№2, 1971/Книжный разворот

Становление литовского романа

Я. Жекайте, Литовский роман. Развитие жанра до 1940 года, Институт литовского языка и литературы, «Вага», Вильнюс, 1970, 313 стр. (на литовском языке).

Литовский роман возник на пороге нашего столетия. По сравнению с историей этого жанра в других, более древних литературах его возраст, конечно, не импонирует. Однако развитие романа в Литве отмечено своеобразием. Здесь немало ярких страниц. В этом убеждаешься, читая книгу Я. Жекайте «Литовский роман», в которой освещен его генезис, становление и путь к зрелости и расцвету, Работа охватывает исторический период до 1940 года, но в общих чертах определены тенденции развития жанра романа в последующие годы, вплоть до наших дней.

Литовский роман рассматривается в книге в двух органически взаимосвязанных аспектах; историческом и теоретическом, хотя в целом автор явно склоняется в сторону теории и своей основной целью ставит анализ литовского романа как жанра, исследование динамики и эволюции его жанровой структуры. Но вместе с тем Я. Жекайте воспринимает роман, а тем более его историю не как замкнутое явление, существующее лишь по воле собственных внутренних законов. Она рассматривает его в широком контексте внешних факторов, общественных и культурных условий, которые во многом определяли особенности его развития.

К решению конкретных проблем литовского романа Я. Жекайте подходит со знанием опыта мирового романа, обобщенного в трудах известных литературоведов, причем ее интересуют прежде всего те стороны истории и жанровой структуры мирового романа, которые имеют методологическую или типологическую ценность для изучения романа литовского. Автор книги отнюдь не считает, что возможна универсальная концепция романа. Этот жанр ей представляется несравненно более открытой структуры, нежели другие жанры прозы. Такое заключение подсказано опытом мирового романа, особенно последних лет.

Я. Жекайте полемизирует с теоретиками на Западе, пророчествующими «кризис» или даже «смерть» романа. Она указывает и на существенные изменения, которым подвергся и подвергается этот жанр. Автор книги не ставит своей целью дать точную его дефиницию. Зная бесплодность множества подобных попыток, Я. Жекайте раскрывает лишь самые основные, не подлежащие сомнению структурные черты романа. Таким образом, кривую, определяющую его жанровые контуры, Я. Жекайте проводит через такие исходные точки: воплощение правды жизни, воссоздание широкой картины эпохи, тенденцию к постоянному изменению и развивающиеся характеры. В этих контурах нетрудно узнать классический роман XIX века, теснейшими узами связанный с реализмом. Эта связь с реализмом в книге Я. Жекайте выдвигается как одно из основных положений в теории романа. В то же время Я. Жекайте, вслед за В. Днепровым, считает, что роман не является чисто эпическим жанром. По ее мнению, роман нашего века, особенно последних десятилетий, по сравнению со своим предшественником в XIX веке имеет явную тенденцию к деэпизации, в нем ясно ощущается поворот в сторону лиризма и публицистичности. Этот вывод выступает у автора как важное теоретическое положение, ибо именно по такому пути развивался литовский роман, для художественной структуры которого характерен лиризм и авторская непосредственность.

Важное место отводит Я. Жекайте вопросам генезиса литовского романа. По словам автора, роман является «показателем зрелости общественной и культурной жизни народа». Конечно, можно сомневаться в универсальности такого определения, тем не менее история литовской литературы дает для него основание; действительно, в начале XX века созрели вполне достаточные общественные и психологические предпосылки для появления литовского романа.

В поисках литературных истоков этого жанра автору книги приходится обращаться к более раннему времени – к реалистическому рассказу, возникшему во второй половине XIX века. Здесь Я. Жекайте придерживается той точки зрения, что роман вырос на почве более мелких повествовательных жанров. В произведениях крупнейших литовских прозаиков конца XIX – начала XX века (М. Валанчюс, Жемайте, Лаздину Пеледа, Й. Билюнас, Шатриос Рагана) она обнаруживает существенные элементы, характерные для идейно-художественного содержания и поэтики романа. По мнению автора книги, литовским прозаикам оставалось сделать еще лишь один шаг – расширить объем повествования, что на стыке двух веков и было сделано. Как видим, литературный генезис литовского романа строго детерминирован национальной традицией.

Конечно, нельзя отрицать связь, которая существует между первыми литовскими романами и прозой М. Валанчюса или Жемайте. Авторы этих романов дышали литературной атмосферой, созданной их предшественниками, использовали разработанные ими пласты литовского художественного слова. Однако не следует забывать, что во все периоды своей истории литовская литература развивалась отнюдь не изолированно от внешних литературных влияний и воздействий, которые порою оказывались даже сильнее, чем собственно национальные художественные традиции. И это в первую очередь относится к ранним литовским романам, – связи между ними и реалистическим рассказом XIX века выявляются не по линии преемственности, а наоборот – отталкивания, преодоления сложившейся традиции.

Первое тридцатилетие литовского романа Я. Жекайте считает периодом его формирования. Не только количественного роста, но и художественной зрелости роман достиг лишь в 30-е годы, в начале которых вышла в свет книга В. Миколайтиса-Путинаса «В тени алтарей», сыгравшая роль своеобразного стимулятора. За предшествовавшие тридцать лет появилось всего несколько книг крупной прозы («Альгимантас» В. Петариса, «Заблуждение» Лаздину Пеледы, «Блуд» Ю. Линде-Добиласа, «Горбунок» И. Шейнюса, «Проблески» Вайжгантаса, «Перед днем» А. Венуолиса), которые сыграли известную роль в развитии общественного сознания, но не достигли глубинных слоев человеческого бытия и страдали аморфностью формы.

К идейно-художественному миру литовских романов Я. Жекайте подходит через типологическую их классификацию. Она скептически относится – и, думается, с основанием – к возможности разработать детальную схему такой классификации, так как вряд ли найдется роман, который вмещался бы в рамки одного типа. Ориентируясь на лучшие, наиболее значительные в художественном отношении произведения, Я. Жекайте выделяет следующие основные типы литовского романа: социальный, психологический, исторический, сатирический и фольклорный. Несколько других типов (биографический, приключенческий, криминальный и т. д.), представленных малозначительными произведениями, она упоминает лишь в порядке информации.

Ведущий и самый популярный тип литовского романа – социальный. К нему относятся такие произведения, как «Земля-кормилица» П. Цвирки, «Беньяминас Кордушас» И. Марцинкявичюса, «Судьба Шимонисов» Е. Симонайтите, «Карьеристы» И. Грушаса, «Дружба» А. Венцловы – романы, проникнутые активной общественной мыслью, неприятием несправедливого собственнического мира. Автор подчеркивает таже плодотворность традиции психологического романа, которую начали Ю. Линде-Добилас («Блуд») и И. Шейнюс («Горбунок»), на большую художественную высоту поднял В. Миколайтис-Путинас («В тени алтарей») и продолжил А. Вайчюлайтис («Валентина»).

Скромнее, говорит Я. Жекайте, представлены в литовской литературе исторический тип (в книге анализируется первый литовский роман «Альгимантас» В. Петариса, «Перепутье» А. Венуолиса и «Magnus Dux» К. Пуйды); сатирический – «Франк Крук» П. Цвирки и «Путешествие вокруг стола» Т. Тильвитиса; фольклорный – «Мастер и сыновья» П. Цвирки и «Деревянные чудеса» К. Боруты.

Трактуя роман как жанр открытой и подвижной структуры, Я. Жекайте сосредоточивает внимание на трех основных ее элементах: композиция, сюжет и стиль. По своему построению, заключает автор книги, литовские романы близки классическому реалистическому роману, в первую очередь русскому и французскому. Основой их композиции чаще всего является время и пространство, при этом преобладает принцип хронологии, опирающийся на логику событий или биографию персонажа. Важную композиционную роль играет также образ рассказчика, причем исторически намечается определенная закономерность – литовские романисты шли от «демонстрирования» автора-рассказчика, его роли в повествовании к более скрытым формам его воплощения.

Отличительной чертой литовского романа Я. Жекайте считает примат характера и несложность сюжетов, динамической пружиной которых обыкновенно является само течение времени, реже – психологические факторы. С другой стороны, в книге отмечается, что композиция и сюжет литовских романов нередко страдают слабостью мотивировки, пассивной описательностью, отсутствием диалектической связи между необходимым и случайным.

Литовские романисты, с полным основанием утверждает Я. Жекайте, осваивая поэтику реализма, шли к конкретности языка, к насыщенной детали. В стилистике романа она находит три слоя – драматический, возникающий из отражения острых социальных конфликтов, эпический и лирический. Основным для литовского романа является лирический слой стиля. Соединяя эмоциональность и пластичность, литовские романисты следовали, по словам Я. Жекайте, по пути прозрачного стендалевского лиризма. Лиризм литовского романа является самой яркой и даже специфической его особенностью, восполняющей нередко композиционные или сюжетные недостатки, – вот вывод, к которому приходит автор.

Свою книгу Я. Жекайте заканчивает синтетическим обзором литовского романа после 1940 года. Выявив основные тенденции развития его идейного содержания и художественной структуры, она прослеживает развитие романной традиции. За последние тридцать лет литовские романисты шли по уже испытанному пути жанровой типологии и стилистики. Вместе с тем они еще более усилили общественную направленность своих произведений, достигли более высокой ступени художественной культуры и, конечно, не остались равнодушными ко многим новшествам, которые отличают роман в современной мировой литературе.

Книга Я. Жекайте дает достаточно ясное и полное представление о генезисе, истории и морфологии литовского романа. Выводы и наблюдения, сделанные ее автором, говорят, что верность эстетике реализма, общественный пафос, живое восприятие действительности, активность авторской позиции, лиризм – вот черты, которые были и остаются характерными для литовского романа.

г. Вильнюс

Цитировать

Ванагас, В. Становление литовского романа / В. Ванагас // Вопросы литературы. - 1971 - №2. - C. 207-209
Копировать

Нашли ошибку?

Сообщение об ошибке