Не пропустите новый номер Подписаться
№7, 1990/Исследования и критика

Что случилось со вторым томом «Мертвых душ»?

Вопрос о втором томе «Мертвых Душ», без сомнения, является

самым трудным и наименее разъясненным в литературе о

Гоголе.

Владимир Шенрок

Убежден, что Гоголь никогда не жег «Мертвых душ».

Иван Бунин

История русской литературы полна драматическими событиями, которые со временем обрастают всевозможными легендами. Возьмем для примера встречу А. С. Пушкина с императором Николаем I в начале сентября 1826 года. О том, что говорилось между ними, существует по крайней мере целый десяток преданий. Если бы все это соответствовало действительности, встреча должна была бы длиться часа два, а не всего несколько минут, как это было на самом деле.

Наверное, историкам русской литературы хотелось бы иногда обладать «машиной времени», с помощью которой можно возвратиться ко времени и месту событий и стать их очевидцами. Интересной остановкой для такой машины был бы, несомненно, дом А. И. Талызина на Никитском бульваре, где Гоголь в ночь с 11 на 12 февраля 1852 года сжег, по преданию, второй том «Мертвых душ».

Чем больше вникаешь в биографию Гоголя, тем труднее принять это предание. Во всяком случае, не обязательно считать, что это «сожжение»имело место. И даже если Гоголь по ошибке сжег беловик рукописи, то поиски черновика се все еще могут увенчаться успехом.

Предлагаемые нами положения находятся в противоречии с бытующей в литературе о писателе концепцией, сводящейся главным образом к следующему: в конце жизни, работая над продолжением «Мертвых душ». Гоголь, по аналогии с дантовской «Божественной комедией», пытался возродить описанных им в первом томе отрицательных персонажей; однако сатирик по призванию и наклонности, он не выдержал бремени взятой на себя задачи и, сознавая свое бессилие, в состоянии, близком к сумасшествию, сжег незаконченную рукопись в печке.

Хотя к интересующей нас проблеме следует подходить с величайшей осторожностью, но эта концепция все-таки представляется не очень убедительной.

Необходимо напомнить, что тут мы имеем дело не с эстетической, а с исторической проблемой, в решении которой необходимо соблюдать высшую меру объективности. Ссылаясь на знаменитого историка Леопольда фон Ранке, мы можем определить нашу задачу так: показать, как действительно происходили события, подробно разбирая качество существующих свидетельств и личные мотивы действующих лиц. При этом необходимо относиться критически ко всем имеющимся в нашем распоряжении источникам, в противном же случае мы невольно будем продолжать оставаться в плену легенд и преданий## Об интересующей нас теме появилась целая литература. Вот перечень самых главных работ последних лет: Е. Смирнова-Чикина. Легенда о Гоголе (К истории II тома «Мертвых душ»). – «Октябрь», 1959, N 4; Ю. Манн. Пафос упрощения. – «Новый мир», 1959, N 8; А. Белышева, Тайна смерти Гоголя. – «Нева». 1967 N 3; Василий Осокин, Сожженная рукопись. – «Куранты. Историко-краеведческий альманах», М., 1983; Владимир Воропаев, Судьба рукописи: Новые известия о втором томе «Мертвых душ». – «Литературная учеба». 1984, N 3; В.

Цитировать

Хьетсо, Г. Что случилось со вторым томом «Мертвых душ»? / Г. Хьетсо // Вопросы литературы. - 1990 - №7. - C. 128-139
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке