№2, 1957/Материалы и сообщения

Три письма И. С. Тургенева

Ниже публикуются три неизданных письма И. С. Тургенева к Павлу Васильевичу Анненкову (1812 – 1887) – литературному критику и мемуаристу, биографу Пушкина, редактору его сочинений. В 40-х годах Анненков был близок к кругу Белинского и переписывался с К. Марксом; позднее, став умеренным либералом, выступал против революционных демократов и эстетики Чернышевского. Тургенев познакомился с Анненковым в 40-х годах, и до смерти писателя между ними не прекращались дружеские отношения, вызвавшие огромную переписку. Анненков был для Тургенева главным литературным советчиком; ни одного своего произведения Тургенев не отдавал в печать без одобрения критика. Публикацию писем Тургенева Анненков начал вскоре после смерти писателя в «Вестнике Европы» (1885, N 3; 1887, NN 1 и 2). Он успел напечатать письма за 1856 – 1866 годы. Кроме того, свою переписку Анненков использовал в статьях, вошедших в его книгу «Литературные воспоминания» (СПБ, 1909). «Укартель опубликованной (до 1933 г.) переписки И. С. Тургенева и П. В. Анненкова» напечатан в Трудах Публичной библиотеки СССР имени В. И. Ленина (вып. III, «Academia», 1934).

Публикуемые письма относятся ко времени пребывания Тургенева в Спасском-Лутовинове, куда он был выслан в мае 1852 года за статью о смерти Гоголя, запрещенную петербургской цензурой и напечатанную, несмотря на это, в «Московских ведомостях». Письма эти характеризуют литературные интересы Тургенева; в них упоминаются произведения, которые он писал в то время (роман «Два поколения», повесть «Постоялый двор»), и содержатся оценки некоторых русских и иностранных писателей.

Автографы писем Тургенева находятся в Центральном государственном архиве литературы и искусства в Москве, а писем Анненкова, использованных в примечаниях, – в рукописном отделе Института русской литературы (Пушкинский дом) Академии наук СССР в Ленинграде.

 

I

С. Спасское.

2-го Апр<еля> 1853.

Милый П<авел> В<асильевич>, писец из Москвы на днях прибыл, и переписывание началось, – желаю, чтобы мой роман оказался достойным того нетерпения, которое Вы так мило выражаете в Вашем последнем письме1. Благодарю за Revue des 2 Mondes – вчера получил ее, – и как только прочту штуку Меримё2 – в исправности возвращу. Вы меня спрашиваете о стихах Некрасова – mais, как говорит француз, – cela peut-il faire une question3 разумеется – это становится антиподом всякой поэзии – я ему тогда же написал, что такие стихи гораздо лучше не печатать4 – притом эта поэзия отрыжки и дурного пищеваренья не выкупается ни едкостью желочи к насмешки над самим собою, ни даже жидовски-блестящим умом a la Heine5. Remedium6, как Вы говорите – тут очень простое: не писать таких вздоров – но я не довольно близок с Некрасовым, чтобы преподать ему подобный совет.

Довелось мне слышать отрывки из первых двух глав продолжения Мертвых Душ## Отрывки из первых двух глав второй части «Мертвых душ» Тургенев мог слышать в Москве (вероятно, от М. П. Погодина), когда ездил между 20 и 30 марта из Спасского в Москву для встречи с П. Виардо во время ее гастролей. Как видно из этого отзыва Тургенева, ему не понравились с художественной точки зрения положительные персонажи: Александр Петрович (наставникТентетникова) и Улинька (дочь генерала Бетрищева). Предположение Тургенева о том, что Улинька «списана» с Александры Осиповны Смирновой (1810 – 1882), не соответствует действительности. Тургенев отрицательно относился к Смирновой; позднее она послужила прототипом для создания образа Ласунской в романе «Рудин». Говоря о «сне Селифана», писатель имел в виду то место из первой главы второго тома «Мертвых душ», где рассказывается, как кучер Чичикова во время пребывания в усадьбе Тентетникова водил с девками весенние хороводы («Во сне и наяву, утром и в сумерки, все мерещилось ему потом, что в обеих руках его белые руки и движется он в хороводе»). В ответ на замечание Тургенева Анненков писал ему 12 апреля 1853 года: «…почему Селифан не может видеть во сне хороводы с девками – не знаю…

  1. Тургенев имеет в виду свой роман «Два поколения», который остался незаконченным и известен главным образом благодаря развернутым критическим отзывам о нем, содержащимся в письмах друзей писателя (П. В. Анненкова, В. П. Боткина, Аксаковых). Отрывки из этого произведения позже были опубликованы в «Московском вестнике» (1859, N 1) под названием «Собственная господская контора». Автограф проспекта романа находится в Национальной библиотеке в Париже (см. о нем А. Мазон «Manuscrits parisiens d’Ivan Tourguenev», Paris, 1930, стр. 54 – 55) и будет напечатан впервые в одном из томов «Литературного наследства». Анненков в неопубликованном письме к Тургеневу от 20 марта 1853 года указывал: «Я жду с замиранием сердца нового романа… Ужасно хочется видеть деревенскую литературу, особенно после ваших слов, что изображали виденное и слышанное. Это всегда выходит хорошо».[]
  2. Речь идет о «Le Faux Demetrius, scenes dramatiques, par M. P. Menmee», то есть «Лжедимитрий, драматические сцены» Проспера Мериме (1803 – 1870), опубликованных в «Revue des deux Mondes», 1852, v. XVI, 15 decembre, pp. 1001 – 1047.[]
  3. Но (…) разве здесь может быть какой-нибудь вопрос? (франц.)[]
  4. Это ответ на вопрос Анненкова, который спрашивал Тургенева, что он думает «о последних стихах Некрасова в Современнике]», имея в виду стихотворения «Старики» и «Ах, были счастливые годы», опубликованные в февральской книжке журнала за 1853 год. Резкий отзыв Тургенева об этих стихотворениях не определяет его отношения к поэзии Некрасова в целом, которое было сложным и противоречивым, но далеко не всегда отрицательным. В частности, в письме к тому же Анненкову от 9/21 декабря 1855 года Тургенев, посылая ему стих. Некрасова «Замолкни, муза мести и печали», указывал, что «последние восемь стихов поразительны» (см. «Литературная газета», 1931, N 13 от 9 марта).[]
  5. В духе Гейне (франц.).[]
  6. Лекарство (лат.).[]

Цитировать

Назарова, Л. Три письма И. С. Тургенева / Л. Назарова // Вопросы литературы. - 1957 - №2. - C. 178-184
Копировать