№2, 2006/Книжный разворот

Барбара Оляшек. Русский позитивизм. Идеи в зеркале литературы

Содержание работы польского слависта представляется куда большим, нежели читается в названии, и это делает книгу заметной среди многочисленных сочинений последних лет, ибо речь идет о вековечных проблемах России, по сей день не решенных.

Об известных явлениях русского умственного обихода второй половины XIX века рассказано так, что за ними обнаруживается действительность, выходящая за пределы истории позитивизма. Автор – историк идей, но идеи рассмотрены в зеркале литературы, т.е. Оляшек берет на себя обязанности литературного критика. Тут-то и возникает «другая действительность» – «вечная Россия».

Б. Оляшек отдает себе отчет в том, что она выступает в двух лицах: «Для выработки представления о русском позитивизме в целом необходимо учесть два типа дискурсов: философско-публицистический и художественный» (с. 5; курсив в цитатах мой. – В. М.). Кроме того, «основные категории европейского позитивизма <…> насаждались на ствол традиционной русской культуры и видоизменялись соответственно традициям этой культуры» (с. 287). Поэтому вопрос о позитивизме превращается в вопрос о «русском позитивизме», о России, продолжаю я, ее отличиях от Запада.

Любое соображение, откуда бы ни пришло, из образа мысли становится у нас образом жизни. В этом одна из причин, почему так долго в России не существовало философии как самостоятельного занятия и почему художественная литература, согласно исследованию Б. Оляшек, дает более полное представление о философских проблемах. В литературе всегда было больше жизни, чем в самой жизни; в книге находили то, в чем из века в век жизнь отказывала. Поэтому-то В. Розанов, сопоставляя русскую литературу с западноевропейскими, заметил, что в каждой истории литература есть явление, а не суть. У нас же она стала сутью, и потому жизнь хотели устроить по образцу книги: после романа Н. Чернышевского «Что делать?» едва ли не по всей России начали возникать «мастерские Веры Павловны», впрочем быстро сошедшие на нет. Здесь сыграли свою роль и позитивистские представления о творческом труде – источнике независимой жизни человека. Была у позитивизма и другая сторона, объясняющая, считает Б. Оляшек, его недолговечность в русской мысли. «Позитивисты стремились объяснить человеческий мир, прибегая к аналогиям с миром природы, но в вопросах освещения тайн человеческой души обнаруживалась несостоятельность их метода» (с. 45).

Автор подчеркивает: самыми убежденными критиками позитивизма были русские писатели. Наиболее ярко это проявилось в литературной полемике Ф. Достоевского с Н. Чернышевским и его романом «Что делать?». «Принцип пользы – основа этической системы позитивистов – стал отличительным признаком поведенческого кодекса «новых людей» Николая Чернышевского и «реалистов» Дмитрия Писарева. Кодекс был ориентирован на реальную жизнь, полностью игнорируя вечные истины» (с. 52).

Этому-то и возражали персонажи Достоевского. «Вот вы, например, человека от старых привычек хотите отучить и волю его исправить, сообразно с требованиями науки и здравого смысла.

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №2, 2006

Цитировать

Мильдон, В.И. Барбара Оляшек. Русский позитивизм. Идеи в зеркале литературы / В.И. Мильдон // Вопросы литературы. - 2006 - №2. - C. 366-369
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке