№3, 2014/Публикации. Воспоминания. Сообщения

Свидетельница поэзии. Очерк жизни и творчества Надежды Мандельштам

Вступительная статья к новому собранию сочинений Н. Мандельштам в двух томах, выходящему в екатеринбургском издательстве «Гонзо» (составители: С. Василенко, П. Нерлер и Ю. Фрейдин) и глава из книги «Con amore. Этюды о Мандельштаме», выходящей в издательстве «Новое литературное обозрение».

Куда как страшно нам с тобой,

Товарищ большеротый мой…

О. Мандельштам

Наденька Хазина родилась 18 (30) октября 1899 года в Саратове…

Надежда Яковлевна Мандельштам умерла 29 декабря 1980 года в Москве…

Долгая, отчаянно трудная и неслыханно счастливая жизнь!..

1. Пережитое

Саратов и Киев. Семья

…Родилась Надя Хазина в купеческо-губернском Саратове, последним ребенком в семье. Квартировали в доме Жаркова, что на Большой Воздвиженской, недалеко от реки, а когда дети подросли, переехали немного повыше, на Малую Казачью1.

…Отец, Яков Аркадьевич Хазин, — высокий, прямой и кареглазый, носил сюртуки одинакового покроя и звал свою пепельноволосую младшую дочку почему-то «рыжиком»2. Сын кантониста и убежденный атеист, он, под влиянием семейной кухарки Дарьи (она же Надина нянька, водившая ее по храмам), исправно соблюдал православные посты. Из двух своих дипломов Санкт-Петербургского университета — математического и юридического — больше любил первый, но для жизненного употребления выбрал второй — за то, что лучше кормил. И не ошибся: молодой и блестящий юрист, присяжный поверенный и адвокат, он неплохо зарабатывал.

В 1902 году, когда в провинциальном Саратове ему стало тесно, он отправил младшую дочь в Швейцарию, а сам с остальным семейством перебрался на Днепр — в Киев. От Саратова, а точнее от Волги, на всю жизнь остались неодолимая кулинарная страсть к осетрине и еще своеобразная смесь барства с кротостью и скупостью (его любимая шутка: «У меня нет богатого отца»).

Яков Аркадьевич был человеком мягким и податливым, любил присесть на корточки и раздвинуть руки, чтобы обнять сразу всех вернувшихся с прогулки детей. У него, вспоминала дочь, «не было повелительных интонаций». Тем не менее перед ним «поджимали хвосты» все ее будущие нахалы-друзья — и поэты, и художники, и артисты с их подругами. Сам же он выделял в ее «табунке» братьев Маккавейских, Владимира и Николая, чей отец — Николай Корнильевич Маккавейский, знаток топографии Страстей Христовых, преподавал на кафедре пастырского богословия и педагогики Киевской духовной академии.

С зятем Яков Аркадьевич был ровен и дружен, а тот любил послушать его рассказы и весной 1929-го даже собирался написать по их канве четырехлистную повесть «Фагот»:

В основу повествования положена «семейная хроника». Отправная точка — Киев эпохи убийства Столыпина. Присяжный поверенный, ведущий дела крупных подрядчиков, его клиенты, мелкие сошки, темные люди — даны марионетками, — на крошечной площадке с чрезвычайно пестрым социальным составом героев разворачивается действие эпохи — специфический воздух «десятых годов». Главный персонаж — оркестрант киевской оперы — «фагот». До известной степени повторяется прием «Египетской марки»: показ эпохи сквозь «птичий глаз». Отличие «Фагота» от «Егип[етской] марки» — в его строгой документальности, — вплоть до использования кляузных деловых архивов. Второе действие — поиски утерянной неизвестной песенки Шуберта — позволяет дать в историческом плане музыкальную тему (Германия)3.

В конце жизни, ощутив на самом себе всю силу «советского», а не «римского» права (он проиграл ЧК суд из-за собственной квартиры), Я. Хазин оставил юриспруденцию и переключился на свою «первую любовь» — математику, всю жизнь остававшуюся его тайной и недостижимой мечтой4. Все приговаривал: «Больше 16 часов в сутки я работать не могу»5.

Умер Яков Аркадьевич Хазин 8 февраля 1930 года6.

Младшая дочь унаследовала от отца роскошный математический лоб, а от матери — поразительно красивые пепельные волосы («седенькие») и чистую кожу. И от обоих — прекрасно подвешенный и очень острый язык.

…Вера Яковлевна Хазина числилась по иудейскому вероисповеданию. С мужем она, возможно, познакомилась еще в Петербурге, когда училась на врача на Высших женских медицинских курсах при Медико-хирургической академии, первых в России. Но поженились они — спасаясь, по-видимому, от давления собственных мишпух7 — во Франции: тамошние гражданские браки признавались в России, а вот межконфессиональные браки в самой России решительно не приветствовались, причем переход из православия в иное вероисповедание даже преследовался8.

В голодный 1891 год ее как дипломированного врача посылали на помощь голодающим крестьянам Поволжья. Но после Саратова она уже не работала по специальности — следила за домом и разросшимся семейством.

Она была крошкой — не доходила ему до плеча, а помещалась где-то под его локтем. Оба они до революции были чересчур полные. У отца это не бросалось в глаза из-за роста, а мать казалась просто шариком. Она ездила за границу лечиться от полноты, но ничего не помогало, потому что ели мы по-русски, обильный московский стол с селянками, пирогами, расстегаями9.

21 мая 1934 года, ликвидировав комнату в Киеве и распродав мебель, Вера Яковлевна приехала в Москву — «доживать жизнь с зятьком и дочкой, которые наконец-то обзавелись квартирой. Никто не встретил ее на вокзале, и она была злой и обиженной. Но все эти чувства испарились в тот миг, когда она узнала об аресте О. М. Тут в ней проснулась либеральная курсистка, знающая, как относиться к правительству и арестам»## Мандельштам Н. Я. Воспоминания. М.: Согласие, 1999.

  1. Сообщено саратовским краеведом В. Критским. Современные названия улиц — Первомайская и Яблочкова. Дом Жаркова не сохранился.[]
  2. Возможно, потому, что в младенчестве у нее были именно рыжие волосы. []
  3. Мандельштам Осип. Стихи и проза. 1921-1929 гг. // Мандельштам Осип. Собр. соч. в 4 тт. Т. 2. М.: Арт-Бизнес-Центр, 1993. С. 603. []
  4. По свидетельству Ю. Фрейдина, Н. Мандельштам до 1970-х годов хранила математические работы отца, но большого научного интереса они не представляли. []
  5. Герштейн Э. Г. Мемуары. СПб.: ИНАПРЕСС, 1998. С. 400.[]
  6. Справка о смерти Я. Хазина // РГАЛИ. Ф. 1893. Оп. 3. Д. 511. []
  7. Семья, семейный клан у евреев.[]
  8. Осип и Надежда Мандельштамы в рассказах современников / Вступ. ст., подгот. текстов, сост. и коммент. О. С. Фигурновой, М. В. Фигурновой. М.: Наталис, 2002. С. 476. []
  9. Мандельштам Н. Я. Третья книга. М.: Аграф, 2006. С. 452.[]

Статья в PDF

Полный текст статьи в формате PDF доступен в составе номера №3, 2014

Цитировать

Нерлер, П.М. Свидетельница поэзии. Очерк жизни и творчества Надежды Мандельштам / П.М. Нерлер // Вопросы литературы. - 2014 - №3. - C. 258-323
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке