№10, 1984/Жизнь. Искусство. Критика

Афганистан: поэзия побеждающей революции

Бережно храню в своем письменном столе один документ, написанный арабским шрифтом, скрепленный красной внушительной печатью. Это приглашение моих афганских друзей принять участие в работе Первого Учредительного съезда писателей Демократической Республики Афганистан. Было это 4 октября 1980 года, по афганскому календарю – 4 марта 1359 года. Группе советских литераторов – Ю. Верченко, В. Карпову, Ш. Ниязи, В. Феоновой и автору этих строк – посчастливилось стать свидетелями событий радостных и незабываемых. Впервые в многовековой истории афганской литературы создавался союз мастеров художественного слова.

В сентябре 1980 года состоялись учредительные съезды Союза журналистов и Союза работников искусства, а вслед за ними – Учредительный форум писателей Афганистана. И это в тревожное время, когда республика отбивала атаки внутренней контрреволюции и мирового империализма во главе с США, развязавшими на земле афганской необъявленную войну.

Просторный зал одного из кабульских лицеев заполнили пятьсот делегатов от всех провинций, посланцы многонациональной литературы народностей и племен, населяющих страну.

До революции попытки литераторов Афганистана организовать собственный союз оставались бесплодными из-за противодействия королевского режима. Даже когда прогрессивной общественности удалось создать литературные общества в Герате и Кабуле, королевское правительство сделало все возможное, чтобы поскорее прекратить их деятельность. И вот мечты передовых писателей осуществились. Это стало возможным только благодаря победе Апрельской революции в 1978 году, совершенной армией и народом под руководством Народно-демократической партии Афганистана.

В столице республики собрались опытные мастера и начинающие литераторы. Почтенные аксакалы в праздничных, соответственно торжественному случаю, шелковых халатах, по обычаю накинутых на плечи. Головы седобородых украшает белая чалма или сдвинутая набекрень каракулевая папаха. Молодые делегаты в основном одеты по-военному. Многие из них только на рассвете оставили фронтовые окопы и боевые посты по охране своих предприятий, мостов, школ и больниц.

От имени Революционного Совета Республики, ЦК НДПА и подготовительного комитета съезд открыл писатель Хабиб Мангал. Он зачитал приветствие руководителя партии и страны тов. Бабрака Кармаля, в котором, в частности, говорилось, что Народно-демократическая партия и весь афганский народ выражают твердую уверенность, что писатели своим высоким идейно-художественным творчеством помогут партии и народу в строительстве демократической жизни в новом Афганистане. В приветствии было подчеркнуто, что в своей борьбе афганский народ не одинок, рядом с ним великий северный сосед – Советский Союз, все страны социалистического содружества, все прогрессивные силы мира.

Открывая съезд, тов. Х. Мангал еще раз обратил внимание собравшихся на то, что революция дает возможность всем народностям и племенам развивать свои литературы, письменность, культуру. В настоящее время тов. Х. Мангал является Чрезвычайным и Полномочным Послом ДРА в СССР.

На съезде выступил глава делегации советских писателей Ю. Верченко. От имени СП СССР писателям ДРА был вручен подарок – портрет В. И. Ленина.

Враждебная пресса некоторых зарубежных стран задолго до открытия съезда писала, что попытки создать творческий писательский Союз в ДРА неминуемо кончатся провалом. Но их прогнозам не суждено было сбыться. Съезд писателей от имени всех литераторов страны на весь мир заявил о своей верности знамени Апрельской революции, делу НДПА и народов в защите родного отечества от империалистической агрессии и внутренней контрреволюции. Определил как главную цель создаваемого Союза – объединение литераторов всех народностей и племен Афганистана, создание условий для развития их творческих дарований, способных оказать влияние на рост культурного, общественного и политического сознания народа во имя высоких идеалов революции и построения нового общества.

…Прошло уже четыре года после Первого Учредительного съезда писателей Афганистана. Срок небольшой, но за это время литература, и особенно поэзия, сделала серьезный шаг вперед. Апрельская революция дала литературе новый дух и новое содержание. Многие поэты пересмотрели свои взгляды на социальную роль поэзии. Все, что принесла с собой революция, все, что происходит в стране ныне, стало предметом пристального внимания писателей. Современная поэзия продолжает и развивает лучшие традиции классической литературы. У нее крепкие, живительные корни, идущие из глубины веков. Поэты-певцы издавна были известны в народе. Наиболее талантливых из них верующие величали детьми Аллаха на земле. Люди труда хорошо отличали настоящую поэзию от фальшивой и льстивой музы, вдохновлявшей придворных поэтов, которыми себя окружали эмиры и шахи. Язык народной афганской поэзии всегда был прост, понятен любому неграмотному человеку. В этой поэзии жила любовь к родине, красота афганского пейзажа, она несла в себе глубокую философию, протест против бесправия и насилия.

Поэзия Афганистана издавна была демократичной. Читатели и поныне высоко ценят яркие патриотические черты в творчестве таких представителей классической поэзии XVII-XVIII веков, какими были Хушхаль-хан Хаттак (1613 – 1691), Абдуррахман (1632- 1708), Абдулхамид (1660 – 1732) и основатель афганского государства Ахмад-шах Дурани (1721 – 1773). Им близки и понятны гражданственные и антиколониальные мотивы в поэзии выдающихся мастеров литературы начала XX века Махмуда Тарзи (1867 – 1935), Гулама Мухиддина Афгана (1891 – 1921), Салиха Мухаммада (1888 – 1961), Абдулали Мустагни (1876 – 1934) и др. К миру и труду зовут своих соотечественников стихи известного поэта старшего поколения Гульпача Ульфата (1909 – 1977):

Всем угнетенным я готов помочь –

Такое уж призванье у меня!

Но тем, что позабыли божий страх,

Тиранам, – нет пощады у меня.

(Перевод С. Болотина.)

Так писал Ульфат в стихотворении «Что я имею». Свободолюбивые и патриотические традиции афганской литературы, сложившиеся на протяжении веков, находят свое продолжение и развитие в современной революционной поэзии. В центре ее внимания человек нового общества, человек самоотверженного труда и ратных подвигов. Взятый из гущи революционных событий, он становится главным героем современной афганской литературы. Жажда знаний, благородство в поступках, верность в любви и дружбе – все это находит воплощение в творчестве поэтов, пишущих на разных языках. Апрельская революция помогла поэтам увидеть и понять красоту души простого человека, осознать смысл социальных преобразований, определить свое место в строю, свою ответственность перед народом. Тот, кто связал собственную судьбу с судьбой народа, держит сегодня в одной руке перо, а в другой автомат. Вместе с высоким поэтическим словом он отдает революционной борьбе горячее сердце. Без преувеличения можно сказать, что каждый афганец в душе считает себя поэтом. Действительно, язык у афганцев образный, в речи слышится музыкальный напев. За последние годы отряд прогрессивных поэтов пополнился десятками юношей и девушек. Хотелось бы рассказать о творчестве тех, с кем близко знаком, с кем неоднократно приходилось встречаться во время поездок в Афганистан.

Один из этих поэтов – Сулейман Лаик. Решением Революционного Совета известный поэт, президент Академии наук одновременно стал министром по делам национальностей и племен. Лаик пригласил меня посетить его на новом месте работы. В условленное время я был у здания министерства. Расположено оно в небольшом тенистом парке, где с утра пораньше собираются люди, чтобы встретиться с министром. Это кочевники, вожди племен, старосты кишлаков, приехавшие в Кабул издалека, дабы решить в столице трудные житейские вопросы. Кое-кто из них свои просьбы к министру желает изложить официально, в письменной форме, хотя с самого детства и ручку-то никогда не держал в руках. На помощь приходят бойкие писцы, что удобно устроились под кустами акации, положив на колени дощечку с бумагой и чернильницей. За их услуги надо платить, но что поделаешь, если сам не умеешь ни писать, ни читать. Это беда не одного и не тысячи афганцев. До революции в стране 98 процентов населения было безграмотным. Сейчас все дети Афганистана бесплатно учатся в лицеях и школах, уже триста тысяч взрослых получили дипломы об окончании курсов ликбеза.

– Сделано много, но впереди еще большая работа по просвещению народных масс, – говорит нам Лаик. – И в этом важная роль принадлежит литературе. Сегодня она для народа как спасительный колодец для каравана кочевников в жаркой пустыне Регистана.

Лаик не знает отдыха, он весь в государственной работе. Он – кандидат в члены ЦК НДПА и член Революционного Совета ДРА, часто бывает в провинциях, встречается с трудящимися разных народностей и племен, страстно выступает на митингах и собраниях перед рабочими и студентами, войнами и школьниками.

– Но поэзию, которую очень люблю, не забываю, – рассказывает Лаик. – Поэзия – часть моей политической жизни. Каждую ночь записываю в тетрадь несколько строк, из которых потом рождается целое стихотворение.

Сулейман Лаик родился в 1931 году в семье муллы, Начинал обучение в медресе, но был исключён из последнего класса как бунтарь и безбожник. Исключили молодого Лайка и из Кабульского университета за участие в студенческих беспорядках. Членом НДПА Лаик стал со дня ее основания. Он автор гимна революционной республики. В период аминовского террора был узником страшной тюрьмы Пули-Чархи. После освобождения из заключения в декабре 1979 года снова активно включается в политическую жизнь страны. Начало творческого пути поэта относится к 60-м годам. Его первые стихи тепло были встречены литературной общественностью и читателями. За стихотворение «Сожаление о детстве» он удостоен государственной премии. Первый сборник «Чунгар» выходит в 1962 году. В конце 70-х годов появляются сборники «Палатка кочевника», «Воспоминания и поля». А в 1981 году издается его первый сборник стихов на языке дари «Парус».

Для ранней поэзии Лайка характерны сугубо лирические мотивы, и во многих строках звучит безысходность и отчаяние. Характерно в этом плане стихотворение «Ушедшее детство»:

Чужды мне ароматы цветов,

Я не слышу в садах соловьев,

Красоты недоступен мне зов,

Я не вижу природы даров,

И, усталый, проклясть я готов

Век, людей превративший в рабов.

(Перевод Н. Разговорова.)

Участие в революционной борьбе против существовавшего строя дает возможность поэту ближе познакомиться с невыносимой жизнью простого народа. В его творчестве все чаще появляются обличительные строки:

Свобода есть, да только не для всех –

Для избранных, для горстки, для немногих,

И если счастье есть в моей стране,

То во дворцах – не в хижинах убогих.

(Перевод А. Шараповой.)

Это слова из стихотворения «О люди, люди!». Особый гнев вызывает у автора тяжелая участь афганской женщины. С ранней юности и до самой смерти закрыто чадрой ее лицо от всего мира. С восхода до заката солнца не разгибается женская спина в поле и за дувалом» собственного дома. Из-за этого к ней приходит преждевременная старость. Вот как рисует поэт образ т-кой женщины в стихотворении «Палатка кочевника»:

Цитировать

Селихов, К. Афганистан: поэзия побеждающей революции / К. Селихов // Вопросы литературы. - 1984 - №10. - C. 56-70
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке