№6, 2003/Публикации. Воспоминания. Сообщения

«Все чистейшее мошенничество и наглость». Неизвестные письма Сухово-Кобылина

Неизвестные письма А. В. Сухово-Кобылина

к министру двора графу И. И. Воронцову-Дашкову

и императору Александру III

 

В Российском государственном историческом архиве нами найдено неизвестное прошение А. В. Сухово-Кобылина к императору Александру III.

«Всемилостивейший Государь.

В Июле месяце 1855 года была мною представлена в Дирекцию ИМПЕРАТОРСКИХ театров моя пиэсса «Свадьба Кречинского» вместе с собственноручным моим заявлением, что я отдаю ее на поспектакльную плату, причем было выражено, по вопросу для меня постороннему, мое согласие на постановку ее в бенефис актера Шумского. С тех пор я, проживая постоянно в моих имениях, не имел сношений с Дирекцией и никаких изменений супротив этого моего заявления не делал. Пиэсса имела успех неожиданный. Первые двадцать представлений прошли полным сбором. 32 года держится она на русской сцене; 272 раза играна на сцене Императорских театров и принесла Дирекции 200 тыс. р. Тысячи раз игралась она и теперь играется во всех концах России, и потому «Свадьба Кречинского» стала народным достоянием.

Довольно времени спустя после дебюта моей пиэссы касса ИМПЕРАТОРСКИХ театров отказала мне в выдаче поспектакльных денег, – вследствие чего я обратился к Директору с требованием оказать мне мое вышеупомянутое заявление. Заявления не нашлось. Оно бесследно пропало и поднесь не отыскано. Раздраженный моими настояниями Директор выразил, свой отказ в выражениях, вызвавших между сторонами прискорбное столкновение, после которого я был принужден прекратить всякие сношения с Дирекцией и ждать момента, когда иные личности станут в голове Управления.

В 1881 году обратился я к Господину Министру Двора с тою же просьбою, а 22- го Февраля 1884 года ходатайство мое было отклонено, причем было указано, что решение основано на документальных данных.

Однако сущность дела в том и состоит, что у Дирекции этих документальных данных нет. У нее нет моего собственноручного заявления, без которого моя пиэсса не могла поступить в Дирекцию, – и у нее нет документа в том, что Шумский лично приобрел у меня мою пиэссу для своего бенефиса. Дирекция имеет в своих руках только один документ: это доклад Московской конторы от 31-го Августа 1855 года за N 1545, в котором прямо сказано, что пиэсса представлена автором с тем, чтобы она была принята на поспектакльную плату. Документ этот, исходя от противной стороны, составляет по закону полное доказательство в мою пользу.

Не смотря на таковую юридическую правильность моего иска, я до сей минуты не решался утруждать ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО просьбою о моем частном интересе, предпочитая бороться, не смотря на мои 70 лет, собственными силами с тяжким экономическим положением, постигшим землевладение.

Но судьба готовила мне новый удар.

27-го Августа сего 1887 года в моем присутствии сгорел почти весь урожай моего имения; он был не застрахован – и событие это поставило мои имения, заложенные в банках, на край погибели. Эта материальная крайность ныне вынудила меня всеподданнейше просить ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО восстановить мое авторское право на мою пиэссу, которое я никому и никогда не переуступал.

Всемилостивейший Государь! Еще недавно Вам благоугодно было со свойственной Вам щедростию наградить моего товарища по искусству А. Островского дарованием ему пожизненной пенсии. Я проникнут чувством глубочайшей признательности за таковое Высочайшее внимание к сценической литературе; но совместно с этим я имею и несомненное право надеяться, что если Островский получил таковой дар от щедрот Ваших, то тем паче могу я ожидать от правосудия Вашего Императорского Величества восстановления моей авторской собственности – которая есть священнейшая из всех собственностей, потому что моя пиэсса есть создание моего духа и духовная часть меня самого.

Вашего Императорского Величества

верноподданный

15 Декабря 1887 г. Александр Васильев Сухово-Кобылин,

отставной Титулярный Советник.

Оправдательные документы представлены в Комиссию Прошений. Жительство имею:

временное: в Петербурге, Европейская гостиница.

постоянное: Тульской губернии, Чернского уезда, в имении сельцо Кобылино» 1.

Это писарская копия, подпись – собственноручная Сухово-Кобылина. Черновой автограф этого письма обнаружен в Рукописном отделе Института русской литературы (Пушкинского Дома) 2.

В черновом варианте есть некоторые дополнительные штрихи о конфликте драматурга с директором Императорских театров А. М. Гедеоновым, о хозяйственных бедах Сухово-Кобылина. Резче звучит в черновике требование «восстановления моего Авторского [Права] [простым] прямым Насилием попранного, Права – [на пиэссу «Свад[ьба Кречинского]» [принесшую] [ которая принесла Дирекции большие сборы и Сла[в]у и получившую большую известность, чем лучшие из пиэсс Островского]» 3.

 

* * *

Гонорарная, а точнее, безгонорарная, история одной из самых знаменитых русских пьес XIX века (в Александринском театре, по свидетельству кропотливого летописца этого театра, за 25 лет «Свадьбу Кречинского» давали 100 раз, «т. е. более, чем лучшие произведения Островского и немного менее, чем «Горе от ума» (105 пред.)» 4) началась еще до ее театральной истории.

В ту пору пьесы, игравшиеся в бенефис, считались на основании пар.19 Высочайше утвержденного 13 ноября 1827 года положения собственностью Дирекции императорских театров и никаких денег авторам не платили. Островский, «мой товарищ по искусству», как его называет Сухово- Кобылин, также, по сути, обворованный театральной администрацией, не получил ни копейки за пьесы «Не в свои сани не садись», «Семейная картина», «Утро молодого человека», «В чужом пиру похмелье», «Свои собаки грызутся» 5.

Однако Сухово-Кобылин, высоко ценивший свой труд и в хозяйственной сфере, и в интеллектуальной, отнюдь не собирался дарить «Кречинского» Дирекции императорских театров. Передавая комедию актеру С. В. Шумскому, драматург вручил ему письмо, где ясно было сказано, что пьеса представляется «на поспектакельную плату» 6.

В автобиографической записи «1895 год. 40-летие СВАДЬБЫ КРЕЧИНСКОГО», адресованной своему плямяннику графу Е. А. Салиасу де Турнемиру, Сухово-Кобылин подробнее расскажет о своем «прискорбном столкновении» с директором императорских театров А. М. Гедеоновым: сановным самодуром, охочим до хорошеньких актрис, сатирическим персонажем «Колокола». По словам писателя, «Дирекция, опираясь на свое Распоряжение дать пьесу в бенефис Шумского, удержала все поспектакельные Деньги. Надо полагать, что Документы были Директором Гедеоновым уничтожены, а его Постановление в Петербурге от 2 сентября 1855 года, т. е. на третий день Подачи пьесы в Москве в Контору Театров, прямо невозможно и составлено задним числом. Все чистейшее Мошенничество и Наглость были таковы, что он, Гедеонов, мне же в глаза сказал, что графу Адлербергу все налгал, за что был взят за ворот и тут же под кулаком у Носа просил извинения» 7. В. Ф. Адлерберг – в то время министр императорского двора и уделов.

Всю картину едва не дошедшего до рукопашной «прискорбного столкновения» Сухово-Кобылина с главой императорских театров записал со слов драматурга его друг Николай Васильевич Минин: «После успеха в Москве своей драмы «Свадьбы Кречинского», давшею 22 полных сбора, автор пожелал воспользоваться, на ряду с другими авторами, поспектакльною платою, но он встретил в Москве везде отказ – ссыла[ясь]лись, что об этом не было распоряжения из

Петербурга. Александр Васильевич решился ехать в Петербург, для разъяснения этого вопроса, к Директору Театров Гедеонову.

Гедеонов в молодости служил в артиллерии и случайно был в одной [батарее] бригаде с отцом А. В. Гедеонов принял А. В. очень сухо. Таким начальническ<им> тоном как «Что вам надо!» по привычке обращаться с подчиненными, да еще с актерами, которым он всем без изъятия говорил «ты» (Давно минувшие времена…)

Тогда А. В. изложил свои требования. «Вы уступили свою пьесу Дирекции даром – потому что по правилам все новые пьесы, идущие в бенефис какому- либо актеру, остаются собственностью Дирекции!» Это поразило А. В, как громом – он попробовал протестовать. Тогда Гедеонов прибавил: «Да впрочем, что тут рассуждать, вы дали подписку, что отдаете пьесу Дирекции». – «Нет, никакой подписки не давал!» – «Что вы врете». При этих словах А. В. вспылил и кинулся на Гедеонова. Гедеонов вскочил со стула и побежал кругом своего письменного стола и скороговоркой [при] выкриковывая: «Что вы, что вы, я-я служил вместе с вашим отцом в одной [батарее] бригаде!» – «Это его спасло», говорил мне Алекс. Васильевич, «я пришел в себя и быстро вышел из его кабинета, но вопрос о гонораре погиб для меня безвозвратно!»» 8

 

* * *

Когда в 1881 году министром императорского двора и уделов был назначен граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков («Граф Воронцов стоял совершенно вне интриг и всяческих соображений придворных петербургских сфер, его сильно не любивших» 9), Сухово-Кобылин решает возобновить свою борьбу за деньги «Кречинского». Тогда же начал свою службу в Министерстве двора, ведавшем и императорскими театрами, Василий Силович Кривенко (с 1889 года – правитель канцелярии министерства) – публицист, журналист, театральный критик, мемуарист, один из самых верных друзей Сухово-Кобылина в последние годы его жизни. Видимо, обращаясь в министерство, драматург надеялся и на помощь Кривенко.

В это время, во многом благодаря усилиям Островского, неустанно бившегося и за свои авторские права, и за права Сухово-Кобылина ## В записке «О положении 13 ноября 1827 года» (1881) Островский настаивал на кардинальном пересмотре этого устаревшего положения: «П. 19. Этот параграф уже отменен практикой, но все-таки принес много убытков авторам; у меня пропал даром труд над пьесой, имевшей наибольший успех – «Не в свои сани не садись», а у Сухово-Кобылина даром пошел Кречинский»(Островский. А. Н. Указ. изд.

  1. РГИА. Ф. 482. Оп. 2. Ед. хр. 41. Лл. 47 – 48 об. []
  2. РО ИРЛИ. Ф. 186. Ед. хр. 21. Лл. 1 – 2. []
  3. Там же. Л. 1об. []
  4. Вольф А. И. Хроника петербургских театров с конца 1855 до начала 1881 года. СПб., 1884. С. 11. []
  5. См.: Островский А. Н. Полн. собр. соч. Т. XII. М., 1952. С. 327. []
  6. Сухово-Кобылин А. В. 1895 год. 40-летие СВАДЬБЫ КРЕЧИНСКОГО // Сухово-Кобылин А. В. Картины прошедшего. Л., 1989. С. 237. []
  7. Там же. []
  8. РО ИРЛИ. Ф. 186. Ед. хр. 1. Лл. 46 – 47. []
  9. «Светлый взор его умел проникать в сердца людей». Воспоминания С. Д. Шереметьева об окружении наследника престола // Источник. 1998. N 2. С. 16. []

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №6, 2003

Цитировать

Селезнев, В. «Все чистейшее мошенничество и наглость». Неизвестные письма Сухово-Кобылина / В. Селезнев // Вопросы литературы. - 2003 - №6. - C. 326-338
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке