма; надеюсь, что Вы ее уже получили[2]. Я рад, что эта книжка вышла, потому что решительно не согласен со взглядами автора, — как и Вы, насколько я помню. Теперь с ними можно будет спорить в открытую[3]. По неудачности применения статистики к малым и сверхмалым порциям текста работа Западова более всего сходна, по-моему, со статьей Кондратова о 4-ст. ямбе Заболоцкого, напечатанной когда-то в польском сборнике «Поэтика и математика»[4]. Но разумная мысль у него есть — в том, что касается необходимости раздельного подсчета ритма по различным жанрам. Общей картины это не переменит, а уточнить ее может.

В письме Вашем меня немного встревожили слова о «химере полного охвата материала», во имя которой Вы откладываете завершение работы по стиху ХVIII века. Я знаю много случаев, когда из-за чрезмерной щепетильности исследователя, располагавшего 95 % материала, а стремившегося располагать непременно всеми 100 %, ценнейшие исследования так и оставались ненаписанными или недописанными. В старшем поколении таков был М. П. Штокмар[5], а в нашем — П. А. Руднев[6]. Очень хочу надеяться, что Вашу работу не постигнет такая судьба. Не призываю Вас немедленно завершать ее во что бы то ни стало — только потому, что Ваша лишняя поездка в Москву и Ленинград была бы мне корыстно очень приятна возможностью лишней встречи и беседы с Вами[7].

Статья о Ходасевиче мне понравилась. Повторяя схему статьи Бейли о Случевском[8], она дает хороший образец и для будущих подобных работ. Главный ее недостаток от Вас не зависел: это отбор материала. Я не видел издания, которым Вы пользовались[9]; но, судя по Вашему описанию, Ходасевич был непомерно строг к себе, отбросив чуть ли не все стихотворения из «Молодости» и «Счастливого домика». А их было бы интересно включить в исследование: как кажется (под рукой у меня их нет, говорю по памяти), их метрический репертуар был ближе к среднему облику поэзии 1900-1910-х годов, и «антиэволюция» Ходасевича от этого порога была бы картинней, чем от того, который он сам поставил в своем «Собрании стихов». Доступны ли Вам издания четырех сборников Ходасевича? Я не уверен, что смог бы достать для Вас светокопии, но я мог бы сам сделать и прислать Вам подсчеты по недостающим вещам. Напишите, если нужно.

<...>

Очень интересны приводимые Вами подсчеты по метрическому репертуару двух поколений эмигрантской поэзии[10]. Антологию «На Западе» я когда-то видел и думаю, что для первой прикидки ее материала достаточно[11]. Дальнейшая же Ваша работа вызывает у меня лишь преклонение: я очень хорошо представляю, что достать тексты здесь так же трудно, как достать тексты ХVIII века. У нас, к сожалению, тоже: я когда-то попробовал было обследовать эмигрантский дольник 1920-1940-х годов по московским фондам, но это оказалось безнадежно. Тарановский когда-то рекомендовал моему вниманию трагедию Н. Недоброво «Юдифь», посмертно опубликованную в «Русской мысли», кажется, в 1919-м, в Софии: неоклассицистическую трагедию александрийским стихом[12]. Мне так и не удалось ее увидеть; а интересно, каков ритм ее 6-стопника! Может быть, это попутно заинтересует и Вас как попытка реставрации стиха ХVIII века.

Я сейчас пересчитываю — по следам Жирмунского — статистику русской рифмы ХVIII-XX веков: йотированной, приблизительной и неточной. Кое-какие закономерности выступают при подсчетах яснее, чем их решался формулировать Жирмунский; но в целом, чем больше проверяешь, тем больше убеждаешься в высоком качестве его работы. Я еще надеюсь обсудить с Вами очень интересующий меня вопрос: насколько существенна для формирования репертуара русских рифм была орфографическая неустойчивость ХVIII века? А пока хочу поделиться лишь одним наблюдением — дополняющим открытие Уорта насчет богатых рифм Сумарокова[13]. Он прав: Сумароков культивировал их с исключительной заботой, и ученики Сумарокова, хоть и не столь усердно, следовали за ним: и Майков, и Херасков, и даже антагонист сумароковцев — Петров, и, кажется, Муравьев. Обрывается эта забота на Державине: после произведенного им землетрясения в русском стихосложении на протяжении всего XIX и нач. ХХ века, от Жуковского до Брюсова, показатель обеспеченности рифмы опорными звуками держится на уровне в 3-4 раза ниже, чем в ХVIII веке: вероятно, на естественном языковом уровне (по моделям я еще не проверял). Возобновление интереса к опорным звукам в начале ХХ века обнаруживают — из обследованных мною — впервые три поэта: Анненский, В. Иванов, Кузмин. Вот уж кого не ожидал я встретить в предшественниках «левизны рифмы» Маяковского и Пастернака! А на другом конце истории русской поэзии интерес к опорным звукам несомненен у Тредиаковского; здесь он — прямой предшественник Сумарокова, Ломоносов между ними — провал. Это объяснимо: Ломоносов воспитывался на немецкой поэзии, равнодушной к «богатству рифмы», Тредиаковский и Сумароков — на французской, культивировавшей его. Но в ХХ веке? Что Анненский и Кузмин учились на французах, не удивительно, но откуда это у Иванова с его германской выучкой? Очень много интересного, очень много еще предстоит считать, и все дальше отодвигается «История русского стиха», которую я еще надеюсь написать и для которой делаю эти подготовительные обследования[14].

Всего Вам самого лучшего!

Весь Ваш М. Гаспаров

[1] [Smith. The Versification of V. F. Xodaseviј…]; перепечатка в кн.: [Slavic… 373-391]; перевод: «Стихосложение В. Ф. Ходасевича (1915-1939)» в [Смит 2002: 75-94].

[2] [Западов].

[3] См. мою рецензию: [Smith. Review>…].

[4] [Kondratow].

[5] Михаил Петрович Штокмар (1903-1965) — автор первой библиографии русских работ по стихосложению (1933), а также важных работ по русскому народному стиху (1952) и рифме Маяковского (1958).

[6] Петр Александрович Руднев (1925-1996) — стиховед, автор значительных работ о стихе Блока и метрическом репертуаре русской поэзии XIX века.

[7] Речь идет о моей кандидатской диссертации, в которой описывается строфика русской поэзии с 1685 по 1815 год; я защитил ее в 1977 году (Лондонский университет, заочный отдел). Помимо моей преподавательской и административной занятости тех лет работа над диссертацией задерживалась из-за того, что с материалом (прежде всего, с периодикой XVIII века) я мог ознакомиться только в центральных книгохранилищах и архивах Москвы и Ленинграда. См.: [Smith 1983]; перевод: «Строфика русской поэзии 1735-1816 гг.» в [Смит 2002: 49-74].

[8] [Bailey].

[9] Имеется в виду издание: [Ходасевич].

[10] В статье я приводил как контекстуальный материал цифры о метрическом репертуаре русской эмигрантской поэзии межвоенного периода, впоследствии в расширенном виде послужившие основой для моей статьи: [Smith. The Versification of Russian…]; перевод см.: [Смит 2002: 203-218].

[11] [На Западе…].

[12] Первая публикация пьесы: [Недоброво]. См.: http://az.lib.ru/ n/nedobrowo_n_w/text_1919_judif.shtml.

[13] [Worth].

[14] После многих предварительных публикаций книга вышла девятью годами позже и сразу стала классикой: [Гаспаров. Очерк… 1984].

В своем ответном письме от 18 февраля 1975 года я писал о работе Западова, поблагодарил Гаспарова за замечания о Ходасевиче и сделал несколько замечаний по вопросам рифмы поэтов XVIII века. Дальнейшее обсуждение этих вопросов имело место во время очередной моей поездки в СССР; в середине апреля я был в Ленинграде, а с 23 марта по 10 апреля и с 24 апреля по 3 мая находился в Москве. Несколько раз беседовал с М. Л. Вернувшись в Англию 3 мая 1975 года, снова прислал ему материалы и черновики текущей работы. Копии письма у меня не сохранилось. Ответил М. Л. так:

16.05.1976

Dear Gerald,

я получил и Вашу статью о микроанализе 4-ст. ямба у Ходасевича[1], и следующее письмо Ваше от 3 мая. Спасибо за внимание и очень интересную статью. Вопрос о «микроанализе» стиха, по-видимому, сейчас все больше выдвигается на первый план: кроме упомянутых Вами в примеч. 5 работ Западова и Викери[2] (в оценке которых я с Вами согласен) и работы А. Кондратова в польской «Поэзии и математике» 1965 года о Заболоцком (Вы о ней забыли упомянуть, но она не лучше)[3], сейчас печатается в Ереване статья Р. Папаяна о ритмике лицейского ямба Пушкина, сгруппированного по содержанию стихотворений[4] (тоже малоудачно); а К. Тарановский сейчас совместно с Прохоровым готовит статью о ритмических различиях отдельных групп произведений в Псалтыри Тредиаковского[5]. — Главная опасность таких микроподсчетов — в том, что средние показатели малых выборок могут быть ненадежны; приходится высчитывать для них доверительный интервал вероятной ошибки по формуле L=t/vkσ. Я плох в математике, и такие подсчеты могу делать только со справочником в руках; однако для Вашего материала по 4-ст. ямбу я сделал такой подсчет, и он подтвердил надежность Ваших результатов: полосы доверительных интервалов для трех типов ямба не перекрывают друг друга. Вот что у меня получилось[6]: «восходящий» тип: 70,2±0,4; 86,8±0,5; 36,0±0,4; «уравновешенный» тип: 79,1±0,9; 81,8±0,4; 35,1±1,0; «нисходящий» тип: 84,0±0,9; 72,9±0,8; 45,1±1,2.

Отличие моих средних показателей от Ваших объясняется тем, что у меня не было пяти стихотворений из просчитанных Вами (трех «Соррентинских заметок», «Не верю в красоту земную» и «Бывало, думал: ради мига»); и, наверное, кое-где могли быть расхождения в тонировании отдельных строк <...>

Самая интересная часть Вашего материала, по-моему, это дифференцированный анализ ритма отдельных строк четверостишия (насчет словоразделов у меня пока есть сомнения: не слишком ли малы исходные цифры). Хорошо сформулировано на стр. 10-11, что в восходящем типе вторичный ритм задается последней строкой четверостишия, а в нисходящем — первой.

По рифме Ходасевича у меня были подсчеты для первых двух его сборников; сейчас я сделал еще подсчет для «Европейской ночи» (стихотворения по списку, который я привел в предыдущем письме, до «Соррентинских фотографий», 179 женских рифм, 173 мужских закрытых, 87 мужских открытых). Получилось, действительно, отчетливое движение к консервативной рифмовке: Здесь Гаспаров дает таблицу о рифмах Ходасевича, где в период 1906-1916 годов йотированные рифмы составляют 8,3 %, приблизительные — 27,0 %, а среди неточных женские — 1,2 %, мужские закрытые — 0,0 %, мужские открытые — 0,9 %, и число опорных согласных на 100 рифм 17,0, а для периода 1922-1928 годов соответственно 3,2, 18,4, 0,6, 4,6, 10,0. >

Меньше стало йотированных (очевидно, этот тип рифмы ассоциировался у Х. не столько с Пушкиным, сколько с Брюсовым), меньше приблизительных (хотя, например, у Балтрушайтиса или Сологуба их было еще меньше), зато явились неточные мужские открытые «любви-твои, окружа-буржуа, озаря-я, мои-они» (напоминающие пушкинскую эпоху). Особенно замечательно явное избегание «новомодных» опорных согласных. 17,0 раннего Ходасевича совпадали со средним показателем поэтов XIX века, от Жуковского и Батюшкова до Фета; 10,0 позднего Ходасевича давали в XIX веке только Жуковский (в романсах), Баратынский и Языков, а ниже этого не было ни у кого. — Если Вам нужны сравнительные показатели по другим поэтам, я их Вам сообщу;

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2017

Литература

Баевский В. С. Труд о русском стихосложении рец. на кн.: Гаспаров М. Л. Современный русский стих. М.: Наука, 1974> // Вопросы русской литературы (Львов). 1976. Вып. 2 (28). С. 119-123.

Гардзонио С. Статьи по русской поэзии и культуре ХХ века. М.: Водолей Publishers, 2006.

Гаспаров М. Л. Современный русский стих: Метрика и ритмика. М.: Наука, 1974.

Гаспаров М. Л. Продром, Цец и национальные формы гексаметра // Античность и Византия / Отв. ред. Л. А. Фрейберг. М.: Наука, 1975. С. 362-385.

Гаспаров М. Л. Еще раз о соотношении стиха и литературного направления // Проблемы стиховедения. Ереван: ЕГУ, 1976. С. 87-93.

Гаспаров М. Л. Метр и смысл: к семантике русского 3-ст. хорея // Известия АН СССР: Серия литературы и языка. 1976. Т. 35. № 4. С. 357-366.

Гаспаров М. Л. Некрасов в истории русской рифмы // Н. А. Некрасов и русская литература: Сб. научных трудов ЯГНИ. Вып. 43. Ярославль, 1976. С. 77-89.

Гаспаров М. Л. Строфика нестрофического ямба // Проблемы стиховедения. С. 9-40.

Гаспаров М. Л. Первый кризис русской рифмы // Studia metrica et poetica, 2 (Ученые записки ТГУ, вып. 420). Тарту: ТГУ, 1977. С. 59-70.

Гаспаров М. Л. Путь к перепутью (Брюсов-переводчик) // Брюсов В. Я. Торжественный привет. Стихи зарубежных поэтов в переводе В. Брюсова. М.: Прогресс, 1977. С. 5-15.

Гаспаров М. Л. Современный русский стих. Метрика и ритмика. Автореф. дис. <...> докт. филол. наук. М., 1977.

Гаспаров М. Л. Овидий в изгнании // Овидий Публий Назон. Скорбные элегии. Письма с Понта. М.: Наука, 1978. (Литературные памятники). С. 189-224.

Гаспаров М. Л. Рец>: Tarlinskaja M. English Verse: Theory and History // Известия АН СССР: Серия литературы и языка. 1978. Т. 37. № 4. С. 370-373.

Гаспаров М. Л. Вергилий — поэт будущего // Вергилий Марон Публий. Буколики. Георгики. Энеида. М.: Художественная литература, 1979. С. 5-34.

Гаспаров М. Л. Рифма Блока // Блоковский сборник III (Ученые записки ТГУ, вып. 459). Тарту: ТГУ, 1979. С. 34-49.

Гаспаров М. Л. Второй кризис русской рифмы // Studia metrica et poetica, 3 (Ученые записки ТГУ, вып. 587). Тарту: ТГУ, 1981. С. 13-27.

Гаспаров М. Л. Материалы к ритмике русского 4-ст. ямба XVIII века // Russian Literature. 1982. Vol. 12. No. 2. P. 195-221.

Гаспаров М. Л. «Поэма воздуха» Марины Цветаевой: Опыт интерпретации // Семиотика, 15 (Ученые записки ТГУ, вып. 576). Тарту: ТГУ, 1982. С. 122-140.

Гаспаров М. Л. Брюсов и подстрочник. Попытка измерения // Брюсовские чтения 1980. Ереван: Айастан, 1983. С. 173-184.

Гаспаров M. Л. К анализу русской неточной рифмы // Russian Poetics. Columbus: Slavica, 1983. P. 103-115.

Гаспаров М. Л. Очерк истории русского стиха: метрика, ритмика, рифма, строфика. М.: Наука, 1984.

Гаспаров М. Л. Ритмический словарь и ритмико-синтаксические клише // Проблемы структурной лингвистики — 1982. М.: Наука, 1984. С. 169-185.

Гаспаров М. Л. Эволюция русской рифмы // Проблемы теории стиха. Л.: Наука, 1984. С. 3-36.

Гаспаров М. Л. Ритмико-синтаксическая формульность в русском 4-ст. ямбе // Проблемы структурной лингвистики — 1983. М.: Наука, 1986. С. 181-199.

Гаспаров М. Л. «Тучки небесные…»: семантический ореол неудачливого стихотворного размера // Литература и искусство в системе культуры. Л.: Наука, 1988. С. 405-411.

Гаспаров М. Л. Очерк истории европейского стиха. М.: Наука, 1989.

Гаспаров M. Л. Фоника современной русской неточной рифмы // Поэтика и стилистика, 1988-1990. М.: Наука, 1991. С. 23-37.

Гаспаров М. Л. Избранные статьи: О стихе, о стихах, о поэтах. М.: НЛО, 1995.

Гаспаров М. Л. Лингвистика стиха // Славянский стих. Стиховедение, лингвистика и поэтика. Материалы междунар. конф. 19-23 июня 1995 г. / Под ред. М. Л. Гаспарова, Т. В. Скулачевой. М.: Наука, 1996. С. 5-17.

Гаспаров М. Л. Избранные труды. В 3 тт. М.: Языки русской культуры, 1997.

Гаспаров М. Л. Метр и смысл. Об одном из механизмов культурной памяти. М.: РГГУ, 1999.

Гаспаров М. Записи и выписки. М.: НЛО, 2000.

Гаспаров М. Экспериментальные переводы. СПб.: Гиперион, 2003.

Гаспаров М. Л., Гелюк Д. И. Русский стих // Sѓowian»ska metryka porównawcza. I. Wrocѓaw etc: PAN, 1978. С. 131-174.

Гаспаров М. Л., Скулачева Т. В. Статьи о лингвистике стиха. М.: Языки славянской культуры, 2004.

Гиндин С. И. Структура стихотворной речи. Систематический указатель литературы по общему и русскому стиховедению, изданной в СССР на русском языке. С 1958 по 1980 гг. В 2 ч. 2-е изд. С восстановлением цензурных купюр. М., 2013. URL: http://www. verse-study.ru/wiki/images/7/71/Gindin2.pdf.

Жирмунский В. Рифма, ее история и теория. Пб.: Academia, 1923.

Западов В. А. Русский стих XVIII — начала XIX века: ритмика. Л.: Ленинградский пед. ин-т, 1974.

Исследования по теории стиха / Отв. ред. В. Е. Холшевников. Л.: Наука, 1978.

Кнорринг Ирина. Новые стихи / Предисл. А. Жовтиса. Алма-Ата: Жазушы, 1967.

Кормилов С. И. Книга о современном стихе // Вестник Московского университета. Серия 10: Филология. 1975. № 5. С. 79-82.

Лилли Иэн, Шерр Барри. Зарубежная литература по русскому стиховедению // Исследования по теории стиха. С. 223-231.

Ляпина Л. Е. Метрический и строфический репертуар К. Д. Бальмонта // Проблемы теории стиха / Отв. ред. В. Е. Холшевников. Л.: Наука, 1984. С. 179-192.

Мирский Д. (Дмитрий Петрович Святополк-Мирский). О литературе и искусстве. Статьи и рецензии 1922-1937 / Сост., подгот. текстов, коммент., материалы к библиографии О. А. Коростелева и М. В. Ефимова; вступ. ст. Дж. Смита. М.: НЛО, 2014.

На Западе: Антология русской зарубежной поэзии / Сост. Ю. П. Иваск. Н.-Й.: Изд. имени Чехова, 1953.

Настопкене В. В. Опыт исследования точности перевода количественными методами // Literatura, Vilnus (Ученые записки вузов Литовской ССР). 1981. Т. 22. № 2. С. 53-70.

Недоброво Н. Юдифь // Русская мысль (Прага — Берлин). 1923. Кн. 6-8. С. 8-61.

ОР ИМЛИ. Ф. 392. Оп. 1. Ед. хр. 4.

Панов М. В. Ритм и метр в русской поэзии. Статья вторая. Словесный ярус // Поэтика и стилистика, 1988-1990. С. 3-23.

Папаян Р. А. Структура стиха и литературное направление (к постановке проблемы) // Проблемы стиховедения. С. 68-86.

Русское стихосложение XIX в.: материалы по метрике и строфике русских поэтов / Редкол. М. Л. Гаспаров (отв. ред.), М. М. Гиршман, Л. И. Тимофеев. М.: Наука, 1979.

Смит Дж. С. Взгляд извне. Статьи о русской поэзии и поэтике / Перевод с англ. М. Л. Гаспарова, Т. В. Скулачевой. М.: Языки славянской культуры, 2002.

Смит Дж. С. Я вдохновлялся его примером / Перевод с англ. И. Шайтанова // Вопросы литературы. 2006. № 2. С. 5-12.

Тарановский К. Ф., Прохоров А. В. К характеристике русского четырехстопного ямба XVIII века: Ломоносов, Сумароков, Тредиаковский // Russian Literature. 1982. Vol. 12. No. 2. P. 145-194.

Теория стиха / Ред. коллегия В. М. Жирмунский, Д. С. Лихачев, В. Е. Холшевников. Л.: Наука, 1968.

Тименчик Р. Д., Топоров В. Н., Цивьян Т. В. Ахматова и Кузмин // Russian Literature. 1978. Vol. 6. No. 3. P. 213-305.

Тимофеев Л. И. Об изучении стиха (полемические заметки) // Известия АН СССР: Серия литературы и языка. 1976. Т. 35. № 2. С. 173-179.

Ходасевич Владислав. Собрание стихов (1913-1939) / Ред. и прим. Н. Берберовой. Мюнхен: Н. Берберова, 1961.

Bailey James. The Metrical and Rhythmical Typology of K. K. Sluјevskij’s Poetry // International Journal of Slavic Linguistics and Poetics. 1975. Vol. 18. P. 93-117.

Carmina Goliardica. Поэзия вагантов / Изд. подготовил М. Л. Гаспаров. М.: Наука, 1975. (Литературные памятники).

Heldt B., Smith G. S. M. L. Gasparov: Two Letters and an Enclosure (1980-81) // ‘A Convenient Territory’: Russian Literature at the Edge of Modernity. Essays in Honor of Barry Scherr / Ed. John M. Kopper and Michael Wachtel. Bloomington, Indiana: Slavica, 2015. P. 7-20.

Kondratow Aleksander. Czterostopowy jamb N. Zaboѓockego i niektóre zagadnienia statystyki wiersza // Poetyka i Matematyka. Praca zbiorowa pod redakcja M. R. Mayenowej, Warszawa: Paґstwowy Instytut Wydawniczy, 1965. S. 97-111.

Lilly Ian K., Scherr Barry P. Russian Verse Theory since 1960. A Commentary and

Цитировать

Смит, Д. Из переписки с М. Гаспаровым (1974-1978) / Д. Смит, М.Л. Гаспаров // Вопросы литературы. - 2017 - №2. - C. 30-75
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке