№12, 1973/Советское наследие

Ищу человека

Вряд ли, отвечая на вопросы вашей журнальной анкеты, я буду оригинальным, если скажу; что главным событием в жизни уже нескольких поколений монгольского народа была революция 1921 года, что именно она изменила коренным образом и облик страны, и облик человека. Считаю, что эта «революция имеет значение не только для Монголии, но и для всего Азиатского континента. Ведь не секрет, что во многих странах именно этого континента исключительно сильны религиозные настроения, идея богоданности существующего порядка. В 1921 году эта идея была подвергнута радикальному пересмотру, в ту пору была практически доказана ее несостоятельность. Феодальные порядки, нормы феодальной нравственности, веками державшие народ в темноте, – все это уступило место принципам новой общественной и человеческой организации. Эти принципы ныне нашли зримое воплощение в жизни нашего народа: его достижения, если мерить их прежними мерками, кажутся сказочными.

Понятно, что такие глубокие изменения, проникшие буквально во все слои общества, не могли не коснуться литературы и искусства. Использовавшееся в прежние времена как орудие религии, оно ныне поставлено на службу обществу, народу. Как и другие монгольские писатели, я стремлюсь к тому, чтобы во весь рост показать героя-борца, героя-преобразователя, строящего новую жизнь и сражающегося со всем тем, что мешает нормальному развитию социалистических отношений. Понятно, что такая принципиально новая художественная установка должна была существенно обновить и художественный арсенал революционной монгольский литературы. Так оно и произошло.

Вместе с тем неразумно, неправильно было бы отгораживаться от замечательных традиций старой монгольской литературы, отличающейся удивительным своеобразием и ароматом. Говорю об этом столь настойчиво потому, что сам в свое время прошел через этап наивного культурного нигилизма, отвергая традиции только потому, что они связаны с прошлым. Сейчас усиленно изучаю памятники литературной старины, пытаюсь глубже проникнуть в их прекрасный, удивительный мир. И между прочим, волнуют меня не только чисто художественные открытия великих мастеров прошлого – пытаюсь понять тайну тех человеческих типов, что возникают на страницах их книг, – ведь они дают нам замечательные примеры человеческой стойкости, мужества, нравственности. Я тут имею в виду не только монгольскую классику, но и классические произведения древних восточных литератур – индийской, японской, китайской, – которые входят в духовный опыт монголов.

Цитировать

Намдаг, Д. Ищу человека / Д. Намдаг // Вопросы литературы. - 1973 - №12. - C. 32-34
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке