Не пропустите новый номер Подписаться
№1, 2020/Теория и проблематика

Борис Шлёцер: парадокс переводчика

DOI: 10.31425/0042-8795-2020-1-220-230

Борис Федорович Шлёцер (1881–1969) известен своей многогранной деятельностью: он был музыковедом, философом и переводчиком русской классики на французский язык, он потомок одного из первых русских историков — Августа фон Шлёцера. Благодаря своей переводческой деятельности он открыл для французского читателя множество крупных русских писателей, таких как Толстой, Достоевский и Лесков, однако своим особым достижением Шлёцер считал переводы работ Льва Шестова. Письма, хранящиеся в архивном фонде библио­теки Луи Нотари в Монако, наглядно показывают, насколько Шлёцера ценили французские читатели, писатели и сам Шестов. Часть переписки Шлёцера с Шестовым была в 2011 году опубликована Ольгой Михайловной Табачниковой и Рамоной Фотиад в издательстве YMCA-Press в «Cahiers Léon Chestov» («Тетради о Льве Шестове»).

Именно переводы Шестова побудили Якова Шифрина — во Франции известного под именем Жак Шифрин — запустить, вместе со Шлёцером, книжную серию «Плеяда». Со временем «Плеяда», имевшая своей целью перевод классики (первоначально главным образом русской), благодаря продуманной издательской политике и переводческой стратегии стала знаменитой и престижной. Она приобрела почти академический статус, подобно серии «Литературные памятники».

Нередко можно услышать, что специалисты считают Шлёцера лучшим переводчиком русских классиков. Доказательством служит и тот факт, что издательство «Gallimard» по-прежнему печатает его переводы в серии «Плеяда». Но есть и другое мнение, согласно которому переводы Шлёцера слишком «классические» и в этом смысле требуют обновления и замены. Такова позиция Андре Марковича (André Markowicz) относительно Достоевского в переводе Шлёцера. Однако никто не подвергает сомнению, что Шлёцер сделал более, чем кто-либо другой, для знакомства французского читателя с русской классикой.

К переводу произведений Льва Толстого Шлёцер обратился в конце жизни: роман «Война и мир» стал завершением его карьеры, и до сих пор этот перевод, несмотря на появление новых, не утрачивает своего значения. Шлёцер готовился к этому труду столь долго, что результаты работы он изложил в развернутом предисловии — «На полях перевода» («En marge d’une traduction»). Данная статья представляет собой комментарий к этому предисловию.

«На полях перевода»: предисловие Б. Шлёцера к переводу «Войны и мира»

На предисловие Шлёцера важно взглянуть с точки зрения истории литературы и в контексте его переводческой деятельности. Во-первых, в истории перевода существует традиция: принципы переводческого подхода излагаются в предисловии. Эта традиция встречается в разных языках и культурах со времен Средневековья, когда Европа стала снова обращаться к текстам греческой и латинской античности и переводить их. В предисловиях переводчики излагали свои принципы и высказывались о трудностях, которые им приходилось преодолевать. Иногда переводчики представляли эти наблюдения в отдельных книгах, так поступали во Франции первые теоретики перевода, например Жак Амио, Этьен Доле и Клод-Гаспар де Мезириак. Публикуя свой перевод «Войны и мира», Шлёцер продолжает традицию «объяснительного перевода».

Перевод вышел в 1960 году, тогда Борис Федорович Шлёцер был известен во Франции как переводчик с большим стажем: с 1921 года он играл активную роль в культурной жизни Франции. Свою переводческую деятельность он вел в области не только литературы, но еще и философии, поскольку был другом Льва Исааковича Шестова и его главным переводчиком на французский язык. Шлёцер для Шестова являлся своего рода посредником, потому что именно Шлёцер познакомил французскую интеллигенцию и публику с его творчеством. Только два произведения Шестова переведены на французский не Шлёцером: это «Сыновья и пасынки времени (Исторический жребий Спинозы)», переведенные М. Экземплярским в 1923 году, и «Шекспир и его критик Брандес», переведенный Эммой Гийе  и вышедший в 2017 году в созданной Рамоной Фотиад серии «Шум времени» [Guillet 2017].

Известно, что перевод Шлёцера «Войны и мира» вышел в 1960 году, но неизвестно, сколько времени он работал над ним. Зато госпожа Катрин Фотиади, работавшая помощницей у Шлёцера с 1961 года до его смерти в 1969-м, рассказала нам  [Биссон 2018], что перевод «Войны и мира» был начат племянницей Шлёцера Мариной Скрябиной, а, работая над романом Толстого, Шлёцер сильно испортил зрение. Он прожил еще десять лет, но переводить перестал.

Как указывает Гун-Бритт Колер в своей диссертации, первые переводы Шлёцер сделал до отъезда из России, это были переводы с французского языка на русский [Gun-Britt 2003]. По приезде во Францию в 1921 году он начал переводить на французский художественные произведения русской классики, прежде всего, по материальным соображениям — ему нужно было зарабатывать на жизнь. В 1920–1930-х годах Борис Федорович Шлёцер перевел многие произведения Достоевского и Лескова и несколько произведений Чехова и Замятина. Параллельно он переводил Шестова и всячески старался раскрыть его творчество для французских читателей.

Таким образом, роман «Война и мир» завершает долгую карьеру Шлёцера-переводчика. Перевод «Войны и мира» и создание предисловия соответствуют периоду, когда у Шлёцера уже имелся разносторонний опыт художественного перевода, так как он работал над различными стилями, изучал их влияние на те или иные группы читателей.

В 1981 году в честь столетия со дня рождения Шлёцера был издан сборник «Борис Шлёцер. На все времена» («Boris de Schloezer. Сahiers pour un temps»). Сборник состоял из разных статей и выступлений, прозвучавших в рамках конференции, организованной в память о Шлёцере, в него также вошел и текст предисловия к переводу «Войны и мира», довольно объемный, больше половины авторского листа. Выбранное Шлёцером название «На полях перевода» показывает наглядно, что оно является результатом размышлений переводчика романа Толстого, в отличие от другого предисловия Зои Ольденбург, включенного при переиздании перевода в 1972 году и представляющего собой анализ «Войны и мира» независимо от вопроса перевода. Предисловие Шлёцера состоит из четырех частей. В первой и второй частях появляется слово «парадокс», именно о нем пойдет речь в данной статье.

Парадокс переводчика: структура и выявленные Шлёцером проблемы

В предисловии Шлёцера можно различить четыре парадокса.

Первый: вопрос о невозможности перевода. Шлёцер начинает предисловие с этой проблемы.

Второй: восприятие оригинального текста и автора.

Третий: вопрос о том, какая связь устанавливается между переводчиком и автором, и какие слова употребляет Шлёцер для выражения этой связи.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №1, 2020

Литература

Биссон Б. Интервью с Катрин Фотиади, 5 апреля 2018. Из личного архива автора статьи.
Boris de Schloezer. Cahiers pour un temps / Ed. by Y. Bonnefoy et al. Paris: Pandora Editions, 1981.
Guillet E. Shakespeare et son critique Brandès. Paris: Le bruit du temps, 2017.
Gun-Britt K. Boris de Schloezer (1881–1969). Wege aus der russichen Emigration. Köln: Böhlau Verlag, 2003.

Цитировать

Биссон, Б. Борис Шлёцер: парадокс переводчика / Б. Биссон // Вопросы литературы. - 2020 - №1. - C. 220-231
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке