№1, 1983/Жизнь. Искусство. Критика

От правды жизни к предвидению

Аэлита!

Кто не прикоснулся в юности к этому романтическому имени? Кто не переживал необыкновенные приключения инженера Лося, носителя идей еще не признанного Циолковского? Кто не сочувствовал простодушному, но несгибаемому спутнику Лося Гусеву, несущему революционные идеи через просторы Космоса?

Аэлита, Лось, Гусев встали в первые ряды героев послереволюционной советской литературы.А ведь они появились в научно-фантастическом жанре, который в 20-е годы изобиловал низкопробными произведениями, а потому отодвинут был ценителями литературы на ее задворки…В чем же сила «Аэлиты» Алексея Толстого, которого читатель знал как выдающегося писателя-реалиста?

Конечно, прежде всего, в вулканическом таланте автора. Но не только в таланте! Взявшись за фантастику, писатель остался реалистом, художником, правдиво отображающим жизнь, ярко рисуя не просто необыкновенные ситуации, а – с особой проникновенностью – мир своих героев, донося до читателя подлинную поэзию своего видения несуществующего, но возможного.

И мы любим марсианку Аэлиту, восхищаемся ею потому, что ее любил и восхищался ею сам Алексей Толстой, сумевший передать нам свои чувства. Мы видим в инженере Лосе воплощение идей Циолковского и с детских лет с восторгом принимаем их. Я знаю многих советских космонавтов и могу заверить, что нет ни одного из них, кто не подвергся бы воздействию этого образа. Образ же Гусева, перенесшего на Марс пафос Великой Октябрьской революции, поднял автора «Аэлиты» на высоту поэта, агитатора, бунтаря.

Впоследствии мне приходилось слышать и кислые слова в адрес романа. Кое-кто брюзжал, что ракета инженера Лося строилась – фи! – в сарае и что ландшафты и атмосфера Марса в «Аэлите» никак не вяжутся с тем, что там существует, как мы знаем теперь.

Так в чем же сила «Аэлиты»? Почему она не сходит до сих пор с литературной «сцены»?

Может быть, потому, что Сергей Павлович Королев строил свои первые ракеты спустя десятилетие после выхода Аэлиты тоже в сарае? Или в том, что писатель, создавая свое фантастическое произведение, превращал его в зеркало той действительности, в которой жил, отражая в нем и земные события, и образы людей того времени, а также и уровень тогдашних знаний.

Спустя двадцать лет после выхода «Аэлиты» мне пришлось воочию убедиться в живой силе этой книги в самом неожиданном месте – весной 1945 года в дымящемся Будапеште…

Цитировать

Казанцев, А. От правды жизни к предвидению / А. Казанцев // Вопросы литературы. - 1983 - №1. - C. 62-65
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке