№5, 2009/История русской литературы

Дон Кихот и князь Мышкин в поисках реальности

Дон Кихот попросил оставить его одного, ибо его, дескать, клонит ко сну/ <…> Он проспал более шести часов подряд, как говорится, без просыпу, так что ключница и племянница уже забеспокоились, не умер ли он во сне. По прошествии указанного времени он, однако ж, пробудился и громко воскликнул: «Благословен всемогущий Бог, столь великую явивший мне милость <…> Разум мой прояснился <…> Поздравьте меня, дорогие мои: я уже не Дон Кихот Ламанчский, а Алонсо Кихано, за свой нрав и обычай прозванный Добрым».

Мигель де Сервантес. «Вторая часть хитроумного кабальеро Дон Кихота Ламанчского». Глава LXXIV

«Я… я скоро умру во сне; я думал, что я нынешнюю ночь умру во сне».

Ф. М. Достоевский. «Идиот». Часть IV, глава IX. Из разговора князя Мышкина с Радомским

Как писал Бахтин, каждое крупное художественное произведение, входящее в «большое время», обогащается «новыми значениями, новыми смыслами», все более раскрывая заложенное в нем содержание; нередко это происходит в результате встречи с другим крупным художественным явлением; «один смысл раскрывает свои глубины, встретившись и соприкоснувшись с другим <…> смыслом: между ними начинается как бы диалог»1. К романам «Дон Кихот» и «Идиот» это относится в высшей степени. В центре их — человек, бросающийся в мир творить добро, искоренять зло и помогать ближним, но в итоге приносящий большинству тех, кому стремился помочь, гораздо больше зла, чем добра — и в то же время у многих вызывающий симпатию, любовь и даже поклонение; всеми окружающими откровенно или за глаза признаваемый безумным, — при этом мудрость его мало кто решается отрицать; а главное, на века ставший в сознании большинства читателей образцом доброты, самоотверженности и благородства. Со времени создания первого из этих гениальных произведений прошло почти четыре века, второго — около ста сорока лет, но можем ли мы сказать, что поняли хотя бы в главном ту «правду о человеке и человечестве», которая заложена в них? Осмелюсь сказать, что далеко не полностью. Как пишет один из ведущих современных испанистов В. Багно, «в ходе осмысления «Дон Кихота» человечеством» приходилось постоянно отказываться от «убеждения в своей равновеликости с автором»: «многие поколения были призваны оспаривать друг у друга право на истину в последней инстанции об ускользавшем у них из рук, но столь притягательном сервантесовском замысле»##Багно В. Е. Дорогами «Дон Кихота». М.: Книга, 1988. С.

  1. Бахтин М. М. Ответ на вопрос редакции «Нового мира» // Бахтин М. М. Собр. соч. Т. 6. М.: Русские словари. Языки славянской культуры, 2007. Здесь и далее во всех цитатах слова, выделенные автором цитаты, даются курсивом; выделенные автором данной статьи — жирным шрифтом.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №5, 2009

Цитировать

Степанян, К.А. Дон Кихот и князь Мышкин в поисках реальности / К.А. Степанян // Вопросы литературы. - 2009 - №5. - C. 187-240
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке