№6, 2018/Литературное сегодня

«Тобол» vs «Игра престолов». Когнитивная метафорика современного исторического романа

DOI: 0.31425/0042–8795–2018–6-34-49

Исследование выполнено по гранту Российского научного фонда (РНФ), проект № 17-78-30029.

Как известно, лучшее определение «Тоболу» А. Иванова дал сам А. Иванов, сравнив двухтомник с пятикнижием Дж. Мартина «Игра престолов»1 и заметив, что «»Тобол» и «Игра престолов» созданы по одной и той же культурной технологии: это произведения постмодерна в его «демократическом», игровом изводе» [Пульсон 2018].

С тех пор Иванова и Мартина не сравнивал только ленивый. А. Жучкова указывала на эпический охват и накатывающий вал непрогнозируемых событий [Жучкова 2018]. К. Пульсон, бессменный интервьюер Иванова, анализировала приключения постмодернизма в отечественной и американской традициях [Пульсон 2017; Пульсон 2018]. В. Владимирский, подытоживая, подмечал общую для обоих произведений сюжетную логику, согласно которой смерть или ниспровержение персонажей почти всегда является следствием их нелепых поступков и/или ложно понятой доблести:

…по глупой случайности, из-за малой ошибки в «Тоболе» рушатся масштабные, хорошо продуманные планы, между делом глупо гибнут герои, к которым успел прикипеть сердцем читатель, судьбы других персонажей сплетаются воедино, несмотря на все препоны и вопреки любой логике. Но именно так сплошь и рядом и происходит в обыденной жизни, в реальной истории, не подчиняющейся законам классической драматургии… [Владимирский 2018]

Есть и еще одна «общая точка», объединяющая культовый цикл Дж. Мартина с гораздо менее культовым, но безукоризненно сделанным ивановским «Тоболом». Оба они, рассказывая как будто бы о далеком, а то и вовсе фантастическом Средневековье (слово самому Мартину: «…в процессе написания я <…> был <…> погружен в политику Средневековья и крестовых походов, войны Алой и Белой роз и Столетней войны» [d’Addario 2017]; перевод с английского здесь и далее мой. –Е. П.), рассказывают одновременно и о сегодняшнем дне.

Однако вместо привычных прямых аналогий, содержащихся, например, в романе и пьесах А. Н. Толстого или кинокартинах С. Эйзенштейна, нам предлагаются формулы и метафоры, объясняющие современную цивилизацию как она есть. Собственно, в этом и заключается принципиальная новизна мартиновско-ивановского постмодернизма: в том, что они сопрягают два принципиально противоположных подхода, условно – реконструктивный и метафорический, и работающая на сопряжение нескольких планов метафора оказывается тем точнее, чем неожиданнее проступает из реконструированного фактурного слоя. Эту принципиальную новизну четко улавливает и комментирует сам Иванов, характеризуя поэтику «Игры престолов» (в большей степени, впрочем, сериала, чем книги) как нечто присущее и ему самому:

С одной стороны, это фэнтези, с другой стороны – исторический натурализм. Фэнтези – когда все выдумано, историзм, наоборот, когда все реальное. Фэнтези – возвышенное и поэтическое, а натурализм грубый и жестокий. Но ведь все в «Игре» срослось. Поэтому «Игру…» смотрят даже те, кто не любит ни фэнтези, ни исторический жанр [Пульсон 2017].

Сам Иванов любит и то и другое. О чем и свидетельствует двухтомный «Тобол» (книга первая – «Много званых», книга вторая, соответственно, – «Мало избранных») – очевидная (и удавшаяся) попытка связать воедино две его ключевые писательские ипостаси: острого критика современности («Блуда и МУДО», 2007; «Ненастье», 2016) и историка-мифотворца («Сердце Пармы», 2003; «Золото бунта», 2005), в своих сюжетах обращающегося к истокам современной русской цивилизации. И пусть действие грандиозного «пеплума» происходит в XVIII веке, в отличие от прежних «магических» исторических романов Иванова «Тобол» – роман прежде всего историософский; роман, в котором через обращение к прошлому восстанавливается многогранная и одновременно целостная картина сегодняшнего дня.

Кажется, сам по себе этот принцип не нов. Поскольку «в последние годы литература заболела историей» [Алешковский 2016], едва ли не главным трендом современности становится откликаться на актуальные исторические события высказыванием, приуроченным к (много)вековым юбилеям – будь то Первая мировая война и Октябрьская революция, как в романе А. Варламова «Мысленный волк» (2014), или Гражданская война на Украине, как в романе И. Малышева «Номах» (2017). Роман сугубо исторический, роман костюмный, отличающийся скрупулезным воссозданием бытовых подробностей конкретной исторической эпохи, сегодня сделался уделом жанровой, «пограничной» литературы: так, как некогда был написан «Князь Серебряный», в наши дни можно писать либо массовые мелодрамы2, либо просветительские романы для подростковой аудитории3. В романы же, традиционно относимые к «высокой прозе», с легкой руки Е. Водолазкина все чаще просачиваются элементы экзистенциального постмодернизма вроде пластиковой бутылки в средневековом лесу – или, если вернуться к герою нашей статьи, вроде прозрачной аллегории взаимоотношений России и Украины, проступающей в следующей сцене «Тобола»:

– Володыка, я Аконю з собою забраты, – прохрипел Новицкий и перевел конец сабли на калданку. – И чолон тэж забраты.

– Опомнись! – твердо и строго ответил владыка.

Новицкий жалко усмехнулся, полез к горлу и вытянул из-под кольчуги гайтан с нательным крестом. Рывком оборвав крест, Новицкий прижал его к воспаленным губам, а потом наклонился и положил к ногам владыки.

– Тобы выддаю, – сказал он. – Выдтэпэр сэбэ с Хрыстом розлучаэ.

Владыка, не веря, покачал головой.

– Не ты говоришь!

– Нэмаэ боле полховныка Хрыхорья Новыцкохо, владыко, – с горечью произнес Новицкий. – Я ужэ нэ вон. Аконю забраты, и ийдэ <…>

Айкони сидела на носу лодки, цепляясь за борта. Между нею и Новицким всегда стоял русский бог – это он не позволял им соединиться. А теперь русского бога не стало. И без него Айкони так боялась Новицкого, как не боялась никаких демонов в тайге и даже Когтистого Старика…

Метафорика более чем очевидна. Новицкий – сторонник Мазепы, сосланный за измену в Сибирь и влюбившийся там в остячку-язычницу, воплощает собой мятущуюся и страдающую Украину.

  1. Строго говоря, «Игра престолов» – название лишь первого тома культовой саги Дж. Мартина «Песнь льда и пламени» («A Song of Ice and Fire», 1996–2011); однако это название было отдано сериалу по мотивам романа, сделавшемуся своего рода эмблемой современной культуры, и в дальнейшем мы, следуя А. Иванову, будем приводить в пример именно сериал.[]
  2. Впрочем, довольно качественные; любителей этого жанра отсылаю к творчеству А. Тумановой, успешно показывающей жизнь России начала XX века глазами хоровых цыган либо XIX век накануне реформы 1861 года глазами крепостной крестьянки и омской острожницы.[]
  3. Подобным способом написан, к примеру, роман И. Богатыревой «Кадын». В центре внимания Богатыревой – подростковая инициация, война, конфликт между любовью и долгом и прочие универсалии, но решено все это на материале древней пазырыкской культуры и биографии легендарной принцессы Укока, что позволяет нам воспринять исторический в сущности сюжет как сюжет универсальный, вневременной. []

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №6, 2018

Литература

Алешковский Петр. Слово председателя букеровского жюри. Буклет – 2017. М.: БФ «Русский Букер», 2017. С. 16.

Беляков Сергей. Географ и его боги. Алексей Иванов // Вопросы литературы. 2010. № 2. С. 8–22.

Владимирский Василий. «Тобол. Мало избранных» Алексея Иванова: игры сибирских престолов // Санкт-Петербургские ведомости. 2018. 30 мая. URL: https://spbvedomosti.ru/news/ culture/igry_sibirskikh_prestolov/ (дата обращения: 02.08.2018).

Жучкова Анна. Геймер Ренессанса (Алексей Иванов. «Тобол») // Октябрь. 2018. № 5. С. 74–79.

Пульсон Клариса. «Тобол», «Игра престолов» и другие: интервью с Алексеем Ивановым // Читаем вместе. 2017. № 5. URL: http://ivanproduction.ru/intervyu/novyij-resurs6.html (дата обращения: 05.08.2018).

Пульсон Клариса. Полцарства за Тобол // Российская газета. 2018. 22 февраля. URL: https://rg.ru/2018/02/22/aleksej-ivanov-u-sovremennosti-snaruzhi-socializaciia-vnutri-fejk.html (дата обращения: 05.08.2018).

Что делать, если вам угрожают в сети // Команда 29. 2016. 28 февраля. URL: https://team29.org/knowhow/threat/ (дата обращения: 06.08.2018).

D’Addario Daniel. George R. R. Martin on the one «Game of Thrones» change he «argued against» // Time. 2017. 7 July. URL: http://time.com/4791258/game-of-thrones-george-r-r-martin-interview/ (дата обращения: 06.08.2018).

Hibberd James. «Game of Thrones» author George R. R. Martin: Why he wrote The Red Wedding // Entertainment. 2013. 2 July. URL: http://www.ew.com/article/2013/06/02/game-of-thrones-author-george-r-r-martin-why-he-wrote-the-red-wedding/ (дата обращения: 06.08.2018).

Цитировать

Погорелая, Е.А. «Тобол» vs «Игра престолов». Когнитивная метафорика современного исторического романа / Е.А. Погорелая // Вопросы литературы. - 2018 - №6. - C. 34-49
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке