№11, 1983/Книжный разворот

Итальянская литература на рубеже двух веков

«Проблемы литературного развития Италии второй половины XIX – начала XX века», М., «Наука», 1982, 301 с.

В советской науке до выхода в свет сборника «Проблемы литературного развития Италии второй половины XIX – начала XX века» не было специального исследования, представляющего панораму литературного процесса этого периода. Однако не только это обстоятельство определяет актуальность новой книги. В современном литературоведении сложилась обоснованная концепция, согласно которой рубеж XIX – XX веков (1871 – 1917 годы) представляет собой самостоятельный период в истории развития мировой литературы. Всякое серьезное исследование, посвященное этому времени, не может быть построено только на фактическом материале, оно должно ответить на вопрос, в каком объективном соотношении находятся в литературе традиционное, новое и новаторское. Ответу на этот вопрос, уточнению марксистской концепции литературного процесса в Италии на рубеже XIX – XX веков и посвящена рецензируемая книга.

Во «Введении», написанном З. Потаповой (она является и ответственным редактором тома), лаконично изложены основные положения, раскрываемые в последующих статьях (или, точнее сказать, главах, потому что исследование создано на основе единой концепции). Этим определяется особая значимость «Введения» в книге.

Создание в 1870 году единого итальянского государства, подводившее итог эпохе Рисорджименто, – событие, породившее в сознании итальянцев ощущение перелома. Писатели оказались перед необходимостью осваивать новую действительность не через призму идеалов Рисорджименто, а путем тщательного изучения фактов самой жизни. З. Потапова видит наиболее яркое проявление отмеченной тенденции в широком распространении позитивизма, который утвердился в Италии в 1860 – 70-е годы. Подчеркивая своеобразие этого явления на итальянской почве, исследовательница показывает, что здесь, в отличие от Франции, позитивизм реализуется не как философская система, а скорее как определенное умонастроение широких кругов интеллигенции. В деятельности крупнейшего итальянского литературоведа и историка культуры Франческо Де Санктиса, не принимавшего позитивизм как доктрину, такое «позитивистское» умонастроение стало одной из предпосылок решительного обновления эстетических критериев итальянской культуры.

Начав с борьбы против клерикальной критики и эпигонской романтической риторики, пишет З. Потапова, Де Санктис, сохранивший важные завоевания идеологии Рисорджименто, постепенно изменяет свои взгляды, в его концепции искусства усиливаются реалистические тенденции, формируется поэтика веризма.

Эти мысли развиты в статье М. Андреева «От Де Санктиса до Кроче. Проблема Возрождения в итальянском литературоведении конца XIX – начала XX века».

Наиболее детально в статье исследованы взгляды Бенедетто Кроче, чьи труды по вопросам культуры получили международное признание. В статье есть дискуссионные положения (в частности, это касается оценки места Кроче в итальянском литературоведении), но нужно отдать должное М. Андрееву, который не боится затрагивать спорные вопросы и стремится разрешить их, привлекая мало еще изученный у нас материал.

Важное место в книге занимает вопрос о формировании реалистических тенденций в итальянской литературе. Этой проблеме посвящен специальный раздел, написанный Е. Сапрыкиной. Исследовательница развивает тезис, изложенный во «Введении», согласно которому в «Обрученных» (1827) А. Мандзони можно обнаружить черты реализма, но нет оснований считать роман реалистическим, как это делают А. Альбертацци, Э. Бонорз и др. Развернутый анализ «Обрученных» позволяет Е. Сапрыкиной утверждать, что произведение Мандзони – образец романтического исторического романа.

З. Потапова во «Введении» говорит в то же время и о преодолении, изживании итальянской литературой рубежа веков романтизма Рисорджименто. Она считает этот процесс одним из наиболее показательных для тех лет. В 1860 – 70-е годы с романтизмом воюет литературная группа «Скапильятура» («Растрепанные»). Писатели этой группы, отказываясь от жанра исторического романа, обращаются к современности, к новому герою, ищут новые художественные средства. Миланские прозаики ниспровергают «культ» Мандзони. Но, по справедливому замечанию З. Потаповой, они с трудом изживают романтизм в собственном творчестве. Деятельности миланцев посвящена содержательная статья И. Володиной «Скапильятура» и литературное движение 1860 – 1870-х годов в Италии», уделившей много внимания проблеме традиций и новаторства в творчестве «растрепанных». И. Володина анализирует произведения, а также эстетические позиции А. Бойто, Ф. Камерони, И. Таркетти и других представителей миланской группы, но наиболее подробно – творчество К. Арриги, от его романа «Скапильятура и 6 февраля» (1862), давшего название группе, до романа «Нана в Милане» (1880). Арриги в своих ранних произведениях полемизирует со сторонниками Мандзони, в поздних – выражает поддержку Золя, склонен признать многие положения французского натурализма.

Совершенно естественно, что особое место в книге отведено характеристике веризма – наиболее самобытного явления в итальянской литературе XIX века. З. Потапова во «Введении» определяет основные постулаты теории веризма: верность правдивому, истинному; «научность» художественного творчества; язык, соответствующий изображаемой среде; право на воображение. Справедливо отмечая, что натурализм был во многом полезен для веристов, исследовательница указывает, что их творчество не сводилось к повторению уроков французской школы, оно обогащалось историзмом и верой в народ, воспринятыми от традиции Мандзони. Это положение детально раскрыто в статье И. Володиной «Эволюция жанра веристского романа». Анализ романа Д. Верги «Семья Малаволья» (1881), с появлением которого теоретик веризма Л. Капуана связывал начало нового этапа в развитии итальянского романа, позволяет автору статьи раскрыть своеобразие веризма, а разбор романного творчества Матильды Серао и Грации Деледды дает возможность представить контуры веристского романа.

На примере творчества А. Фогаццаро И. Володина весьма интересно прослеживает, как сказалась в литературе Италии реакция на веризм. Любопытно, что если совсем недавно в работах итальянистов (например, Н. Елиной) Фогаццаро рассматривался как один из главных представителей неоромантизма, то И. Володина ни разу не употребляет этот термин, предпочитая говорить о религиозно-спиритуалистической реакции на позитивизм и веризм, о разработке Фогаццаро «жанра спиритуалистического романа» (стр. 140).

Однако один момент в статье И. Володиной представляется спорным. Возражая К. Салинари, относящему творчество Фогаццаро к декадансу, исследовательница обосновывает свои выводы тем, что Фогаццаро не вписывается в итальянское декадентское течение «в его даннунцианской форме». Но сводим ли декаданс к «даннунцианской форме»?

Вопрос о декадансе – один из сложнейших, он требует особой точности идеологических и эстетических акцентов. Прозе Габриэле Д’Аннунцио, наиболее видного представителя итальянского декаданса, посвятила свою статью З. Потапова. Она раскрывает исторические предпосылки возникновения декаданса, показывает закономерность деградации писателя, изменившего прогрессивным идеалам: «Время произвело суровый отбор. Издержки Д’Аннунцио значительно перевесили в конечном счете его художественный вклад, который он сам же и компрометировал, декадентское начало и плохо переваренные ницшеанские идеи быстро взяли верх над интересом к изображению народной жизни, над гуманистической жалостью к угнетенным и униженным» (стр. 153).

В эпоху переоценки эстетических ценностей, широкого распространения декадентских веяний большую значимость для итальянской литературы приобрела классицистская традиция. Статьи С. Ломидзе «Традиции классицизма в итальянской поэзии второй половины XIX века» и Н. Елиной «Лирика Джованни Пасколи и итальянская поэтическая традиция», как видно из их названий, разрабатывают проблему итальянской поэтической традиции в литературе рубежа веков. В первой статье эта особенность итальянской литературы раскрывается на примере поэзии Дж. Кардуччи и ее оценки критикой (прежде всего в трудах Кроче). Тонкий анализ поэзии Пасколи, предпринятый Н. Единой, позволил найти новые связи литературы рубежа веков с традицией, идущей от Данте, Петрарки, других великих поэтов прошлого, и вместе с тем показать, что, стремясь изобразить действительность с наибольшей достоверностью, Пасколи вслед за веристами создает конкретные, детализированные образы. Не обходит Н. Елина и вопроса о связи Пасколи с декадансом, подтверждающей противоречивость творчества этого поэта, сыгравшего большую роль в формировании новейшей итальянской поэзии.

Интересную попытку рассмотреть основные процессы в итальянской драматургии рубежа XIX – XX веков предприняла И. Полуяхтова. Снова в центре внимания вопрос о традициях и новаторстве. И. Полуяхтова пишет о своеобразном сочетании нового и старого в драмах Д. Верги «Сельская честь» и «Волчица», в «Грустном романе» Д. Джакозы, о социально-психологических пьесах Р. Бракко и П. Россо ди Сан-Секондо, театре Г. Д’Аннунцио и С. Бенелли. Учитывая весь комплекс культурных явлений эпохи, автор статьи, едва ли не единственная в сборнике, говорит о развитии театра и музыки, в статье появляются имена Верди, Масканьи, Леонкавалло, Пуччини, Дузе, Рубинштейн, Вагнера.

Здесь следует сказать, что одна из важных посылок книги, согласно которой вся культура Италии после 1870 года пронизана антиромантическим пафосом, представляется излишне категоричной и не в полной мере отражающей истинное положение в культурной жизни страны этого периода. Достаточно вспомнить поздние оперы Верди (от «Аиды» до «Отелло»), музыкальные драмы Пуччини и Леонкавалло, репертуар Карузо и Дузе, необычайную популярность мелодрам П. Джакометти, эклектичного архитектурного стиля Д. Саккони и Г. Кальдерини и другие аналогичные явления, чтобы прийти к выводу о том, что в искусстве конца XIX – начала XX века романтические тенденции продолжают играть очень большую роль, выступая и самостоятельно (как неоромантизм, о котором мало говорится в книге), и в синтетическом или эклектическом объединении с реалистическими, натуралистическими и другими тенденциями.

При таком подходе яснее станет, почему веризм, связанный с натурализмом (а также подготовленный определенными явлениями национального искусства, среди которых «Травиата» Верди, живопись С. Лети, Д. Фаттори и других представителей маккьяйоли, о чем также не упомянуто), оказывается близок и к романтическому искусству (как, например, новеллы Д. Верги, – жаль, что в книге новеллистика рубежа веков специально не анализируется). Тогда нашлось бы место и для самого, пожалуй, известного итальянского романа 1870-х годов – «Спартака» Р. Джованьоли, – творчество этого знаменитого писателя ни разу не упоминается в сборнике.

Все эти замечания были высказаны с тем, чтобы избежать этих недочетов в дальнейшем. Рецензируемый сборник, как и другие публикации последних лет, убеждает, что настала пора от освещения отдельных периодов и литературных явлений переходить к созданию полной истории итальянской литературы.

Цитировать

Луков, В. Итальянская литература на рубеже двух веков / В. Луков // Вопросы литературы. - 1983 - №11. - C. 244-247
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке