№3, 1970/Литературная жизнь

Еще об одном прототипе Федора Павловича Карамазова

О прототипах персонажей «Братьев Карамазовых», и в частности о членах семьи Карамазовых, мы располагаем довольно широкими сведениями; однако очень мало известно о прототипе главы семьи, Федора Павловича.Правда, А. Долинин сообщает, что писатель Петр Горский, сотрудник журналов Достоевских «Время» и «Эпоха», «мог бы, кажется, быть некоторыми чертами своими прототипом… отчасти и Федора Павловича Карамазова» 1. «Мог бы», «кажется», «некоторыми чертами», «отчасти» – столько оговорок, что, мне кажется, вернее сказать, что Горский прототипом Федора Павловича не является.Другое сообщение о прототипе Федора Павловича, тоже не категорическое, принадлежит дочери Достоевского Любови Федоровне, которая пишет:

«Мне всегда казалось, что Достоевский, создавая тип старика Карамазова, думал о своем отце. Конечно» это не точный портрет… Но все-таки у них есть некоторые общие черты, Достоевский, создавая тип Федора, Карамазова, может быть, вспомнил о скупости своего отца… и об его пьянстве, как и о физическом отвращении, которое оно внушало его детям…» 2

Да, некоторые черты Михаила Андреевича Достоевского действительно отразились в образе Федора Павловича Карамазова. Но только некоторые. А между тем мы можем указать на такое лицо, которое, на наш взгляд, более всех других похоже на прототип Федора Павловича. Это – Дмитрий Николаевич Философов, тесть известной деятельницы женского движения 60-х и 70-х годов прошлого века Анны Павловны Философовой. Д. Н. Философов в обширной литературе о Достоевском не упоминается, но мне представляется, что он заслуживает со стороны достоеведов внимания. Жизнь и характер Д. Н. Философова, а также очень своеобразные взаимоотношения членов этой семьи изображены с достаточной полнотой в сборнике памяти А. П. Философовой3.Основные черты характера Д. Н. Философова – резко выраженное сладострастие и вольтерианское вольнодумство. Так, например, он сам рассказывает о себе, как ему в качестве пажа пришлось однажды стоять на крещении в шелковых чулках на Иордани рядом, с митрополитом, который, усердно кропя водой, брызгал на его чулки. «Вода, – заключает он свой рассказ, – хотя и была освященна, но не произвела чуда… По возвращении в корпус содрали с меня обледеневшие чулки» (стр. 16 – 17). Любит шутить над монахами и церковнослужителями и Федор Карамазов: вспомним его шутки в келье Зосимы, за обедом у игумена, а также и дома «за коньячком».

А вот еще поступок Философова:

  1. См. комментарий А. С. Долинина к письмам Достоевского, т. II, ГИЗ, М.-Л. стр. 422 – 423.[]
  2. »Достоевский в изображении его дочери», ГИЗ, М.-Пг. 1922, стр. 17 – 18. На М. А. Достоевского как на прототип Федора Карамазова указывает и И. Нейфельд в своей книге «Достоевский», «Петроград», Л.-М. 1925, стр. 36 – 37. []
  3. »Сборник памяти Анны Павловны Философовой», т. I, – А. Тыркова, А. П. Философова и ее время, П. 1915. Все ссылки на страницы этого сборника указаны арабскими цифрами в скобках. []

Цитировать

Альтман, М. Еще об одном прототипе Федора Павловича Карамазова / М. Альтман // Вопросы литературы. - 1970 - №3. - C. 252-258
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке