№6, 1966/Советское наследие

Закреплять достижения

Я хотел бы поддержать некоторые мысли, высказанные Б. Сучковым. Действительно, в разработке проблем социалистического реализма у нас имеются пробелы. Здесь многое нуждается в пересмотре. Метод социалистического реализма, конечно, есть результат усилий всей советской литературы. Но здесь не должно быть никакой уравниловки. Помня о методе, нельзя забывать о таланте, о мастерстве. А мы нередко забываем об этом. Возьмем, к примеру, литературу критического реализма. Там ведь тоже не все одинаково писали. Григорович, несомненно, писал хуже Тургенева, хотя оба они – критические реалисты. И никому не приходило в голову относить слабости Григоровича за счет его «отступления» от метода критического реализма. А у нас как бывает? Печать признает ту или иную вещь того или иного современного писателя неудачной, и об этом нередко пишут так: отступил-де от метода социалистического реализма… А может быть, не отступил? Или, может, ему и отступать было не от чего?!

Я хочу сказать, что необходимо восстановить в правах критерии таланта, мастерства, глубины понимания реальных жизненных отношений. На мой взгляд, наше литературоведение много сделало для разработки и применения этих критериев.

Не за горами Четвертый всесоюзный съезд писателей. Надо надеяться, что на съезде будет идти речь и о нашем литературоведении. У него есть значительные достижения. Теперь каждый исследователь старается писать по-своему. Это прежде всего значит, что каждый стремится высказать свою точку зрения. Свою точку зрения можно высказать только своими словами, и потому литературоведы сейчас стали, в общем, писать лучше – и молодые и старые. Сегодня становится особенно ясно, что талант и мастерство критику не менее нужны, чем писателю. И очень приятно, что за последние годы появилось много новых интересных имен.

Довольно долго владыкой среди литературоведческих жанров был жанр монографий типа «Жизнь и творчество имярек». Теперь дело обстоит иначе. Наше литературоведение стало многопроблемным. И это понятно, если каждый из нас хочет высказать свою точку зрения. А многопроблемное литературоведение не может не быть многожанровым.

В результате мы можем сказать, что литературоведение – это род литературы, а литературовед – писатель, настоящий писатель. Правда, это, думаю, не значит, что мы отныне можем рассчитывать на такое же внимание самих писателей к нашим работам, какое мы проявляем к их книгам. У нас все-таки в каком» то смысле разные профессии.

Но, в общем, положение меняется. Во всяком случае, книги таких, например, литературоведов, как М. Бахтин, Н. Берковский, А. Чичерин, В. Днепров, ныне хорошо известны и в писательской, а не только в литературоведческой среде, потому что в этих книгах большие, интересные и оригинальные мысли. А кроме того, они написаны «по-писательски» и сами по себе являются литературными произведениями.

Но, конечно, как бы хорошо ни была написана литературоведческая книга, ее читают не ради ее самой. Тут не надо питать никаких иллюзий. Литературоведение, как видно из самого этого слова, есть наука о литературе. И тем лучше литературоведение, чем лучше выполняет оно свое прямое назначение.

Литературоведение – историческая наука. От литературоведа требуется, чтобы, оставаясь писателем, он одновременно был историком и социологом. Литературовед вскрывает связь между различными литературными эпохами, показывает взаимодействие различных направлений, и все это нередко в масштабах всей мировой литературы. Такая наука может много дать и для понимания современной литературы. От писателя нашего времени требуется, чтобы он писал именно о нашем времени. Действительно, так ему и положено. Так всегда было. Но литература только тогда настоящая, большая литература, когда она, изображая свое время, дает свою эпоху в движении, как этап на пути большой, всечеловеческой истории. Это она может делать, лишь вступая во взаимодействие со всем предшествующим литературным развитием, то есть в самом своем действии становясь историей литературы. И если писатель – истинный художник, мы не можем не чувствовать в нем представителя всего литературного развития.

Потому я уверен, что без литературоведения как науки исторической нам не разобраться в расстановке современных литературных сил.

Я считаю, например, чрезвычайно современной работой трехтомную «Теорию литературы», выпущенную ИМЛИ. Это у нас первая теоретическая попытка такого рода, попытка с марксистско-ленинской точки зрения взглянуть на всемирный историко-литературный процесс. Многое здесь по-настоящему удалось. Важно, что ряд блестящих глав написан молодыми учеными, для которых этот труд явился входом в большую науку, – В. Кожиновым, П. Палиевским, С.

Цитировать

Бурсов, Б. Закреплять достижения / Б. Бурсов // Вопросы литературы. - 1966 - №6. - C. 32-35
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке