№2, 1993/Публикации. Воспоминания. Сообщения

Документы свидетельствуют…. Публикация Т. Домрачевой, Т. Дубинской-Джалиловой, Л. Пушкаревой, М. Дьячковой, Е. Ореховой

Мы продолжаем публикацию документов Центра хранения современной документации. Начало см.: «Вопросы литературы», 1993, вып. I.

Из фондов Центра хранения современной документации (ЦХСД)

О ВСТРЕЧЕ АННЫ АХМАТОВОЙ И МИХАИЛА ЗОЩЕНКО С ДЕЛЕГАЦИЕЙ АНГЛИЙСКИХ СТУДЕНТОВ

21 августа 1946 года в газете «Правда» было опубликовано постановление ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград»». На следующий день – 22 августа – в центральных газетах («Правде», «Известиях», «Комсомольской правде», «Труде») были напечатаны сообщения о собрании актива Ленинградской партийной организации и собрании писателей Ленинграда, опубликованы резолюции этих собраний по докладу А. А Жданова, секретаря ЦК ВКП(б) – главного идеолога страны. Жданов объяснял общественности, почему в «советской литературе не может быть места гнилым, пустым, безыдейным и пошлым произведениям (Бурные аплодисменты.) М. Зощенко» и почему «творчество Ахматовой – дело далекого прошлого» и «чуждо современной советской действительности».

По неписаным, но четко действующим законам того времени их перестали печатать. В угодность высшему начальству чиновники помельче лишили их даже продовольственных карточек. Через месяц карточки вернули, но на нищету обрекли. Анне Ахматовой удавалось иногда зарабатывать на жизнь переводами. Михаил Зощенко, как вспоминает Сильва Гитович, на вопрос: «…чем Вы теперь занимаетесь?», грустно усмехнувшись, ответил: «Вот кончаю пьесу писателя N» («Минувшее», М., 1991, N 5, с. 115). Это тоже было в порядке вещей – опальный писатель, чтобы свести концы с концами, соглашался писать для – вместо – литературного сановника. Чин платил и слыл писателем.

В конце 1953-го – весной 1954 года казалось, что дела Ахматовой и Зощенко меняются к лучшему. Накануне встречи с делегацией английских студентов 5 мая 1954 года, Зощенко даже шутил, что его «опять начинают водить по паркету» («Минувшее», N 5, с. 118). Но именно в это время его жизнь сделалась совсем беспросветной.

До сих пор не было известно ни одного документального свидетельства о встрече ленинградских писателей (в том числе Ахматовой и Зощенко) с делегацией английских студентов. О ней в основном знали понаслышке. За рубежом публиковались воспоминания современников. Например, «Записки об Анне Ахматовой» Лидии Чуковской (т. 2. 1952 – 1962) изданы в Париже в 1980 году. Некоторые работы теперь перепечатаны у нас. Книга Аманды Хейт «Анна Ахматова Поэтическое странствие», вышедшая в Оксфорде в 1976 году, напечатана в Москве в 1991-м. «Из воспоминаний» Сильвы Гитович было опубликовано в 1988 году в парижском издании «Минувшего» (N 5); сборник напечатан в Москве в 1991 году. Авторы не были участниками этой встречи. Лидия Чуковская рассказала о ней со слов самой Анны Ахматовой, и, как свидетельствует документ, обнаруженный в делах ЦК КПСС, Анна Ахматова относительно себя была предельно точна: «твердо уверенная, что не дело иностранцев задавать подобные вопросы, ответила просто, что согласна и с постановлением, и с докладом Жданова» (Лидия Чуковская , Записки об Анне Ахматовой, т. 2, с. 170). (У Сильвы Гитович иная версия: «Я уже знала, что на встрече в Союзе англичане задали вопрос Зощенко и Ахматовой, согласны ли они с критикой в их адрес. Анна Андреевна, повернув свой гордый профиль, ответила, что она не обсуждает постановление своего правительства». – «Минувшее», N 5, с 118.)

К сожалению, относительно ответа Зощенко Ахматова была неточна: «…отважные мореплаватели (английские студенты. – Публ.) бросились в наступление и попросили Зощенко сказать им, как он относится к постановлению 46-го года? Михаил Михайлович ответил, что сначала постановление поразило его своей несправедливостью и он написал в этом смысле письмо Иосифу Виссарионовичу1 , а потом он понял, что многое в этом документе справедливо…» (Лидия Чуковская , Записки об Анне Ахматовой, т. 2, с. 48). Из архивного документа ЦК КПСС ясно, что Зощенко никогда не соглашался с партийной критикой своего творчества.

Публикуя записку секретаря Ленинградского обкома КПСС Н. Казьмина в Отдел науки и культуры ЦК КПСС, мы преследуем одну цель – ввести в оборот документ. Не комментируя события и не оценивая поступков. (Хотя невозможно удержаться и не сказать, что Анна Ахматова распоряжалась не только – не столько – своею судьбою, – у нее в это время в лагере находился сын.)

Документы публикуются полностью по подлинникам, с указанием всех имеющихся на них помет.

 

1

ЗАПИСКА ЛЕНИНГРАДСКОГО ОБКОМА КПСС В ОТДЕЛ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ ЦК КПСС О ВСТРЕЧЕ ЛЕНИНГРАДСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ С ДЕЛЕГАЦИЕЙ АНГЛИЙСКИХ СТУДЕНТОВ

27 июня 1954 г.

ЦК КПСС

5 мая в Доме писателей имени Маяковского г. Ленинграда была организована встреча ленинградских писателей с делегацией английских студентов. Делегация выразила пожелание, чтобы на встрече присутствовали писатели Зощенко и Ахматова. На беседе с английскими студентами присутствовали: Саянов, Чирсков, Дымшиц, Катерли, Панова, Орлов, Чепурнов, секретарь парторганизации Ленинградского отделения Союза советских писателей Луговцов, секретарь горкома ВЛКСМ Бусько и несколько работников обкома и горкома комсомола. Беседа продолжалась в течение трех с половиной часов. В ходе беседы один из студентов Англии заявил, что он не является сторонником советского строя. Далее был задан ряд вопросов, носивших провокационный характер. Например: почему в Советском Союзе всюду висят портреты руководителей и плакаты, призывающие к повышению производительности труда, рекордам в спорте и т. д.; не надоело ли это все народу? Почему не издаются произведения такого крупного писателя, как Достоевский? Какие взаимоотношения писателей и Правительства? Как пишутся литературные произведения: по заданиям или как хочет писатель? Почему так узко знают английскую литературу советские студенты? Один из делегатов поставил вопрос в такой форме: «Где бы я ни был, всюду видел плакаты, лозунги, призывающие к чему-то. Все это надоедает человеку, он ищет легкого, бежит от всего этого. Так было после войны. Не кажется ли вам, что социалистический реализм также надоедает?» Руководитель делегации английских студентов, ссылаясь на статьи Ольги Берггольц и Ильи Эренбурга о задачах советской поэзии, опубликованные в «Литературной газете» 2 и прокомментированные английской радиостанцией Би-би-си, заявил, что из статей якобы явствует, что в нашей поэзии наметились новые тенденции, объясняющиеся некоторым послаблением в политике.

На все эти вопросы были даны четкие и правильные ответы и показано последнее издание произведений Достоевского в Советском Союзе.

Затем был задан вопрос Ахматовой и Зощенко в таком плане: вот в докладе Жданова вас критиковали – как вы считаете, не вступая в сделку со своей совестью, эта критика была правильной или нет? Зощенко ответил, что с критикой был не согласен, о чем он и написал в свое время письмо И. В. Сталину. Затем он путано доказывал, почему не согласен с критикой, что якобы в 20-х годах не было советского общества, было мещанство, против которого он и боролся. «Сейчас снова остро поставлен вопрос о сатире. Но этим оружием надо пользоваться осторожно. Теперь я буду снова писать, как велит мне совесть». Ответ Зощенко был встречен аплодисментами со стороны английской делегации.

Второй выступила Ахматова. Она лаконично заявила, что постановление ЦК правильное и критика тоже. «Так я поняла раньше. Понимаю и теперь». В ответ аплодисментов не было.

На вопрос одного из писателей, почему ответ А. Ахматовой не был удостоен аплодисментов, как ответ Зощенко, члены делегации английских студентов ответили, что выступление Ахматовой для них неприемлемо и не импонирует их взглядам, а Зощенко они аплодировали за исключительную «искренность». Далее они заявили, что, может быть, Ахматова и Зощенко обидятся на них, но их произведения чтут на Западе. На вопрос, какие произведения Зощенко издаются на Западе? – английские студенты ответили, что читали сборник рассказов «Когда поет соловей» на русском языке.

На партийном собрании Ленинградского отделения Союза советских писателей, состоявшемся 25 мая, писатели строго осудили выступление Зощенко, как антипатриотическое, который никаких выводов не сделал из постановления ЦК КПСС «О журналах «Звезда» и «Ленинград»» 3 .

Необходимо также отметить, что к вопросу организации встречи писателей Зощенко и Ахматовой с антисоветски настроенной делегацией английских студентов партийная организация правления Ленинградского отделения Союза советских писателей отнеслась безответственно.

Эта встреча не была согласована с областным комитетом партии. Работники областного комитета комсомола, зная о настроениях делегации английских студентов, также безответственно отнеслись к организации встречи с писателями. В дальнейшем предложено установить более строгий контроль за проведением мероприятий, связанных с приемом иностранных делегаций в Ленинграде.

Секретарь Ленинградского обкома КПСС

Н. КАЗЬМИН.

На документе помета: «В архив . С материалом ознакомились. 14.VI.54 г. П. Тарасов».

ЦХСД, ф. 5, оп. 17, д. 486, лл. 76 – 78.

 

2

ИНФОРМАЦИЯ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОБКОМА КПСС В ЦК КПСС О ЗАКРЫТОМ СОБРАНИИ ПАРТИЙНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОТДЕЛЕНИЯ СОЮЗА СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ СССР

27 мая 1954 г.

Из Ленинграда

Заведующему отделом науки и культуры ЦК КПСС тов. РУМЯНЦЕВУ А. М.

25 мая 1954 года состоялось закрытое собрание партийной организации Ленинградского отделения Союза советских писателей СССР с вопросом «Задачи партийной организации писателей перед II съездом Союза советских писателей». С докладом выступил главный редактор журнала «Звезда» тов. Друзин.

Среди многообразных задач, стоящих перед партийной организацией в период подготовки к съезду писателей, докладчик выделил основную – усиление идеологической работы, борьба за повышение идейно-художественного уровня творчества писателей против всякого рода вульгаризаторов, пытающихся подвергнуть «пересмотру» ленинский принцип большевистской партийности, позиции высокой идейности советской литературы. У некоторых писателей появились извращенные представления о достижениях и недостатках нашей литературы. Есть попытки протащить в литературную среду мнение о том, что постановления ЦК партии по идеологическим вопросам якобы устарели и их можно не учитывать. Появились попытки нигилиствующих критиков ниспровергнуть все достижения советской литературы.

Докладчик резко осудил поведение М. Зощенко на встрече с буржуазными английскими студентами, заявившего, что он считает неправильной критику в его адрес, содержащуюся в постановлении ЦК о журналах «Звезда» и «Ленинград».

Говоря о явлениях художественной литературы и литературной критики последнего времени, В. Друзин подверг резкой критике вредное направление критического отдела журнала «Новый мир», в ряде статей которого отчетливо проявилось стремление «все» пересмотреть.

Затем докладчик подверг подробному критическому анализу повесть Ильи Эренбурга «Оттепель», опубликованную в журнале «Знамя» 4 , и роман Веры Пановой «Времена года». В повести И. Эренбурга, с точки зрения В. Друзина, вредным и неправильным является основной ее мотив – мотив «оттепели» в политике и жизни, и проповедь импрессионизма, декадентского аполитизма и безыдейности в искусстве.

Роман Веры Пановой докладчик охарактеризовал как объективистский, мелкотравчатый, лишенный партийного запала, высокой идейности. Это, по его мнению, отступление от основной линии развития советской литературы.

Докладчик говорил также о неправильном понимании и сатиры некоторыми писателями, что проявилось, в частности, в ряде пьес, написанных за последнее время; о разногласиях в редколлегии «Ленинградского альманаха» (в связи с неверной позицией Веры Кетлинской); о работе с молодыми авторами и т. п.

В прениях выступало 11 человек. Положения, выдвинутые в докладе В. Друзина, полностью подтвердили В. Кочетов, И. Авраменко, Ю. Константинов (критик), Е. Серебровская, Е. Вечтомова и секретарь парторганизации Луговцов. Против выступили В. Кетлинская и В. Бакинский (критик). Н. Григорьев и А. Прокофьев обошли основные вопросы, поставленные в докладе, говоря – один о работе Детгиза и Дома детской книги, другой – об отдельных организационно-технических задачах, стоящих перед съездом.

И. Авраменко – член редколлегии «Ленинградского альманаха» – подробно остановился на характеристике «Сказок» Д. Дара, которые усиленно пытаются протолкнуть в «Альманах» некоторые литераторы (В. Панова, В. Кетлинская и др.). Эти «Сказки» в свое время обсуждались на заседании секции прозы и были восторженно встречены определенной аудиторией. Между тем «Сказки» Дара являются пасквилем на советских людей (в них нет ни одной светлой личности, все «герои»»Сказок» – идиоты и пошляки).

Ю. Константинов поделился впечатлениями, сложившимися у него в результате прочтения десятков книг, вышедших за последнее время в областных издательствах. Появились писатели-разоблачители, которые раньше лакировали действительность, а теперь стали изображать только недостатки. Косяком пошли произведения, в которых показываются ущербные партийные работники. У многих писателей появился уклон в бытовщину, некоторые стали подвергать сомнению необходимость изображения труда в советской литературе.

Возражая В. Друзину, В. Кетлинская заявила, что доклад Друзина ее не удовлетворил, так как он якобы не содержит большой программы и из него неясно, на что нужно ориентироваться. В докладе она не нашла ответа на вопрос, с чем мы поведем беспартийных писателей на беспартийный съезд. В. Кетлинская не согласилась с оценкой, данной в докладе роману В. Пановой «Времена года», и отстаивала свою позицию в «Ленинградском альманахе».

С апологетикой романа В. Пановой и всего ее творчества выступил критик В. Бакинский.

Содержательным было выступление ответственного секретаря Ленинградского отделения Союза советских писателей Всеволода Кочетова, который дал отпор попыткам увести обсуждение от основного вопроса, затронутого в докладе, – от разговора о судьбах нашей литературы, об идейной направленности литературного творчества.

В конце прений выступил секретарь Ленинградского обкома КПСС т. Казьмин, который дал политическую оценку нездоровых настроений, появившихся в последнее время в творчестве отдельных писателей и критиков.

После заключительного слова В. Друзина собрание приняло решение, направленное на усиление идеологической работы в писательской организации, на активную борьбу с попытками ревизии ленинского принципа партийности советской литературы.

Зав. отделом науки и культуры Ленинградского обкома КПСС А. И. ПОПОВ.

ЦХСД, ф. 5, оп. 17, д. 486, лл. 80 – 82.

 

Вступление, публикация и примечания Т. ДОМРАЧЕВОЙ и Т. ДУБИНСКОЙ-ДЖАЛИЛОВОЙ.

 

О ПИСАТЕЛЕ ЭРНЕСТЕ ХЕМИНГУЭЕ

Публикация документов из архива ЦК КПСС посвящена некоторым фактам истории конца 50-х – начала 60-х годов, связанным с именем Э. Хемингуэя (1899 – 1961) и его самым крупным романом «По ком звонит колокол».

Начиная с 20-х годов его репортажи, очерки, художественные произведения были в центре внимания литературной критики как за рубежом, так и в СССР.

В СССР значительная часть произведений Э. Хемингуэя была издана в конце 50-х – начале 60-х годов («Старик и море», 1956; «Избранные произведения» в 2-х томах, 1959; «Прощай, оружие!», 1961).

17 октября 1959 года в «Литературной газете» было опубликовано письмо Э. Хемингуэя, в котором он высказал пожелание посетить нашу страну. В частности, он писал: «Когда срочные работы будут окончены, я с радостью приехал бы в Советский Союз, и с еще большей радостью я захватил бы с собой своего друга Антонио Ордоньеса и, может быть, нам удалось бы устроить корриду в Москве или в другом подходящем для этого месте» 5 . Возник вопрос о приглашении писателя в Советский Союз. В публикации приводятся документы о приглашении в СССР Э. Хемингуэя по инициативе главного редактора «Литературной газеты» С. Смирнова, проект постановления Комиссии ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и международных партийных связей и справка Отдела культуры ЦК КПСС, объясняющая причину снятия вопроса с рассмотрения.

Вторая часть публикации связана с историей издания в 60-е годы в Советском Союзе романа «По ком звонит колокол».

Известно, что роман вышел в свет за рубежом в 1940 году и рассказал людям во всем мире о бесчеловечной сущности фашизма, являясь романом-предостережением. Через год после окончания второй мировой войны, летом 1946 года, в письме к К. Симонову Э. Хемингуэй спрашивал: «Был ли переведен на русский язык роман «По ком звонит колокол»?» Только в 60-е годы была предпринята попытка издания этого романа на страницах ряда журналов: «Нева», «Новый мир», «Иностранная литература». О том, как тормозилось издание этого произведения партийным аппаратом ЦК КПСС, рассказывают документы публикации. Среди них – письма А. Твардовского и А. Чаковского с просьбой опубликовать роман на страницах «своих» журналов, а также записки отделов ЦК КПСС, секретаря ЦК КПСС Л. Ильичева с обоснованием невозможности его издания. Однако следует отметить, что в 1962 году роман был напечатан издательством «Иностранная литература» и разослан по специальному списку.

Для широкого круга читателей роман увидел свет только в 1968 году (стараниями написавшего предисловие К. Симонова) в третьем томе четырехтомного собрания сочинений Э. Хемингуэя. А 24 августа 1963 года в «Литературной газете» был напечатан отрывок из заключительной главы этого романа.

В публикации документы расположены в хронологической последовательности, тексты воспроизводятся по подлинникам с указанием всех особенностей документов (резолюции, пометы, справки).

 

О приглашении Э. Хемингуэя в СССР

1

ЗАПИСКА ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА «ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТЫ» С. СМИРНОВА В ЦК КПСС

21 октября 1959 г.

ЦК КПСС

В ответ на напечатанное в «Литературной газете» письмо Э. Хемингуэя (N 128 от 17.10.59) редакция предполагает послать ему и его другу Антонио Ордоньесу приглашение посетить СССР. Направляя при этом проект нашего ответа6 , просим дать согласие на это приглашение и разрешить опубликование нашего ответного письма в газете.

Главный редактор «Литературной газеты» С. СМИРНОВ.

ЦХСД, ф. 11, оп. 1, д. 634, л. 130.

 

ПРОЕКТ ПИСЬМА С. СМИРНОВА Э. ХЕМИНГУЭЮ С ПРИГЛАШЕНИЕМ ПОСЕТИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

[Не позднее 21 октября 1959 г.]

Эрнесту ХЕМИНГУЭЮ!

Милостивый государь!

Я очень благодарен Вам за Ваше любезное письмо, которое мы получили и опубликовали в нашей газете. Многочисленным Вашим читателям в нашей стране было очень приятно его прочесть и узнать, что Вы, когда это позволят Вам Ваши дела, могли бы посетить Советский Союз. Наша читательская общественность высоко ценит Ваш талант, Ваши произведения, и Вы всегда будете нашим желанным и дорогим гостем. Мы были бы очень рады, если бы Вы включили в свои планы на ближайшее будущее такую поездку.

Редакция «Литературной газеты» приглашает Вас и Вашего друга Антонио Ордоньеса приехать в Советский Союз7 в любое подходящее для вас обоих время. Буду благодарен, если Вы сообщите вероятный срок Вашего приезда.

Можно с уверенностью сказать, что многое в нашей стране и в жизни нашего народа заинтересует Вас. Я не возьму на себя смелость обещать Вам корриду, но поручусь за то, что Вы и Ваш друг скучать у нас не будете.

Я знаю, что Вы страстный путешественник, рыболов и охотник. В нашей стране немало чудесных уголков, где можно и половить рыбу, и поохотиться. Приезжайте, мы надеемся, что Вы сможете хорошо провести у нас свои писательские каникулы.

Шлю наилучшие пожелания Вам и Вашим друзьям.

Искренне Ваш

Сергей Смирнов,

главный редактор «Литературной газеты».

ЦХСД, ф. 11, оп. 1, д. 634, лл. 130 – 131.

 

2

ЗАПИСКА ОТДЕЛОВ ЦК КПСС В СВЯЗИ С ПИСЬМОМ В ЦК КПСС С. СМИРНОВА

13 ноября 1959 г.

ЦК КПСС

В ответ на напечатанное 17 октября с. г. в «Литературной газете» письмо Э. Хемингуэя редакция газеты предполагает послать ему и его другу А. Ордоньесу приглашение посетить СССР. Редактор газеты т. Смирнов С. С. просит дать согласие на это приглашение и разрешить опубликовать ответное письмо Э. Хемингуэю.

Есть сведения, что Э. Хемингуэй может отклонить официальное приглашение в ближайшее время приехать в СССР. Об этом, в частности, свидетельствует интервью, данное писателем 2 ноября с. г. агентству Ассошиэйтед Пресс8 . Учитывая это, Международный отдел ЦК КПСС и Отдел культуры ЦК КПСС считают целесообразным рекомендовать редакции «Литературной газеты» сдержанно ответить на письмо Э. Хемингуэя, выразив готовность принять его, если он пожелает посетить Советский Союз. Публиковать этот ответ в «Литературной газете» нецелесообразно.

Просим согласия.

Зав. Международным отделом ЦК КПСС В. ТЕРЕШКИН

Зав. Отделом культуры ЦК КПСС Д. ПОЛИКАРПОВ.

ЦХСД, ф. 11, оп. 1, д. 634, л. 129.

 

3

ПРОЕКТ ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОМИССИИ ЦК КПСС ПО ВОПРОСАМ ИДЕОЛОГИИ, КУЛЬТУРЫ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ПАРТИЙНЫХ СВЯЗЕЙ «О ПРИГЛАШЕНИИ В СССР АМЕРИКАНСКОГО ПИСАТЕЛЯ Э. ХЕМИНГУЭЯ»! 9

[Не позднее 16 мая 1960 г.]

Совершенно секретно

На голосование

1.Принять предложение редакции «Литературной газеты» о приглашении в СССР американского писателя Э. Хемингуэя и с ним одного сопровождающего, сроком на один месяц.

2.Разрешить редакции «Литературной газеты» оплатить транспортные расходы по поездке в СССР Э. Хемингуэя и его сопровождающего за счет сметы редакции газеты.

Г. ШУМЕЙКО

Н. МОСТОВЕЦ10

В. ТЕРЕШКИН

Д. ПОЛИКАРПОВ.

ЦХСД, ф. 11, оп. 1, д. 634, л. 127.

 

4

СПРАВКА ОТДЕЛА КУЛЬТУРЫ ЦК КПСС О НЕЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИГЛАШЕНИЯ В СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ПИСАТЕЛЯ Э. ХЕМИНГУЭЯ

16 мая 1960 г.

ЦК КПСС

В связи с неоднократными заявлениями Э. Хемингуэя о том, что до завершения работы над новым романом он не собирается выезжать за границу, считаем нецелесообразным рассматривать в настоящее время вопрос о приглашении его в СССР.

Ответ главному редактору «Литературной газеты» т. Смирнову С. С. сообщен.

Зам. зав. Отделом культуры ЦК КПСС А. ПЕТРОВ

Зав. сектором Отдела И. ЧЕРНОУЦАН.

На документе помета: «В архив . [Подпись неразборчива.] 18.V.60 г.».

ЦХСД, ф. 11, оп. 1, д. 634, л. 128.

 

Из истории издания в СССР романа Э. Хемингуэя «По ком звонит колокол»

1

ЗАПИСКА ОТДЕЛА КУЛЬТУРЫ ЦК КПСС И ОТДЕЛА НАУКИ, ШКОЛ И КУЛЬТУРЫ ЦК КПСС ПО РСФСР О ПОПЫТКАХ ИЗДАНИЯ В СССР РОМАНА Э. ХЕМИНГУЭЯ «ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ»

12 марта 1960 г.

ЦК КПСС

Считаем необходимым доложить об ошибке, допущенной ленинградским журналом «Нева» и редакцией газеты «Советская Россия».

19 февраля в газете «Советская Россия» под крикливым заголовком «Очень рад… Хемингуэй» было опубликовано сообщение о том, что роман Э. Хемингуэя, рассказывающий «о событиях в Испании тридцатых годов, о мужественных борцах с фашизмом, о тех, кто пришел на помощь республиканцам», недавно был переведен для ленинградского журнала «Нева». После посещения Хемингуэя А. И. Микояном, – сообщается в заметке из Ленинграда, – на Кубу полетела телеграмма: «Литературный журнал «Нева», открывший год окончанием романа Шолохова «Поднятая целина», от имени 121 тысячи своих подписчиков и многочисленных читателей просит вас разрешить публикацию романа «По ком звонит колокол»».

Через сутки пришел короткий ответ: «Очень рад, что вы печатаете роман. Лучшие пожелания. Хемингуэй».

Характеристика романа Э. Хемингуэя, содержащаяся в этой заметке, несостоятельна, а самый факт обращения «Невы» к Хемингуэю является ошибкой.

Вопрос о романе Хемингуэя «По ком звонит колокол» имеет свою историю.

Роман опубликован в 1940 году в США, написан на материале гражданской войны в Испании, в которой Хемингуэй принимал участие в качестве американского корреспондента.

В романе описываются действия бойца интернациональной бригады американца Роберта Джордана совместно с группой партизан-испанцев в тылу у фашистов. В романе есть яркие сцены и главы, изображающие героизм испанских патриотов и их трагическую гибель. По художественной изобразительности «По ком звонит колокол» – один из самых сильных романов Хемингуэя.

Однако по своей главной идейной концепции роман этот реакционен, он отражает глубокую растерянность автора, разочаровавшегося в борьбе, в которой он принимал участие, утверждающего бессмысленность подвига, совершенного испанскими патриотами. Гражданская война в Испании изображается в романе во многом как дело глубоко чуждое простому народу, навязанное ему происками коммунистов и Москвы. В романе говорится о жестокостях фашистов, но наряду с этим описаны жестокость и изуверство повстанцев. С явным недоброжелательством и раздражением нарисованы в романе образы руководителей интернациональной бригады, советские люди, которые ведут разгульную жизнь в мадридской гостинице в то время, как народ испанский захлебывается в крови искусственно раздутой войны. Да и сами партизанские группы, как их показывает Хемингуэй, состоят в большинстве из подонков человеческого общества – людей аморальных, анархиствующих, готовых на подлость и предательство. Все это привело к тому, что роман Хемингуэя был расценен испанскими революционерами и участниками интернациональных бригад как пасквильное, по существу ренегатское произведение.

После выхода романа «По ком звонит колокол» в США в 1940 г. газета американской компартии «Дейли уоркер» опубликовала открытое письмо ветеранов интернациональной бригады имени Линкольна Хемингуэю, в котором говорилось: «Мы, участники интернациональных бригад испанской республиканской армии, убежденные в правоте того дела, за которое мы боролись, с чувством глубокого негодования осуждаем данное Вами в книге «По ком звонит колокол» изображение этой борьбы…

Из Вашей книги вырисовывается картина, настолько изуродованная и извращенная (как из-за упущений, так и из-за нарочитых искажений), что она превращается в клевету на то дело, за которое мы боролись, которое встретило поддержку огромного большинства демократически настроенных людей во всем мире и которое Вы сами благородно поддерживали своими произведениями и личным участием… Мы отвергаем ее, как искажение подлинной картины войны в Испании, как лживое изображение американских добровольцев в Испании, как клевету на Советский Союз, на интернациональные бригады и наших руководителей, как клевету на испанский народ. Объективно она представляет собой выпад против дела мира, прогресса и демократии, которому мы посвящаем свою жизнь» («Интернациональная литература», 1940, N 11 – 12, стр. 364).

  1. Письмо М. М. Зощенко И. В. Сталину от 27 августа 1946 года впервые полностью опубликовано в «Историческом архиве», 1992, N 1, с. 139 – 141.[]
  2. Речь идет, очевидно, о статьях О. Берггольц «Разговор о лирике» («Литературная газета», 16 апреля 1953 года) и Ильи Эренбурга «Памяти Юлиана Тувима» («Литературная газета», 7 января 1954 года). О. Берггольц, в частности, писала: «Не только огромные задачи, но и огромные возможности открываются сейчас перед нашей лирической поэзией, но пользуемся мы этими возможностями робко, неумело, немасштабно, по сравнению с требованиями партии, народа, времени».[]
  3. Было два собрания Ленинградского отделения Союза писателей СССР, посвященных подготовке ко II съезду советских писателей, – закрытое партийное и общее собрание ленинградских литераторов. О закрытом партийном собрании рассказывает публикуемый документ – информация заведующего Отделом науки и культуры Ленинградского обкома КПСС А. И. Попова, переданная в Отдел науки и культуры ЦК КПСС. На открытом собрании ленинградских литераторов выступал М. Зощенко. Сильва Гитович вспоминает: «Через несколько дней в Ленинград приехал Симонов специально для того, чтобы уговорить Михаила Михайловича выступить на собрании и сказать несколько покаянных слов… Я знаю, что он не хотел выступать. Но Симонов своего добился. Сквозь раскрытую в зал дверь я вижу отчаянное лицо Михаила Михайловича Он стоит на сцене, и я слышу, как срываясь, с дрожью в голосе он почти кричит:

    — Нет, я не подонок, я не прохвост» («Минувшее», N 5, с. 118).

    См. также воспоминания И. Меттера «При жизни быть не книгой, а тетрадкой», участника этого писательского собрания, – единственного, кто аплодировал М. Зощенко после его выступления: «Начало нашего собрания несколько запоздало. Стало известно: Симонов, Кочетов и весь секретариат уговаривают Зощенко выступить сейчас и со всей полнотой и искренностью признать свою глубоко порочную ошибку…

    Уговорили.

    Он согласился выступить…

    Речь Михаила Михайловича Зощенко, как только он произнес первые несколько фраз, зазвучала в обморочной тишине.

    Отчеканивая слова, резким и безжалостным голосом он требовал, чтобы мы вместе с ним оскорбились низостью грязного поругания его чести. Быть может, «требовал» – это не совсем точно. Он хотел, чтобы мы поняли: брань, которой облил его Жданов, непереносима и для нас…

    Я не видел лиц писателей, они сидели спиной, затылками ко мне…

    А Зощенко видел лица писателей. И прочитав на них то, что там было изображено, внезапно оборвал свою речь и произнес:

    — Не надо мне вашего снисхождения, не надо мне вашего Друзина… Махнув рукой, сошел с трибуны и двинулся к двери со сцены» («Вопросы литературы», 1988, N 7, с. 231).

    В газетной информации о собрании ленинградских литераторов говорилось: «Попытка М. Зощенко оправдать свои порочные позиции, в свое время подвергшиеся справедливой партийной критике, вызвала единодушное осуждение всех участников собрания» («Литературная газета», 19 июня 1954 года).[]

  4. См.: «Знамя», 1954, N 5, – здесь была напечатана первая часть повести И. Эренбурга «Оттепель»; вторая часть – «Знамя», 1956, N 4.[]
  5. Письмо Э. Хемингуэя в «Литературной газете» (от 17 октября 1959 года) сопровождалось следующим пояснением: «8 сентября 1959 года, за несколько дней до поездки Н. С. Хрущева в Соединенные Штаты Америки, в нашей газете появилась небольшая заметка Льва Кассиля, только что вернувшегося из США. Автор писал, что на одном из приемов видный общественный деятель США спросил: как бы советские люди отнеслись к тому, если бы вместе с президентом Эйзенхауэром во время его предстоящего визита в Москву приехал, например, Эрнест Хемингуэй? Мы заверили нашего собеседника, писал Кассиль, что Хемингуэй «будет встречен с огромным сердечным интересом и общим одобрением».Некоторые недобросовестные иностранные журналисты это желание нашей литературной общественности встретиться с Эрнестом Хемингуэем использовали как повод, чтобы посеять неприязнь между советскими писателями и Хемингуэем. В американском журнале «Ньюсуик» от 21 сентября в разделе, который носит название «Делатели новостей», появилось такое сообщение: «Московская «Литературная газета» Союза советских писателей напечатала на первой полосе приглашение лауреату Нобелевской премии Эрнесту Хемингуэю сопровождать президента Эйзенхауэра в его предстоящем визите в Советский Союз… Но Хемингуэй, который находится сейчас в испанском городе Мурсия вместе со своим любимцем матадором Антонио Ордоньесом, сказал, что он никогда не променяет быков на борщ».

    Анонимный корреспондент сознательно извратил ответ Хемингуэя. Мы убедились в этом, получив на днях письмо писателя».[]

  6. Проект письма Э. Хемингуэю публикуется.[]
  7. Далее зачеркнуты слова: «Мы с удовольствием готовы взять на себя все заботы и расходы по организации этой поездки».[]
  8. Э. Хемингуэй сказал, что он «не собирается поехать в Советский Союз в ближайшее время, чтобы получить причитающийся ему гонорар от издания там его произведений» (ЦХСД, ф. 11, оп. 1, д. 634, л. 132).[]
  9. Документ на бланке Комиссии ЦК КПСС по вопросам идеологии, культуры и международных партийных связей.[]
  10. Г. В. Шумейко и Н. В. Мостовец – заведующие секторами Международного отдела ЦК КПСС.[]

Цитировать

От редакции Документы свидетельствуют…. Публикация Т. Домрачевой, Т. Дубинской-Джалиловой, Л. Пушкаревой, М. Дьячковой, Е. Ореховой / От редакции // Вопросы литературы. - 1993 - №2. - C. 227-274
Копировать