№3, 1980/Жизнь. Искусство. Критика

Уроки Ленина

В сентябре 1979 года, в преддверии 110-й годовщины со дня рождения В. И. Ленина, в селе Шушенском была проведена Всесоюзная конференция «С Лениным, по ленинскому пути» и сразу же вслед за ней Дни советской литературы в Красноярском крае, осененные именем вождя мирового пролетариата.

Конференция стала значительным литературным событием: в ней приняли участие более ста советских писателей, их коллеги из социалистических стран, а также партийные работники, хозяйственники, знатные труженики края. Так, с большим интересом было встречено выступление первого секретаря Красноярского крайкома КПСС П. С. Федирко, образно назвавшего место проведения всесоюзного форума «енисейским электрическим меридианом».

Круг проблем, затронутых на этой представительной встрече, был весьма широк. Выступавшие размышляли о ленинской теме в литературе, о Лениниане как своеобразном камертоне современного литературного процесса. Немало соображений было высказано и относительно литературоведческой Ленинианы, призванной обобщить накопленный опыт и обозначить перспективы создания художественного образа великого вождя революции.

Участники конференции постоянно обращались к наиболее ярким и выразительным примерам творческого развития ленинских идей в тесной связи с динамикой развивающейся действительности – в первую очередь, естественно, к обошедшим весь мир произведениям Леонида Ильича Брежнева.

В центре внимания выступавших находились животворные ленинские идеи о массовой народной инициативе – движущей силе нашего государства, о герое как сознательном человеке дела, о развитии социалистического общественного самосознания. В наиболее серьезных выступлениях исследовательская глубина переплеталась со страстной публицистичностью, интересы специально литературные сочетались с живым постижением современности.

Углубить эти необходимые художнику знания, нащупать сегодняшний трудовой пульс страны, вникнуть в проблемы, стоящие перед нынешней Сибирью, писатели, приехавшие на конференцию, получили возможность, встречаясь с тружениками заводов и строек, нолей и научных лабораторий. Норильск и Игарка, Дудинка и Канск, Ачинск и Абакан – вот далеко не полный перечень мест, где прошли встречи участников форума с читателями, творческие дискуссии, литературные вечера. Литераторы несли свое слово в массы, а трудовая Сибирь щедро знакомила их со своей героической повседневностью, и взаимообогащение это невольно заставляло думать о реализации ленинской мечты создать литературу «действительно-свободную, открыто связанную с пролетариатом».

«Уроки Ленина» – так, подводя итоги Всесоюзной конференции в Шушенском, определил ее основное содержание руководитель писательского «десанта» в Сибири секретарь СП СССР В. Озеров.

Ниже публикуется отчет о конференции (доклад, прочитанный на ней В. Барановым, лег в основу его статьи «Художественный опыт Ленинианы и наша современность» – «Вопросы литературы», 1980, N 2).

 

ИСТОРИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО МАСС

Конференция открылась «Словом о Ленине», которое произнес Б. Полевой и в центре которого была мысль о том, что великие свершения советской эпохи – это воплощение ленинской мечты.

Марксист, материалист до мозга костей, Владимир Ильич Ленин, сказал Б. Полевой, был мечтателем. Мечтателем самого высокого полета. Был человеком, гениальный ум которого, как бы пронзая туман грядущего, провидел светлое будущее своего народа и освещал пути этого будущего.

Нет лучшего способа отметить предстоящий юбилей, чем задуматься над этими ленинскими мечтами, над тем, как осуществляли и осуществляют их советские коммунисты нынешнего дня. Думается, размышлял писатель, что для конференции, на которую со всей страны слетелись и съехались прозаики и поэты, драматурги и критики, Союз писателей и Красноярский крайком партии не могли выбрать лучшего места, чем этот сибирский край, чем село Шушенское, которое Владимир Ильич в письмах к своей сестре ласково называл Шуша, чем вот эти самые места, связанные с годами молодости Владимира Ильича Ульянова. У конференции многозначительное и очень обязывающее название «С Лениным, по ленинскому пути».

Может быть, именно здесь, на берегах самой могучей из сибирских рек, которая текла по малонаселенному тогда краю, здесь, в Шушенском, можно с особой яркостью увидеть и почувствовать просто-таки волшебное осуществление заветнейшей ленинской мечты об электрификации России, мечты, которая так поразила Г. Уэллса, признавшегося, что он бессилен объять эту мечту разумом.

Когда об этом говоришь, в памяти всплывает и такой эпизод из жизни Владимира Ильича тех давних дней. Ранней весной, а именно 30 апреля 1897 года, вверх по Енисею шел пароход «Святой Николай», открывавший навигацию и державший курс на Минусинск. На его борту среди других пассажиров следовала группа ссыльных, отправленных на поселение. Среди них были молодые марксисты – Владимир Ульянов и Глеб Кржижановский.

Енисей еще не угомонился после своих весенних буйств, не сбросил полых вод, по стремнине реки еще носились отдельные льдины. Капитан, опасаясь столкновения с этими льдинами, решил перестоять ночь у берега, и «Святой Николай» подвалил к причалу у так называемого Филаретова ручья, в устье которого теснился небольшой монастырь. Пассажиры сошли на берег. Минусинские золотопромышленники, возвращавшиеся из Красноярска с шумных гуляний, быстро нашли общий язык с монастырским отцом келарем и были приглашены в трапезную продолжить кутеж со знаменитой скитской ухой, а ссыльные поселенцы поднялись на мысок, с которого открывался вид на Енисей, разожгли костер, и всю ночь над просторами великой реки раздавались их песни.

Считают, что здесь Владимир Ильич и услышал впервые знаменитую впоследствии «Варшавянку» в исполнении ее автора, Глеба Кржижановского. Так вот, именно здесь, в этом сужении Енисея, большевики четвертого поколения перекрыли могучий Енисей и построили Красноярскую гидроэлектростанцию – самую большую и самую мощную гидроэлектростанцию из всех, какие пока есть на земле. Именно пока, потому что в этом же сибирском крае уже строится, приближается к пуску еще более грандиозная гидроэлектростанция, ток которой оживит и преобразит весь край. И хотя станция строится сравнительно далеко от места, где проходит конференция, строители уже называют ее Шушенской ГЭС! Называют так потому, что в ней как бы материализуется одно из заветнейших чаяний молодого Владимира Ульянова, который в письмах к сестре смело мечтал о преображении сибирских просторов, где он бродил с охотничьим ружьем, мечтая о будущем малолюдной в те дни Сибири.

Написано немало интересных очерков, репортажей, стихов, посвященных вступлению нашей страны в период зрелого социализма.

Но пока что, и об этом тут надо сказать прямо, все это, выражаясь военным языком, чаще лишь поиски разведчиков. Репортажи, очерки, литературные наброски, рассказы, маленькие повести. Это хорошо, это нужно и интересно, но следует отдать себе отчет в том, что большие калибры литераторы еще не введены в бой и романов, подобных тем, что открывали читателям пафос первых пятилеток, таких романов, какие писали в свое время М. Шагинян, М. Шолохов, ф. Панферов, В. Катаев, И. Эренбург, А. Малышкин, романов, поднимающих новые пласты нашей жизни, выводящих на литературную сцену новых героев нашего времени, – таких романов в десятой пятилетке еще не создано. Об этом, сказал Б. Полевой, стоит поговорить на конференции и нам, писателям, и нашим гостеприимным хозяевам, людям большой и широкой жизни.

Мне кажется, продолжал писатель, что тут пример всем нам, профессиональным писателям, дает Леонид Ильич Брежнев, который в трех небольших по объему работах отразил три величайших этапа нашей истории: войну, послевоенное восстановление и, наконец, покорение целины. В целом эти три книги составляют единое произведение, показывающее, как советские люди идут по ленинскому пути, в первых рядах самого прогрессивного исторического движения. И профессиональным писателям стоит поучиться у Л. И. Брежнева умению выбирать и показывать главное и типичное в жизни, зорко приглядываться к людям, учиться ленинской человечности, которой щедро согреты страницы всех трех книг, – завершил свою речь Б. Полевой.

В выступлении В. Катаева прозвучали воспоминания деятельного участника и очевидца событий незабываемой эпохи первых лет советской власти.

Тогда, вспоминает писатель, в начале 20-х годов, мне довелось работать в Главполитпросвете под руководством Надежды Константиновны Крупской. И вот здесь, сегодня я страшно взволнован, потому что Ленин и Крупская тесно соединились в моем представлении с моей молодой жизнью.

Ленин стоял у истоков организации советских писателей.

Это по его указанию Воронский создал журнал «Красная новь», где и был помещен «Бронепоезд 14 – 69» одного из лучших наших писателей – Всеволода Иванова.

И так, взволнованно продолжает писатель, начиналась наша литературная деятельность. Было создано и издательство при Главполитпросвете, которое тоже называлось «Красная новь». Оно печатало брошюры, книги. Параллельно е этим очень активно работал Главполитпросвет, в работе которого большое участие принимала Надежда Константинова. И все это было освещено ощущением того, что в Кремле трудится великий человек – Ленин.

Мысль о Ленине как новом организаторе советской культуры звучала и в выступлении Г. Холопова (Ленинград). Он, как и В. Катаев, привел многие примеры той поры, интересные не только историкам литературы, но и самой широкой литературной общественности.

Переходя к сегодняшней жизни, Г. Холопов рассказал о деятельности постоянного журналистского поста «Ленинград – Саяно-Шушенская ГЭС», который с февраля 1976 года ведет журнал «Звезда». Писатель назвал такие посты велением времени. Все наши толстые журналы выбрали для себя объект, который позволяет им следить за поступью времени, за грандиозным строительством – на БАМе, в Тюмени, на «Атоммаше», в Нечерноземье… Так стремительно меняется облик целых регионов, что осознать, какие перемены в жизнь того или иного края несут с собой прокладка магистрали, освоение недр, рождение мощного источника энергии, можно, только если внимательно, на протяжении долгого времени, наблюдать, анализировать один такой объект.

«Звезда» выбрала Саяно-Шушенскую ГЭС не просто потому, что здесь по почину ленинградцев родилась совершенно новая форма соревнования – содружество 28 предприятий, которое теперь разрослось и объединяет уже свыше 170 предприятий и организаций. Ленинградцам радостно видеть, как сегодня у нас на глазах воплощается ленинская мечта об электрификации Сибири, о превращении этого богатейшего края с прекрасной природой и мужественными людьми в край высокоиндустриальный, высококультурный, в самом хорошем смысле слова – современный.

Писатель рассказал о наиболее интересных материалах, посвященных Саяно-Шушенской ГЭС и напечатанных за несколько лет в «Звезде», – авторами их были строители и инженеры, журналисты и писатели, – поделился соображениями о перспективах разработки этой темы в различных жанрах публицистики и художественной литературы.

Последнее время, сказал Г. Холопов, мы испытываем большой голод вообще в книгах о рабочем классе. Причин тому предостаточно. Но одна из них, видимо, заключается в том, что в нашей литературе в целом и в критике в частности предпочтение отдается книгам из деревенской жизни, обильно насыщенным драматическими коллизиями, нагнетанием всяческих, порой надуманных, осложнений…

Как отражается наше время в творчестве советских писателей? Пока что – однобоко. Мало книг, в центре которых стоял бы Герой с большой буквы, строитель, созидатель, с которого бы хотелось «делать жизнь».

Все мы слышали, заключил Г. Холопов, историю о том, как более полувека назад крестьяне соседних с селом Шушенским деревень в память о пребывании здесь в ссылке В. И. Ленина решили построить гидростанцию мощностью в 20 киловатт. И не смогли. Не из чего строить!

А теперь в этих же ленинских местах строится уникальная Саяно-Шушенская ГЭС мощностью в 6 миллионов 400 тысяч киловатт. Вдумайтесь в эти внушительные цифры!

Вот как мы далеко ушли вперед. Но и сегодня мы говорим:

– Время, вперед!

Литература должна поспевать за временем.

Великую правоту ленинских идей поверяли нынешним днем и другие участники конференции.

Только Советская Россия дала пролетариату и всему гигантскому трудящемуся большинству России невиданную, невозможную и немыслимую ни в одной буржуазной демократической республике свободу и демократию, заменив буржуазный парламентаризм демократической организацией Советов, в тысячу раз более близких народу, более демократичных, чем самый демократичный буржуазный парламент. Эта мысль была высказана Лениным на заре первого в мире Советского государства. Путь становления советской государственности, демократии нового типа – от их основ, заложенных мыслью, делами Ленина, до нынешнего этапа зрелости – стал предметом раздумий Д. Еремина.

Советская социалистическая формация достигла зрелости. Средства производства находятся в руках самих производителей; отношения между производительными силами и производственными отношениями лишены антагонистических противоречий, находятся в динамическом соответствии, в единстве. Общественная собственность на средства производства, отсутствие эксплуататорских классов, привлечение всего населения к управлению государством через Советы, реальная гарантия права на труд, образование, отдых, здравоохранение, морально-политическое единство наций и народов СССР, зафиксированные в Конституции, – все это и многое другое определяет содержание и развитие нашей демократии и государственности.

Процесс превращения буржуазно-помещичьей царской России в страну социалистической демократии и государственности произошел на глазах всего двух-трех поколений советских людей. Здесь действовал общий закон все большего ускорения исторического развития по мере перехода от одной общественной формации к другой.

К чести нашей литературы, говорит Д. Еремин, советского искусства в целом, нужно сказать, что они активно участвовали в великих свершениях своего народа. Было создано и создается немало талантливых книг, в которых глубоко и ярко показано героическое, победоносное движение советского многонационального общества к великим целям. Но исторический подвиг и величие дел советского народа под руководством КПСС, грандиозность того, что предстоит совершить в ближайшие годы, требуют от писателей еще большей творческой мобильности, еще большей глубины и масштабности художественного мышления, страсти и вдохновения, обостренной способности предвидения. Этих качеств нам, говоря по совести, явно не хватает.

Масштабность в писательском деле, продолжал Д. Еремин, это стремление и способность видеть и изображать каждое явление нашей жизни в том его историческом значении, какое оно имеет в общем контексте развития. Между тем многие авторы книг и фильмов, например на так называемую «рабочую тему», порой не поднимаются выше частных конфликтов и проблем, не всегда осмысливают их в свете крупных общегосударственных процессов и перспектив. Ибо та же рабочая тема – это не столько производственно-бытовая, сколько социально-политическая тема, тема исторической роли партии и рабочего класса в борьбе многонационального советского народа за коммунизм в условиях научно-технической революции и жесточайшего противодействия реакционных сил империализма. Тема, требующая от писателя масштабности и прозорливости художественного мышления, поистине ленинской способности в малых ростках нового увидеть целостную картину настоящего и ближайшего будущего, воплотить увиденное и понятое в зрелых формах искусства социалистического реализма.

В книгах о Великой Отечественной войне воинский подвиг нашего народа, необоримая сила советской демократии и государственности, героический характер советского человека – патриота и бойца – показаны во всей исторической масштабности, реальной конкретности и красоте.

Настало время «во весь голос» рассказать о нынешних и перспективных делах партии и народа в эпоху научно-технической революции, эпоху зрелого социализма у нас и о кардинальных переменах в зарубежном мире. Такого масштаба задача стоит перед нами во весь свой гигантский рост.

Ф. Таурин остановился на вопросе о непрерываемости революционных традиций, о преемственной связи поколений. В Сибири это очень заметно.

Писатель рассказал о своем творческом поиске, о том, как он работал над трилогией «Далеко в стране иркутской». Вот факт: неподалеку от места, где находится Братская ГЭС, в прошлом веке ссыльными каторжниками был построен металлургический завод, по тем временам колоссальный. Потом завод захирел, но к началу гражданской войны жизнь там еще теплилась. Хотя завод не имел экономического значения, там была рабочая слобода. Рабочие этого завода все переселились в другое место, а здесь стала строиться Братская ГЭС. Так возник замысел трилогии. Первый роман – начало строительства каторжниками, второй – партизанская борьба в тылу Колчака и третий роман – наши дни. Главными героями всех трех романов стали несколько поколений одной сибирской рабочей семьи. В новом Братске – на читательских конференциях – выступали люди, судьбы семей которых походили на судьбы героев трилогии. Действительно, их отцы боролись в тылу колчаковских войск, разгромили их, а дети строили Братскую ГЭС.

И еще одно важное звено преемственности революционных традиций – это передача традиций внутри больших рабочих коллективов, которые образуются на крупных стройках. Коллектив создается очень трудно. И важно, чтобы после окончания одного строительства коллектив не распался, а имел возможность в полном составе переехать на другое. Так возникают и передаются традиции. Накапливается производственный и нравственный опыт, который является могучей производительной силой. В процессе этого грандиозного созидательного труда появляются мастера своего дела – люди исключительно высоких моральных, человеческих качеств.

Проблемы мирного созидательного труда находились в центре многих выступлений, прозвучавших на конференции. Размышление над этими проблемами естественно влекло за собою страстный и заинтересованный разговор о положении дел на международной арене, о внешнеполитической деятельности КПСС, направленной на последовательное проведение ленинской внешней политики.

Одним из главных заветов Ленина является мир. Наша партия разработала грандиозную программу мира и успешно претворяет ее в жизнь. Но не утихает идеологическая борьба между силами социализма и империализма. Советские писатели – активные участники этой борьбы. На знамени нынешнего мощного мирного наступления социалистической идеологии на всем земном шаре начертано имя Ленина – центральная мысль выступления А. Сахнина.

Он рассказал о человеке из кубинского города Тринидад, судьба которого стала замечательной благодаря тому, что мать нарекла его именем Ленина. Эта история – одна из несметного множества показывающих, как на всей планете, даже в самых ее глухих уголках, звучит и действует имя Ленина.

Детище Ленина, говорил писатель, – созданная им партия и советский строй являются величайшей движущей силой для народов земли в борьбе против эксплуататоров. Затем А. Сахнин привел слова Джеймса Олдриджа о том, что СССР незримо присутствует, скажем, при всяких переговорах о зарплате, проводимых в западном государстве, при каждой забастовке за улучшение условий труда и т. п. Чем объяснить это присутствие? Да просто уже тем, что Страна Советов существует. Существование социалистического государства запечатлено где-то в глубине сознания каждого пролетария, когда он и его товарищи по труду вступают в очередной бой за свои права, и это больше, чем что-либо иное, терзает капиталистов. Именно страх, что рабочие захотят иметь в своей стране такой же строй, как и в СССР, вынуждает многих капиталистов идти на компромисс с рабочими… Да, прав английский писатель: уже сам факт, что СССР существует, неизмеримо укрепил позиции рабочих всего мира.

Когда ленинские слова о Свободе и Мире впервые прокатились по земному шару, те, кто властвовал над ним, решили, пока мы не окрепли, прикончить нас вместе с этими ненавистными для них понятиями. Сопротивляться России было трудно – не хватало даже самого простого оружия. И буржуазия ринулась со всех сторон добивать лежачего, каковым она нас считала, не зная, что мы получили новое оружие – оружие огромной силы, которое не продается и не патентуется, которому не могли противостоять ни военная техника, ни полчища империализма, ни его миллиарды чистоганом. Оружие это – ленинская идея Свободы и Мира. А если идея овладевает массами, она становится материальной силой.

В распространении ленинских идей капиталисты видят свою гибель и бросают против них все силы. А. Сахнин рассказал о разного рода ухищрениях наших идеологических противников, которые ложь, провокации, шантаж поставили на службу антиленинизму. Этой грязью империализм заливает мировой эфир, миллионы страниц газет, журналов, книг. Весь наш труд, все, что добыто нашим потом и кровью, что возвысило и подняло нашу Родину, что сделало ее неприступной и страшной для них, они хотят опоганить.

И все это – ярчайшее свидетельство, нет, не силы капитализма, а его слабости. Если ленинизм, как утверждают иные его теоретики, – это лишь модель, годная только для русской революции, почему же против него ополчается международный империализм сегодня?

Они боятся нас, говорит А. Сахнин. Боятся наших ленинских идей. Как сказал английский общественный деятель А. Монтегю, написанное Лениным не архив, а арсенал. Когда наступает час битвы, мы листаем страницы его книг точно так, как перед атакой набиваем патронами пулеметные ленты.

Весь гигантский опыт со времен подполья и царской каторги, с тех времен, когда, окруженные со всех сторон врагами и под их огнем, мы, крепко взявшись за руки, тесной кучкой шли по обрывистому пути, до сегодняшнего безраздельного торжества ленинских идей впитала в себя наша партия, ее боевой генеральный штаб – Центральный Комитет и его Политбюро, во главе которого стоит верный ленинец Леонид Ильич Брежнев. И когда по поручению партии он отправляется на Запад для осуществления мирного наступления, с ним едут не только ближайшие помощники – в массированное мирное наступление он ведет 260 миллионов.

Это великое войско поднимается с плацдарма, протянувшегося почти на 10 тысяч километров в длину и 5 тысяч в ширину, с господствующих высот мирового прогресса – в политике, науке, культуре.

Мы верим в неотвратимый ход истории, закончил свое выступление писатель. Мы проверили точность этого хода долгими десятилетиями нашего шествия по ленинскому пути. И нет таких сил, которые бы остановили его.

О литературе как оружии в идеологической борьбе говорил и В. Титов (Ворошиловград) – человек поистине необыкновенной и героической судьбы. После того, как журнал «Юность» в 1967 году напечатал первую повесть В. Титова «Всем смертям назло…» с послесловием Б. Полевого, на автора обрушился водопад писем. Были дни, когда почтальон приносил сумку с 100 – 150 письмами сразу. Писали со всех концов нашей страны. Письма разные, как судьбы, как лица, но они сходились в одном – люди в этих письмах желали как-то помочь человеку, попавшему в беду.

Потом эта повесть была переведена на многие языки.

Из-за рубежа автор тоже получил массу писем. Но эти письма и эмоционально, и по логике, и по пониманию проблемы резко отличаются от писем наших соотечественников. В. Титова спрашивают: почему в его повести герои – такие хорошие люди? Многие никак не могут понять такой простой для нас вещи, что человек, попавший в беду, не может потерять свое место в жизни.

Вот письмо из Аргентины: человек, написавший его, удивляется и завидует людям, живущим в нашем обществе. Вот письмо из Западной Германии, письмо другого плана. Автор его заявляет: «Господин Титов, я пишу Вам в полной уверенности, что не получу никакого ответа, так как Вас не существует. Вас придумала советская пропаганда для обездоленной советской молодежи». Ответ он, естественно, получил…

Пропагандируя социалистический образ жизни, человеческие отношения в нашем обществе, литература, утверждает В. Титов, становится частью идеологической борьбы, которая происходит в мире.

Ленинское учение о партийности литературы является исходным началом культурной политики социалистических стран. Оно имеет огромное значение для передовых писателей мира, раскрывает реакционную сущность утверждений о «надклассовой» литературе, о «беспартийности» художественного творчества, оно утверждает, что истинную свободу писатель может обрести лишь в служении идеалам коммунизма. Анализу принципа партийности литературы и искусства было посвящено выступление Я. Неедлы (ЧССР), которое стало ярким свидетельством плодотворности социалистического содружества культур.

Только исходя из мыслей В. И. Ленина, которые он сформулировал в своей известной всему миру статье «Партийная организация и партийная литература», мы – прозвучало в выступлении – сумеем ясно понять всю ответственность миссии литературы и культуры в современном мире, в условиях упорной идеологической борьбы. В борьбе умов и за умы не можем оставаться в роли наблюдателей, но должны быть ее активными участниками.

Партийность литературы заключается не только в ее идейных, но также и в эстетических ценностях. Партийность определяется не темой, а внутренним подходом, манерой видения и отображения мира. Партийность, следовательно, является не только социальной, но и эстетической категорией. Истинная партийность не требует от автора только лишь иллюстрации политических требований. Давно уже прошло время, когда отдельные теоретики трактовали партийность сугубо тематически, – этот внешний подход отошел в прошлое.

В борьбе с вульгаризаторскими тенденциями в подходе к принципу партийности нельзя забывать слова Ленина: «Спору нет, в этом деле безусловно необходимо обеспечение большего простора личной инициативе, индивидуальным склонностям, простора мысли и фантазии, форме и содержанию» 1

Требование от литератора сознательной партийности не может вступать в противоречие с требованием правдивости. Она не ограничивает литературные таланты, а наоборот – духовно, эстетически обогащает художника. Чувство нового является составной частью нашего мировоззрения.

Если выступление Я. Неедлы носило теоретический характер, то угол зрения М. Канцелярского (Красноярск) был иным, и это «жанровое» разнообразие выступлений придавало конференции особый интерес.

Основная идея выступления М. Канцелярского, члена партии с 1917 года, пропагандиста, заключалась в том, что какую бы из сторон жизни, деятельности Владимира Ильича Ленина ни рассматривать, следует охватывать взглядом весь великий революционный процесс. Старый большевик говорил о значении художественной литературы в изучении марксизма-ленинизма, – она служит большим подспорьем для пропагандистов великого учения.

Поднимая множество разнообразных – теоретических и практических – проблем, участники конференции ни на минуту не забывали о том, в каком замечательном крае происходит встреча. Сибирь…

В. И. Ленин Сибирь знал хорошо. В его работах содержатся принципиальные высказывания по различным вопросам экономического и социально-политического развития этого огромного края. Вместе взятые, они представляют целостную концепцию исторического развития Сибири, ее роли и места в судьбах страны. «Ленин и Сибирь» – некоторые аспекты этой, обширной темы осветил П. Мешалкин (Красноярск).

В 1899 году Владимир Ильич, будучи в ссылке в селе Шушенском, писал: «Местная социал-демократическая работа достигла у нас уже довольно высокого развития. Семена социал-демократических идей заброшены уже повсюду в России; рабочие листки – эта первая форма социал-демократической литературы – знакомы уже всем русским рабочим, от Петербурга до Красноярска и от Кавказа до Урала. Нам недостает теперь именно сплочения всей этой местной работы в работу одной партии» ## В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 4, стр.

  1. В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 12, стр. 101.[]

Цитировать

От редакции Уроки Ленина / От редакции // Вопросы литературы. - 1980 - №3. - C. 3-47
Копировать