№1, 1983/Обзоры и рецензии

Важные итоги и новые задачи

«Современный литературный процесс и литературная критика», М., «Художественная литература», 1982. 470 с.

Среди литературно-критических работ, изданных к 10-летию постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике», сборник «Современный литературный процесс и литературная критика» занимает видное место. В нем подведены некоторые итоги развития нашей критики за последнее десятилетие, убедительно показано благотворное влияние названного постановления партии на идейно-эстетический уровень критики, повышение ее роли в литературном процессе.

В сборник вошли статьи советских писателей, критиков и теоретиков литературы, опубликованные в различных журналах в период с 1972 по 1981 год. Каждый из авторов, анализируя ту или иную актуальную проблему современной советской литературы или критики, рассматривает ее в связи с общими тенденциями литературного процесса, новыми явлениями в нем, углублением критической мысли. Это определяет научную содержательность издания.

В книге два тематических раздела: «Партия и литература» и «Актуальные проблемы современного литературного процесса». В первом из них (по объему сравнительно небольшом) речь идет о коренных основах политики нашей партии в литературе и критике, о ленинских научно-философских и идейно-эстетических принципах, опираясь на которые КПСС руководит развитием советской художественной культуры, идейно направляет творческую работу советских писателей и критиков. Думается, что читатели с интересом прочтут статьи А. Иезуитова «Всегда вместе с партией», П. Федосеева «Наука. Литература. Критика», В. Щербины «Соотнесенная с жизнью», а также одну из передовых статей, опубликованную в журнале «Коммунист» («Революция, народ, история»).

Во втором разделе книги освещаются важные проблемы литературы и критики, анализируются заметные явления в современной советской литературе, прослеживаются новые тенденции в литературном процессе. В частности, в статьях М. Пархоменко, Ю. Суровцева и особенно обстоятельно в статье З. Кедриной говорится об углублении творческих взаимосвязей и взаимодействий между литературами народов СССР. А в работах М. Храпченко и Ю. Барабаша освещаются некоторые сложные вопросы связей и взаимообогащения литератур стран социалистического содружества в сочетании с анализом большой роли советской литературы в развитии мировой литературы социалистического направления.

Почти во всех статьях говорится о возросшем значении критики в борьбе за высокую идейность и художественное мастерство в литературе. Но в книге есть работы, специально посвященные проблемам современной советской критики. Это статьи Г. Маркова «Слово о критике», В. Озерова «Творческие задачи критического «цеха», А. Метченко «Пора зрелости», Ф. Кузнецова «Вечно живые заветы». Авторы этих работ поднимают важные вопросы теории и методологии нашей критики.

В небольшом обзоре нет возможности даже кратко коснуться всех работ сборника. Поэтому я вынужден высказать некоторые соображения, обращаясь лишь к работам, главным образом посвященным вопросам теории и методологии критики.

Через весь сборник проходит мысль о том, что все лучшее в нашей литературе создано на основе ленинских принципов партийности и народности и что дальнейшее утверждение и развитие этих принципов в творческой работе писателей – первейший долг нашей критики.

В книге (прежде всего в статьях А. Метченко, ф. Кузнецова, Ю. Барабаша) показана несостоятельность настойчивых попыток современной буржуазной критики и эстетики доказать, что модернизм является выражением новаторства в литературе, что якобы его сторонники и представители, а не писатели социалистического реализма, прокладывают «новые пути» в развитии литературы и совершают «открытия» в художественном творчестве. Из этого, мол, и вытекает «необходимость» использования в мировой литературе нашего времени (в том числе и в советской литературе) различных «новшеств» модернистской, антиреалистической литературы. Такого рода взгляды оцениваются в книге как антинаучные и, по сути, реакционные.

Обоснованно и веско сказано в сборнике и о неубедительности чрезмерных претензий структурализма в современной зарубежной критике на «высшую» научность и якобы «чистую объективность» в анализе и оценке литературных произведений. Не отрицая некоторых частных положительных сторон структуралистского метода в изучении литературы (в основном – отдельных элементов формы произведений), авторы сборника справедливо утверждают, что в методологическом отношении структурализм чужд марксистско-ленинскому подходу к художественному творчеству, что он тесно связан с формализмом и безыдейным истолкованием литературных произведений как замкнутых «количественных структур». Отсюда первостепенное внимание сторонников структурализма к оторванному от жизни «препарированию текста» и чуть ли не демонстративный отказ от принципов идейности и конкретно-исторического подхода в изучении литературы. Ясно, что структурализм не может претендовать на «последнее слово» в литературной науке.

В сборнике содержится немало интересных и ценных суждений об идейно-эстетической сущности партийности в литературе и критике. Так, П. Федосеев, говоря об этом принципе и своеобразии его выражения в литературе и критике, пишет: «Принцип партийности обязателен и для писателя и для литературного критика. Каждый из них проводит этот принцип в соответствующей данному жанру форме, причем критик здесь несет как бы «двойную нагрузку». Он должен сказать, как в художественном произведении проводится принцип партийности, и при этом он должен с позиций коммунистической партийности проанализировать произведение, сопоставить его с жизнью, с борьбой и трудом масс» (стр. 35).

В статье М. Храпченко характеризуются новые закономерности в развитии мировой прогрессивной литературы, связанные с усилением процесса взаимообогащения национальных литератур.

Заслуживают внимания наших критиков и теоретиков литературы наблюдения и выводы А. Метченко о социально-историческом развитии принципа народности в литературе. «Если во времена Пушкина, – говорит А. Метченко, – принцип народности служил стимулом борьбы за национальную самобытность, а в эпоху Некрасова – за освобождение народа, то в условиях победившего социализма он стал фактором сближения наций, интернационализации литературы и культуры. Получает свободное развитие национальное как народное и в то же время народное благодаря объективным закономерностям развития социалистического общества становится интернациональным» (стр. 252).

В статье этого же автора высказаны интересные соображения о новых чертах историзма в современной советской литературе (см. стр. 259 – 260) Свежие и в научном отношении плодотворные мысли о новом качестве эпического изображения жизни в современной советской литературе содержатся в статье М. Пархоменко «Эпос революционного обновления мира».

В статьях сборника освещается и такая коренная проблема литературы социалистического реализма, как правдивый, подлинно художественный показ положительного героя. «Мы считаем, – пишет Г. Марков, – что в центре внимания литературы должен быть преобразователь мира, герой, который совершал революцию, утверждал социализм, строит коммунизм» (стр. 90). В книге подняты и другие актуальные вопросы развития современной советской литературы, в том числе исследуются проблемы идейно-художественной преемственности в творческой работе писателей, анализируется значение темы труда, связь художественного творчества с НТР, роль коммунистического нравственного идеала.

Как уже было сказано, вопросы критики, ее теории и методологии, а также большой ценности наследия и славных традиций великих русских критиков-демократов заняли в книге видное место. Авторы статей стремятся осмыслить сущность, специфику и назначение критики в свете научно-эстетических идей В. И. Ленина и главных положений постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике». Исходя из этого, они высказывают резонные замечания о существенных недостатках, все еще имеющихся в нашей критике. Кстати, об этом же не случайно говорится и в постановлении ЦК КПСС «О творческих связях литературно-художественных журналов с практикой коммунистического строительства».

Например, В. Щербина убедительно говорит о некоторой узости и неточности определения критики как только «самосознания литературных направлений» (В. Кулешов). Нет, замечает автор, функция критики не ограничивается самосознанием литературы: критика «по-своему представляет выражение самосознания того, что гораздо шире рамок литературного направления». Она способствует также «формированию ответов на центральные, волнующие общество вопросы жизни» (стр. 51). Этим и определяется ее большое общественное значение, действенное влияние на умы и души читателей, на взгляды и стремления людей.

В. Щербина доказательно полемизирует с теми литераторами, которые утверждают, что критика якобы «не относится к области научного мышления», что она «является особым видом искусства» (стр. 56). Считая такой взгляд неверным, В. Щербина полагает, что тот, кто отчуждает критику от литературоведения, ошибается и – вольно или невольно – принижает познавательную роль критики, ее большие аналитические возможности. Как пишет названный автор, критика – это «составная часть литературоведения». Поэтому «любое «разъединение» критики и других сфер литературоведения несостоятельно» (стр. 59).

О том, что литературная критика «принадлежит к общей науке о литературе, является частью литературоведения, частью триады: теория литературы, история литературы, литературная критика» (стр. 321), – говорит и Ф. Кузнецов. Правда, в отличие от В. Щербины, Ф. Кузнецов считает также, что критика не только относится к науке, но и «одновременно является… видом литературы, художественной (? – В. В.) литературы, равнозначной по своему значению любому другому виду или жанру художественной словесности» (стр. 322). Словом, спор о природе критики и ее связи с наукой о литературе продолжается и в наше время.

Известно, что некоторые наши литераторы, склонные считать критику «художественным творчеством» (а не научным анализом литературы), слишком много говорят о «самовыражении» и «исповедальности» в критической работе. В связи с этим уместно напомнить верное замечание А. Иезуитова в адрес тех авторов, которые проявляют в критике «нарочитую демонстрацию… «своей» неповторимости и «своего» видения», забывая порой, что право на это «дает лишь такой личный опыт, который концентрирует в себе наиболее передовой идейный, нравственный и эстетический опыт своего времени» (стр. 25). Убедительным подтверждением этого является глубоко личностный и вместе с тем подлинно объективный подход к литературе критиков-демократов, а также таких русских критиков-марксистов, как Плеханов, Боровский, Ольминский, Луначарский. Тем более это относится к непревзойденным литературно-критическим трудам Ленина.

Хорошо, что в сборнике поставлен и один из главных и еще недостаточно изученных вопросов теории нашей критики – вопрос о методе критики. Он тесно связан с тем или иным пониманием природы критики. Известно, что ныне существует две основные точки зрения на метод критической работы. Сторонники одной из них, появившейся еще в 30-х годах, считают, что писатели и критики создают свои произведения на основе художественного метода. Такой взгляд иногда высказывается и в наше время1. Сторонники другой точки зрения (мне она кажется более убедительной) рассматривают метод критики как метод научного познания литературы. При всей тесной связи критики и литературы методы творческой работы критика и писателя существенно различны2. Метод писателя – это важнейшие идейно-эстетические принципы образного познания жизни и создания художественных произведений. Метод критика – это важнейшие социолого-эстетические принципы изучения, анализа и научной оценки художественных произведений и отраженных в них явлений жизни.

И хотя в сборнике нет статьи, специально посвященной изучению метода критики (о чем можно только сожалеть), все же краткие, но обоснованные суждения об этом некоторых авторов книги (П. Федосеева, В. Щербины) помогают правильно подойти к истолкованию научной природы метода творческой работы критика3. В этом я вижу одну из положительных сторон сборника.

Во многих статьях книги говорится о том, что социалистический реализм как творческий метод постоянно развивается, обогащается, находится в движении, что он «чрезвычайно динамичен». Но, к сожалению, эти верные суждения не всегда связаны с анализом конкретного художественного материала, не всегда опираются на творческий опыт писателей. А ведь сейчас особенно важны не декларации и общие положения о художественном методе нашей литературы, а научные выводы, основанные на глубоком изучении фактов, на анализе произведений писателей. В. Озеров, безусловно, прав, говоря о том, что «пора глубже разработать проблемы социалистического реализма на основе конкретного изучения и обобщения самой художественной практики нашей современности, умело соотносить опыт советской литературы и литератур других социалистических стран, всего мира» (стр. 203).

Дальнейшее развитие теории социалистического реализма – одна из первостепенных задач нашей критики. Об этом не случайно говорится в постановлении ЦК КПСС о критике.

Обладая немалыми научными и идейными достоинствами, рецензируемый сборник является известным итогом развития нашей критики за последние годы. В нем намечены также некоторые новые задачи, выдвинутые жизнью и современной советской литературой. В предисловии к сборнику подчеркнуто особое значение материалов XXVI съезда КПСС для дальнейшего развития художественного творчества и нашей критики.

Вместе с тем в большой и полезной работе коллектива авторов имеются и отдельные промахи. Отмечу некоторые из них.

Так, относительно известной концепции исторической открытости метода социалистического реализма в книге нет единой точки зрения. В статье З. Кедриной выражено положительное отношение к этой концепции (см. стр. 376). А в статье А. Метченко содержится существенная оговорка о том, что открытость социалистического реализма имеет свои границы. Автор пишет: «Социалистический реализм – система одновременно и открытая, и зорко охраняющая свои «берега»: такова диалектика его развития в условиях противостояния двух миров» (стр. 277).

Мне кажется, что А. Метченко прав и его замечание имеет принципиальное значение для правильного понимания вопроса об открытости социалистического реализма.

Вряд ли можно согласиться с мнением Е. Сидорова по поводу «решающего критерия» при определении зрелости реалистического показа жизни. Он пишет: «Зрелость реалистического искусства зависит от многих факторов, но, на мой взгляд, решающий критерий этой зрелости связан со старым классическим понятием – объективность» (стр. 214). И хотя критик тут же поясняет, как надо понимать категорию объективности в художественном творчестве, все же в принципе его утверждение вызывает сомнение.

А не партийность ли, народность и историзм являются в нашей критике решающими критериями оценки зрелости литературы социалистического реализма?

К недостаткам сборника относится и то, что ни в одной из его статей ничего не говорится о состоянии литературной критики в наших национальных республиках. А ведь в постановлении ЦК КПСС о критике речь идет не только о русской, но о всей нашей советской многонациональной критике.

В работе А. Метченко, содержащей немало верного и дельного в подходе к нашей литературе и критике, к сожалению, допущено ненужное преувеличение, если не сказать прямо – произвольное обвинение, высказанное в адрес Арк. Эльяшевича. Критик упрекает его в том, что он в книге «Лиризм. Экспрессия. Гротеск» (Л., 1975) хотя и «отмежевывается от модернизма, но, по существу, многое из него переносит (? – В. В.) в социалистический реализм на правах «стилевых течений» (стр. 273).

Согласитесь, что это слишком серьезное обвинение! Высказанное довольно размашисто, оно, по сути, не обосновано и потому способно породить лишь обиду. А в интересах ли это нашей критики?

Как видим, в солидном и, несомненно, полезном сборнике статей имеются и некоторые упущения. И все-таки в заключение хочу еще раз сказать: рецензируемая книга – содержательна и идейно целеустремленна. Этим и определяется ее общественное значение. Составитель сборника Н. Владимиров и издательство «Художественная литература» сделали доброе дело, отметив десятую годовщину постановления ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» выпуском интересной и ценной книги.

г. Киев

  1. См., например, статью С. Асадуллаева «Социалистический реализм как творческий метод советской литературной критики». – В сб. «Проблемы теории литературной критики». Изд. МГУ, 1980.[]
  2. Об этом убедительно говорится в статье М. Зельдовича «Метод критика и метод писателя». – В сб. «Проблемы истории критики и поэтики реализма», вып. 5. Изд. Куйбышевского университета, 1980.[]
  3. Содержательная (хотя, к сожалению, написанная очень сложно) работа о научной природе метода критики опубликована Ю. Боревым и М. Стафецкой в книге «Актуальные проблемы методологии литературной критики», М., «Наука», 1980.[]

Цитировать

Воробьев, В. Важные итоги и новые задачи / В. Воробьев // Вопросы литературы. - 1983 - №1. - C. 227-233
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке